Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Солдат на YouTube
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

 

История 24-й танковой дивизии РККА

Июль.

К вечеру 4-го июля 10-й механизированный корпус, исключая 198-ю моторизованную дивизию, был выведен в резерв Северного фронта, и получил приказ: не позднее 6-го июля сосредоточиться в районе Красногвардейск-Пушкин. Для отправки было приказано взять из каждой танковой дивизии корпуса по 100 лучших танков с лучшими экипажами. Из 24-й танковой дивизии лучшие танки с лучшими экипажами уже были выделены в состав 50-го стрелкового корпуса, поэтому было принято решение вернуть их, и включить в число танков, предназначенных для отправки.

На 5-е июля в 48-м танковом полку было 73 боеспособных танка, из них 19 в распоряжении 50-го стрелкового корпуса. В 49-м танковом полку было 57 боеспособных танков, в том числе 15 танков в 50-м стрелковом корпусе. Кроме того, в 24-м разведбатальоне имелось 6 танков БТ, и 5 танков БТ для командования в батальоне связи. Неисправные танки в количестве 44-х штук, стянутые с маршрута, из-за отсутствия запасных частей еще не были полностью восстановлены. (23)

5-го июля на основании приказа Военного Совета Северного фронта части 24-й танковой дивизии сосредотачивались для погрузки на железнодорожных станциях Тали, Выборг, Кямяря, Карисалми, и начиная с 9.30, производили погрузку. 1-й эшелон 48-го танкового полка под командованием майора Лукашика начал погрузку на станции Тали в 10.00, закончил погрузку и был отправлен в 17.25. 2-й эшелон для погрузки остатков 48-го полка ожидался в 19.25. 49-й танковый полк сосредотачивался для погрузки в Выборг. 24-й мотострелковый полк на 17.00 5-го июля находился в готовности к погрузке на станции Тали. Тылы дивизии грузились на станция Кямяря - состав был готов к отправке к 17.00 5.7.41. Всего были отправлены: 49-й танковый полк двумя эшелонами из Выборга, тылы дивизии одним эшелоном со станции Кямяря, три эшелона со станции Карисалми, и пять эшелонов (включая эшелоны 7-го мотоциклетного полка) со станции Тали. (24)

Колесная группа частей дивизии и штадива, которая следовала своим ходом, 6-го июля к 2.40 достигла леса южнее Черной Речки, здесь был произведен большой привал. С 17.00 колесная группа сосредоточилась в районе М.Ивановка и лес западнее. В 23.00 колесная группа, на основании устного распоряжения штаба 10-го мехкорпуса, выступила по маршруту Красногвардейск-Луга.

7-го июля к 3.40 колесная группа дивизии в полном составе сосредоточилась в район, указанный командующим группой, в лесу 1 км восточнее Луги, где и приводила себя в порядок. С 13.30 на станцию Луга прибывали основные части дивизии, и после разгрузки сосредотачивались в районе Стрешево, Югостицы, Большие Торошковичи, Петровские Бабы. Штаб дивизии расположился в лесу южнее деревни Бор.

К 19.00 7-го июля на станциях Луга и Толмачево выгрузилось восемь из одиннадцати эшелонов дивизии, в пути находились еще три - один эшелон 49-го танкового полка, один эшелон 24-го мотострелкового полка, и один эшелон 24-го гаубичного артполка.

В распоряжении 23-й армии из состава 24-й танковой дивизии остался сводный танковый полк, в состав полка вошли 98 танков, в основном БТ-2, из них боеспособных 50. Командиром полка был назначен подполковник Батлан, заместителем командира по политчасти старший политрук Романовский, начальником штаба майор Павловский, заместителем командира полка по технической части капитан Данилов. Место дислокации полка - район станции Тали. (25)

8-го июля части 24-й танковой дивизии, на основании устного распоряжения командира 10-го мехкорпуса, с 7.00 до 19.00 переходили в новый район сосредоточения: высота 60,5, озеро Сосово, Старые Крупели, высота 61,1. Дивизия получила задачу - подготовить оборону на рубеже высота 60,5, Шалово, озеро Сосово, и быть в готовности для контратак в направлении населенных пунктов: Старые Крупели, Шалово, северная окраина Луги; Шалово, Жеребут, Белое; Средние Крупели, Большие Изори, и далее на восток.

В районе Луги наблюдалось массовое передвижения людей. С территорий, которые уже были заняты, или вскоре могли быть заняты противником, шли потоки беженцев: женщин, детей, стариков. Шли пешком, тянули за собой тележки с различными домашними вещами, многие несли свой скарб на себе. Ехали на телегах, на легковых и грузовых автомобилях. Здесь были также гурты скота, транспорт с оборудованием и материальными ценностями различных эвакуируемых предприятий. Двигались воинские части, мелкие группы солдат, и отдельные бойцы, потерявшие связь со своими частями. Вся эта неорганизованная масса являлась хорошей мишенью для авиации противника и, одновременно, источником всевозможных панических слухов.

8-го июля 1941-го года командир 10-го механизированного корпуса генерал-майор Лазарев, на основании переданного генерал-майором Болотниковым устного распоряжения командующего Северным фронтом, выпустил приказ о реорганизации танковых полков 21-й и 24-й танковых дивизий. Командирам дивизий было приказано, ввиду отсутствия в танковых полках дивизий положенного по штату количества танков, а также командного и начальствующего состава, приступить к формированию одного танкового полка, из состава двух существующих. Новый танковый полк должен был иметь в своем составе три батальона (32 танка в батальоне), в батальоне три роты (10 танков в роте), в роте три взвода (3 танка во взводе), а всего в полку 99 танков, не считая огнеметных танков, и танковых рот разведывательного батальона (10 танков в роте). Для формирования огнеметной роты в 24-ю танковую дивизию было приказано передать из 21-й танковой дивизии 16 огнеметных танков вместе с экипажами. Формируемый полк было приказано укомплектовать лучшим личным составом, а за счет излишка командного и начальствующего состава, укомплектовать до штатов военного времени штабы полков, дивизий и корпуса. (26)

На основании этого приказа 48-й танковый полк 24-й танковой дивизии был расформирован, его материальная часть и личный состав были направлены на доукомплектование 49-го танкового полка: командир полка майор Лебедев, заместитель командира капитан Прядун, заместитель командира по политической части капитан Лукин, начальник штаба капитан Вургафт, командиры батальонов капитан Бочкарев, капитан Рыбаков, старший лейтенант Соколов. Сюда же поступили 16 огнеметных танков из 21-й танковой дивизии.

Оставшийся без материальной части личный состав танковых полков из обеих дивизий был отправлен в Ленинград, в 12-й запасной танковый полк.

Как только части 10-го механизированного корпуса прибыли под Лугу, командир корпуса издал приказ, который предписывал частям корпуса, одновременно с оборонительными работами, продолжить боевую учебу с личным составом, и особенно с комсоставом. От комсостава требовалось добиться умения командовать своими подразделениями на поле боя по радио, при этом предлагалось тактико-строевое сколачивание подразделений проводить методом - пеший по танковому. От мотострелковых частей приказ требовал добиться сколоченности подразделений, и их управляемости, а от командиров подразделений - умения держать в руках свое подразделение в любой боевой обстановке. Кроме того, ежедневно 2 часа следовало отводить на изучение организации и тактики подразделений и частей противника, от взвода до полка, а также в подробностях изучать тактику и организацию артиллерийских и танковых частей противника, как отдельных, так и входящих в состав танковых и стрелковых частей. Была предусмотрена также и огневая подготовка, не менее 2-х часов ежедневно, путем тренажа и практических стрельб. С 10-го по 12-е июля планировалось провести начальные стрельбы с еще не стрелявшим личным составом, и очередные упражнения с остальными. 13-го июля планировалось провести боевые стрельбы, в составе танковых и стрелковых взводов. (27)

9-го июля части дивизии продолжали вести оборонительные работы. 49-й танковый полк занимался доукомплектованием и восстановлением материальной части. 24-й гаубичный артиллерийский полк подивизионно занял боевой порядок: 1-й дивизион на огневой позиции в районе населенного пункта Старые Крупели, 2-й дивизион на огневой позиции в районе безымянного озера у деревни Средние Крупели. 24-й мотострелковый полк вышел в район обороны - Шалово, озеро Сосово, и приступил к оборонительным работам на рубеже: высота 82,6, Шалово, озеро Черное, озеро Сосово, и мост через реку Луга южнее деревни Жельцы. 24-й отдельный зенитно-артиллерийс-кий дивизион одной батареей занял огневую позицию у моста через Лугу южнее Жельцы, имея задачу прикрыть мосты в районе Жельцы и Толмачево, а также расположение штаба корпуса.

Тем временем, танковые и моторизованные части противника к вечеру 9-го июля прорвали Островский укрепленный район и захватили Псков. Соединения 41-го стрелкового корпуса, оборонявшие Псков, с большими потерями отходили на Гдов и Лугу.

10-го июля 1941-го года немецкие войска начали наступление на фронте Псков - Идрица, и этот день вошел в историю Великой Отечественной войны, как начало обороны Ленинграда. Основные усилия противник сосредоточил вдоль шоссе Псков - Луга и в направлении Порхов, Сольцы, Новгород. На лужском направлении наступал 41-й моторизованный корпус противника (две танковые, одна моторизованная, и одна пехотная дивизии), а в направлении Порхов, Сольцы, Новгород - 56-й моторизованный корпус (одна танковая, и две моторизованные дивизии).

Оборонявшаяся на лужском направлении 118-я стрелковая дивизия не смогла отразить удар превосходящих сил противника, и начала отходить на север вдоль шоссе Псков - Гдов. Лужское шоссе оказалось не прикрытым, и противник устремился к Луге. 90-я стрелковая дивизия, выполняя указание командования Северо-Западного фронта, находилась в это время на марше из района Дубоновичи к Луге, с задачей занять оборону на рубеже Струги Красные, Лудони. Однако своевременно выйти на указанный рубеж дивизия не смогла. Совершая марш без соблюдения мер боевого обеспечения, она в первой половине дня 10-го июля попала под внезапный удар танков и авиации противника. В результате этого дивизия понесла значительные потери, и проселочными дорогами отступала в район Лудони.

Начиная с 6-го июля, в течение нескольких дней, к переднему краю Лужского участка обороны подходили отдельные части и подразделения 41-го стрелкового корпуса, дезорганизованные и потерявшие управление в ходе боев с передовыми частями противника в районах Острова и Пскова. Части 41-го стрелкового корпуса подходили мелкими группами, и отдельными подразделениями, в основном, без тяжелого вооружения. Материальной части артиллерии осталось: в 51-м корпусном артиллерийском полку - 7 орудий, в 111-й стрелковой дивизии - 10 орудий, в 235-й стрелковой дивизии - 12 орудий.

В ночь с 10-го на 11-е июля подразделения 483-го стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии пропустили через свои боевые порядки последние отходившие части 90-й и 111-й стрелковых дивизий, и уже 11-го июля, вместе с этими частями, 483-й стрелковый полк отбивал атаки противника.

10-го июля части 24-й танковой дивизии продолжали проводить инженерные работы в районах своего расположения. В течение дня правый фланг 49-го танкового полка юго-западнее Шалово неоднократно подвергался налетам авиации противника. В результате налетов были потери: 6 человек убито и 32 ранено.

На 10-е июля в 24 тд имелось в наличии 118 танков БТ-2 и БТ-5, 44 бронемашины БА-10 и БА-20.

11-го июля части дивизии продолжали оборонительные работы в районах своего расположения, и восстановление материальной части, требующей ремонта. В 22.40 налетом авиации противника на ДОПе (дивизионный обменный пункт), который находился в лесу в 500м юго-восточнее населенного пункта Долговка, было уничтожено 35 ящиков ручных гранат РГД-31, и сгорело 3500 сигнальных ракет.

12-го июля части дивизии, во исполнение приказа Военного совета Северного фронта, формировали истребительные группы для борьбы с танками противника. В 5.00 в направлении Лудони была выслана разведгруппа с задачей - установить состав и действия противника на этом направлении.

Вечером 12 июля, около 18 часов, танковые части противника захватили станцию Плюсса, и вышли к реке Плюсса, где встретили упорное сопротивление наших подразделений. Были захвачены пленные, а также документы 1-й танковой дивизии противника.

13-го июля Главнокомандование Северо-Западного направления решило реорганизовать управление войсками на юго-западных подступах к Ленинграду. 8-я армия и 41-й стрелковый корпус 11-й армии с 24-х часов 13-го июля из состава войск Северо-Западного фронта были переданы в состав Северного фронта, и получили задачу не допустить прорыва противника к Ленинграду. Это решение отражало реальное положение дел, так как 8-я армия и 41-й стрелковый корпус фактически уже вели боевые действия в полосе Северного фронта. Командующий Северным фронтом включил 41-й стрелковый корпус (111-я, 90-я, 235-я и 118-я стрелковые дивизии) в Лужскую оперативную группу. Остатки частей 41-го стрелкового корпуса собирали, обмундировывали, вооружали, сводили в соединения, и направляли на усиление войск Лужской оперативной группы. 111-я стрелковая дивизия заняла полосу обороны на правом, а 235-я стрелковая дивизия на левом фланге 177-й стрелковой. В первые же дни боев в 24-й танковой дивизии появились танки КВ. Каким образом это произошло, видно из датированного 13-м июля документа, направленного начальнику штаба Северного фронта, копия начальнику АБТУ Северного фронта: "В районе Николаево во взаимодействии со стрелковыми частями 41 ск действует 3 танка "КВ". В какую часть эти танки входят, никто не знает. Командует этими тремя танками лейтенант Кайтуков. С начала войны эти танки участвуют в боях, отработав по 60 часов без осмотра мат. части. Танки требуют хозяина и ремонта. Поэтому я решил 3 танка "КВ" с экипажем (под командой лейтенанта Кайтукова) подчинить себе и просить Вас утвердить мое решение. Для приведения их в порядок прошу из Кировского завода в район 24 тд выслать бригаду для ремонта. Танки 12.7.41. были заправлены специально высланным для этой цели горючим. Командир 10 мк генерал-майор Лазарев". (28)

13 июля противнику, продолжавшему наступление вдоль шоссе и железной дороги на Лугу, удалось оттеснить наши подразделения на рубеж Усконицы - Заполье. Чтобы вернуть утерянные позиции на берегу Плюссы, командующий Северным фронтом приказал создать ударную группу из частей 10-го механизированного корпуса, находившегося в резерве севернее Луги, и 177-й стрелковой дивизии.

13-го июля в 24-й танковой дивизии было получено устное распоряжение командира 10-го механизированного корпуса о сформировании маневренной группы для действий на псковском направлении, и к вечеру такая группа была сформирована. В группу вошли: 2-й батальон 49-го танкового полка (32 танка БТ), 1-й батальон 24-го мотострелкового полка, 122-мм батарея (4 орудия), взвод противотанковой артиллерии 24-го мотострелкового полка (два орудия 76-мм), 3 зенитно-пулеметные установки от 24-го гаубичного артиллерийского полка. Кроме того, в состав группы был включен 3-й батальон 21-го мотострелкового полка, который уже действовал в районе Милютино. Начальником группы был назначен заместитель командира 24-й танковой дивизии полковник Родин, начальником пехоты майор Труденков. В 18.20 маневренная группа выступила но маршруту: Луга, Жглино, Городец, Поддубье, Бор, имея задачу - ударом в направлении населенных пунктов Милютино, Николаево, выбить противника на южный берег реки Плюсса, и обеспечить нашим частям занятие рубежа по реке Плюсса, от населенного пункта Плюсса до Заполья. Группа к 23.00 сосредоточилась в лесу южнее деревни Бор. К этому времени отряды заграждения от 483-го стрелкового полка отошли под воздействием противника: 1-й батальон 483-го стрелкового полка в район Городище, 2-й батальон в район Поддубье, 3-й в район Шереги. В течение ночи на 14-е июля батальоны приводились в порядок для совместных действий с маневренной группой. Командир группы увязывал вопросы взаимодействия с командиром 90-й стрелковой дивизии.

Остальные части дивизии располагались в прежних районах, 24-й понтонно-мостовой батальон продолжал строительство моста через Лугу, в полутора километрах восточнее Шалово.

С 7.00 14-го июля группа полковника Родина начала наступление в двух направлениях: Шереги, Заполье, Милютино, и Любенское, Записенье, Плюсса. Первая группа с боем заняла деревню Криц, где была остановлена огнем противотанковых орудий и минометов из района Милютино. Вторая группа встретила немецкую мотоколонну - до 160 крытых брезентом машин, 15 танков, и 50 мотоциклистов. Ударом во фланг группа разбила колонну на две части, одна из которых проследовала под огнем группы на Плюссу, а вторая повернула обратно на Милютино, и была встречена огнем наших танков из Любенское в направлении совхоза Вечаша. В результате была разбита 8-тонная машина, и подбит танк противника. Первая группа до 20.00 вела бой в районе южнее Шереги, где встретила 4 тяжелых немецких танка, и до роты пехоты. Дальнейшее продвижение группы артиллерийским и минометным огнем противника было приостановлено, и она перешла к обороне в районе леса северо-восточнее Шереги. Группа потеряла 5 танков подбитыми немецкой артиллерией, и 23 человека убитыми и ранеными, в том числе, убиты командир роты старший лейтенант Фридлянд, командиры взводов младший лейтенант Смирнов, лейтенант Макаров, и ранен лейтенант Кравченко. Вторая группа, которая вела бой в районе Любенское, вышла в лес в 500 м севернее населенного пункта Шереги. В течение дня группа вела разведку боем в направлении населенных пунктов Маймеское, Каторское, где в результате боя были подбиты огнем немецкой артиллерии и сгорели 2 бронемашины БА-10, и погибли 2 офицера: политрук Янстон и младший лейтенант Козлов.

По решению командира маневренной группы части заняли оборону на рубеже по южной опушке леса севернее поселка Шереги, по северным скатам гребня северо-восточнее Шереги, с задачей: не допустить дальнейшего продвижения противника вдоль дороги на Лугу.

15-го июля перед фронтом маневренной группы действовали немецкие части из состава 489-го пехотного полка, при поддержке 4 тяжелых танков, и до двух дивизионов тяжелой артиллерии. Маневренная группа продолжала удерживать рубеж Городище, Шереги. Сосед справа - 1-й и 2-й батальоны 483-го стрелкового полка отошел на Крени, оголив правый фланг группы. В течение дня группой неоднократно проводились контратаки в направлении населенных пунктов Городище и Городенько. В результате контратак удалось выбить противника из села Городище. В ходе боя были убиты и остались на территории, занятой маневренной группой, немецкий офицер и один солдат, были захвачены 3 противотанковых орудия с полным боекомплектом, из них два действующие, уничтожен один танк противника, и 3 цистерны. Сама группа за 2-е суток боя потеряла: 17 танков БТ-5 (безвозвратно), две бронемашины (БА-10 и БА-20). В личном составе: 2-й батальон 49-го танкового полка потерял 14 человек убитыми, 8 человек ранеными; в 1-м батальоне 24-го мотострелкового полка убито 10 человек, ранено 27 человек; в батарее 24-го гаубичного полка ранено 2 человека.

Разведгруппой № 1 от 24-го разведывательного батальона велась разведка в направлении населенных пунктов Ситенка, Красные Горы, Захонье, Сара-Гора. К 17.30 группа вышла в район Поля, Шоломино, противника не обнаружили. Разведгруппа № 2 вела разведку в направлении населенных пунктов Луга, Ведрово, Андреевское, Навины, к тому времени достигла рубежа Белая Горка, противника также не обнаружила.

О боях за первые четыре дня штаб 177-й стрелковой дивизии доложил в штаб Лужской оперативной группы следующее: "Донесение № 2 о ходе боев с 10 по 15.7.41 г.

1. 1/483 сп, обороняя полосу обеспечения, с утра 11.07 вошел в соприкосновение с противником на рубеже р. Плюсса, Заозерье.

2. В течение трех часов боя отряды заграждения 1 и 3/483 сп с отошедшими остатками 90 и 111 стрелковых дивизий отошли с рубежа полосы прикрытия р.Плюсса, Малые Льзи. В ночь на 12.07 из д. Плюсса противник повел наступление силами до батальона танков и до полка мотопехоты. 1/483 сп -командир батальона ст. л-т Шалевич, уничтожил до батальона мотопехоты и часть танков, отошел. 3/483 сп под сильным огнем артиллерии противника и атакованный пехотой и танками, отошел в район Шереги.

3. 1/483 сп после приведения в порядок, при поддержке огня нашей артиллерии и минометов, а также танковой группы 24 ТД и 3 МСП, отбросил противника и вышел к р .Плюсса. 3/483 сп овладел Любенское.

4. 15.07.41 противник подтянул свежие силы и вновь перешел в наступление, потеснил 1/483 и 3 МСП на рубеж Лям-цево, Крошево, а 3/483 сп на рубеж Городище, Заполье.

Начальник штаба 177 СД подполковник Павлов". (29)

Вот что можно было узнать об этих боях из газеты "Правда" от 20.07.1941.

Четыре дня.

От специального военного корреспондента "Правды")

"Крутые холмы, поросшие мелким кустарником, окруженные болотами, скрывают от глаз извилистое русло шоссе. Глухой однообразный рокот, доносящийся оттуда, тревожит белесую ночь.

Противник ведет наступление на город N. На командный пункт энской части непрерывно поступают донесения разведчиков: в колонне врага - большое количество танков легких, средних, тяжелых, артиллерия, моторизованная пехота. Противник держится шоссе, в лес сворачивает неохотно, занимая только деревни, лежащие у самой дороги.

... Атаку начали наши стрелковые части, поддержанные танками и артиллерией. На рассвете танки выбросили в деревню Ш. около роты пехоты, которая и заняла деревню. Разведка доложила, что в соседней деревне К. противник сосредотачивает танки, артиллерию и моторизованную пехоту. Танковый батальон капитана Рыбакова и стрелковый батальон старшего лейтенанта Чапайкина сразу же повели наступление на деревню К. Завязалось сражение. Противник двинул против наших легких танков свои тяжелые. Советские танкисты приняли бой. Вот движется тяжелая машина врага. Навстречу ей устремился легкий танк старшего лейтенанта Фридлянда. Он мчится прямо на бронированную крепость, готовый протаранить врага. Нервы противника не выдерживают. Он сворачивает в сторону. Машина Фридлянда проносится мимо. Разворот - и он снова атакует тяжелый танк, который трусливо сворачивает в лес. Советские танкисты снова и снова кидаются на машины врагов, расстреливают их огнем своих пушек.

Немцы оставляют деревню К. Однако в течение всего дня они трижды атакуют, пытаясь снова овладеть ею, но безуспешно.

Короткая летняя ночь была использована для перегруппировки сил. Утром сражение возобновилось. Противник открыл ураганный артиллерийский огонь, а затем двинул пехоту и танки. Бойцы батальона старшего лейтенанта Чапайкина пулеметным огнем, штыковыми ударами, залпами гранат неизменно отбрасывали немцев.

Советские танкисты ворвались в деревни, занятые противником, и били его с тыла. Младший лейтенант Казаков на своем танке смял группу немецких солдат и прошел всю деревню Г. За околицей он встретил машину с немецким офицером. Подмял ее под свою гусеницу и раздавил. Навредив в тылу врага, Казаков повернул обратно. По дороге к своим у него вышел из строя стартер. Как коршуны, налетели немцы на неподвижную машину. Весь день и всю ночь расстреливали ее. Броня советского танка стала рябой от ударов снарядов. Казаков давал сдачи, но берег огонь. Так прошла ночь. А утром к Казакову на выручку прибыл другой советский танк с запасным стартером. Товарищи прикрывали Казакова броней и огнем своей машины, пока тот не поставил новый стартер. К танку вернулась подвижность, и, открыв огонь, он пошел к своим.

Вторые сутки боев кончились для противника также безрезультатно. Враг ни на метр не продвинулся к городу N., а потерял много людей, военное имущество, оставил несколько деревень, ранее занятых им.

Противник, рассвирепев от неудач, решил на третьи сутки обязательно пробить себе дорогу к городу N.

Утро началось сильной атакой противника. Наши войска отбили ее и перешли в контратаку. Деревня Г. трижды переходила из рук в руки.

Во время очередной атаки немцев в окружении оказалась группа раненых красноармейцев, которые продолжали неравный бой.

Механик-водитель танка старшина Сурин, пробившись к ним, посадил раненых в свою машину и повернул обратно. Но немцы отрезали танку дорогу. Тогда мужественный водитель развернулся к перелеску и болотами, кустарником, прорвался к своим.

Кончились третьи сутки боев. Враг потерял до батальона солдат, много противотанковых орудий и минометов, но снова не продвинулся ни на один шаг.

И вот наступил четвертый день боев. Ранним утром противник открыл и вел три часа подряд ураганный артиллерийский огонь по нашему переднему краю. Затем на правый фланг он бросил в наступление несколько рот. В этих боях блестяще показала себя наша пехота. Бесстрашные стрелки подпускали немцев на несколько шагов и вступали в рукопашный бой.

Образцы мужества показали в боях красноармеец Кабардов, оказавшийся в окружении и пробившийся к своим, лейтенант Крохин, младший лейтенант Ястребов и многие другие.

Четвертые сутки были на исходе, но врагу так и не удалось пробиться сквозь стальную стену обороны, воздвигнутую мужеством людей энской части.

Враг, потерпев большой урон, был вынужден отойти назад. Он открыл по нашим войскам беспорядочный и безвредный огонь. Бойцы, прислушиваясь к разрывам снарядов, посмеивались: - И чего после драки кулаками машет. Лучше сунулся бы в пятый раз, дали бы ему еще крепче".

Д.РУДНЕВ.
Действующая армия.

Через Лугу немецким войскам прорваться не удалось, и уже 13-го июля в разведотдел штаба фронта поступило сообщение о большом движении танков и автомашин от Плюссы на Ляды, и от Струги Красные на Гдов Затем эти данные подтвердила воздушная разведка: танковые и моторизованные колонны непрерывным потоком двигались по Киевскому шоссе, а у Струги Красные и Плюссы поворачивали на северо-запад. Передовые колонны подходили к поселку Ляды. К вечеру 13-го июля в разведывательную сводку штаба фронта были включены данные, что противник обходит Лугу танками и мотопехотой через Дряжно, Ляды, Чернево, на северо-запад, в общем направлении на Кингисепп. То же самое сообщил разведке пленный из 1-й танковой дивизии: дивизия продвигалась по шоссе от Пскова на Ленинград, но, встретив в районе Луги упорное сопротивление, повернула на запад, чтобы обойти этот укрепленный узел обороны. Вместе с 1-й дивизией действовала 6-я танковая. У пленного была изъята карта с обозначением маршрут движения дивизии: Плюсса- Ляды- Осьмино.

Таким образом, возникла угроза прорыва противника к Ленинграду: между лужским и гдовским направлениями имел место разрыв в 80 километров, где не было фактически никаких советских войск, и об этом противник мог знать благодаря авиаразведке. В связи с этим, командующий фронтом приказал срочно направить на незанятые войсками позиции под Кингисеппом 2-ю дивизию народного ополчения. Командир 191-й стрелковой дивизии должен был перегруппировать свои силы с таким расчетом, чтобы одним стрелковым полком оборонять город Нарву и переправы, а двумя другими полками занять позиции от истока реки Нарвы, и вдоль северного берега реки Луги, с целью воспрепятствовать прорыву противника с юга.

Утром 14-го июля отряд 6-й танковой дивизии, численностью около 20-ти танков с батальоном пехоты, вышел на берег Луги в районе Поречья. Так как наших частей там небыло, противнику удалось захватить два моста и, переправившись на северный берег, занять Ивановское и Юрки. 2-я дивизия народного ополчения, которая перебрасывалась в этот район, еще находилась на марше. Отряд 1-й танковой дивизии противника к исходу дня 14-го июля форсировал Лугу в четырех километрах северо-западнее Большого Сабска. В этом районе в бой вступило Ленинградское Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова. Командующий фронтом отдал приказ ликвидировать плацдармы на правом берегу Луги, но эта задача так и не была выполнена. Плацдармы были использованы для последующего наступления, сыграв важную роль в прорыве Лужского рубежа.

Поворот 41-го моторизованного корпуса с шоссе Псков - Ленинград в район Ивановского и Большого Сабска не был запланирован немецким командованием. Войска, наступавшие на Ленинград, должны были нанести главный удар на Красногвардейск через Лугу по Киевскому шоссе, и на Новгород-Чудово, но под Лугой 4-я танковая группа встретила сильное сопротивление. 12-го июля командир наступавшего на лужском направлении 41-го моторизованного корпуса генерал Рейнгардт доложил командующему 4-й танковой группы генерал-полковнику Гёпнеру, что после потери Пскова советское командование начало вводить в бой против корпуса новые подготовленные части. Русские сражаются упорно и отчаянно, к тому же усилились удары с воздуха по скоплению танков и автомашин, которые не могут быстро продвигаться из-за плохих дорог и представляют собой выгодные цели. На шоссе Псков -Ленинград множество воронок, причем их с каждым днем становится все больше и больше после налетов русской авиации. Поэтому генерал Рейнгардт, вопреки плану прорыва к Ленинграду кратчайшим путем по Киевскому шоссе, просил разрешения свернуть с шоссе влево - на кингисеппское направление. В свою очередь, 13-го июля Гёпнер доложил командующему группы армий "Север" генерал-фельдмаршалу Леебу, что продвигаться по дороге Псков-Ленинград становится все труднее. Перед 1-й танковой дивизией в районе Заполья оказались новые позиции. Не только южнее, но и севернее города Луги обнаружены укрепленные позиции и минные заграждения. В связи с этим, решено обойти эту оборону с запада: оставив на реке Плюсса 269-ю пехотную дивизию, основные силы 41-го моторизованного корпуса (1-ю и 6-ю танковые, 36-ю моторизованную дивизии) повернуть на северо-запад, чтобы прорваться к Ленинграду через Копорское плато.

На новгородском направлении 8-я танковая дивизия 14-го июля овладела городом Сольцы, а передовыми частями вышла к реке Мшага у Шимска, всего в 50 километрах от Новгорода, и в этот же день войска Северо-Западного фронта в районе Сольцы нанесли контрудар по частям наступавшего противника. Удар наносился по сходящимся направлениям: с севера из района Городище на Ситню, из Уторгоша на Сольцы и с юга - со стороны Строкина (юго-западнее Новгорода). В контрударе участвовали и ленинградские соединения - 21-я танковая дивизия, 70-я, и 237-я стрелковые дивизии, переброшенные с севера. По указанию маршала К.Е. Ворошилова они были переданы в состав 11-й армии соседнего фронта, от которого с юга наступала 183-я стрелковая дивизия. Контрудар по флангам и тылам 56-го моторизованного корпуса, прорывавшегося к Новгороду, оказался неожиданным для противника. В результате пятидневных боев части противника понесли серьезные потери, и были отброшены в западном направлении на 40 километров.

16-го июля маневренная группа 24-й танковой дивизии прочно удерживала рубеж обороны: северная окраина Горо-денька, северная часть Городище, и северная окраина Шереги. В течение ночи и утром от маневренной группы велась разведка в направлении населенных пунктов Шереги, Малые Шереги, Крицы, противник обнаружен не был. Подобраны трофеи: крупнокалиберный пулемет, 2 миномета, 3 велосипеда.

С 12.00 противник начал орудийный обстрел деревни Бор, а с 16.00, под прикрытием артиллерийско-минометного огня, повел наступление на Бор, с очевидным намерением обойти маневренную группу с тыла, и прижать к озеру с болотом. Командир группы решил контрударом выбить противника из населенного пункта Городище. Двумя ротами пехоты с танками группа атаковала противника, в результате чего немцы в беспорядке отошли, потеряв до 30 человек убитыми и ранеными, часть была взята в плен.

В направлении населенного пункта Шереги группа двумя взводами атаковала противника, силою до роты. В результате боя были взяты в плен 3 немецких офицера и один рядовой, захвачено 2 противотанковых орудия, один станковый пулемет, 2 миномета и 20 коробок с пулеметными лентами.

К исходу дня 17-го июля натиск противника усилился, и маневренная группа, под воздействием сильного артиллерийского и минометного огня, отошла на новый рубеж: безымянные высоты севернее деревни Бор. Сосед справа - 3-й батальон 483-го стрелкового полка занял деревню Большой Лужок, 1-й батальон - Кулотино, 2-й - Малые Озерцы. Сосед слева - 173-й стрелковый полк 90-й стрелковой дивизии занял рубеж по южной опушке леса севернее болота у урочища Огарь. Разведгруппы 24-го разведбата действовали по трем направлениям: разведгруппа № 1 - Красная Горка, Сара-Гора, Осьмино, разведгруппа № 2 - Ведрово, Новины, разведгруппа № 3 - Поддубье, Бор, Шереги. Разведгруппа № 1 в районе населенного пункта Любочажье захватила штабной автобус противника с документами, и пленного - унтер-офицера.

Таблица 8. Справка АБТУ Северного фронта о наличии и техническом состоянии боевых машин 24 тд.
(ЦАМО, ф. 217, оп. 1283, д. 26, л. 15)

№ п/п Тип и марка машин Состояло на 22.6.41 Прибыло из ремонта Прибыло из других частей Всего прибыло Потери от огня противника Переданы в другие части фронта Сдано в кап-ный ремонт Состоит на 18.7.41
1 Танки БТ-5 - 2 276 8 - 8 17 102 67 98
2 Танки Т-26 3 4 - 4 - - 3 4
3 Танки Т-38 1 - - - - - 1 -
4 Танки Т-27 2 - - - - - 2 -
5 Бронемашины БА-10 - 6 Бронемашины БА-20 и ФАИ 45 - - - - - 4 41
6 Танки Т-26 огнем. - 4 13 17 - - - 17
7 Танки KB - - 2 -   - - 2
8 Танки Т-28 - - 2 2 1 - - 1

 

18-го июля маневренная группа вела сдерживающие бои, прочно удерживая рубеж обороны по безымянным высотам в километре южнее поселка Бор, и лес в 1 км северо-восточнее Бор. Разведка дивизии действовала на тех же трех направлениях. Разведгруппа № 1, совместно с партизанами, вела бой в районе поселка Сара-Гора.

Приказом СФ № 1/34431 от 18-го июля 1941-го года 10-й механизированный корпус был расформирован, а 24-я танковая дивизия подчинена непосредственно командованию Северного фронта.

19-го июля в течение суток маневренная группа 24-й танковой дивизии вела бой за овладение населенными пунктами Городище, Любенское. В результате боя 1-й батальон 24-го мотострелкового полка вышел на южную опушку леса в 700 м севернее Городище, и юго-западную опушку леса в 500 м северо-западнее Шереги. Выйти из леса не дал возможности противник силою до 2-х батальонов, усиленных артиллерией и минометами, с хорошо организованной системой огня. Наша пехота понесла большие потери, а артиллерия, которая должна была поддерживать наступление, бездействовала. Группа, имея всего 2 танка и до 2-х рот пехоты, без поддержки артиллерии, была вынуждена отойти на старые рубежи обороны. За сутки группой было уничтожено противотанковое орудие, 10 огневых точек, и захвачена немецкая штабная машина с документами, принадлежащими 3-му дивизиону 615-го артиллерийского полка. Также был взят в плен начальник штаба этого дивизиона.

В это время, по приказу штаба Лужской оперативной группы, 24-й мотострелковый полк (без одного батальона) сосредоточился для погрузки в эшелоны в районе станции Толмачево, и ждал подвижного состава. Однако в 20.30 было получено устное приказание от генерал-майора Лазарева - составить и выслать подвижную группу в район Сара-Гора с задачей окружить и уничтожить прорвавшуюся группировку противника около населенного пункта Осьмино. Погрузка полка была приостановлена, и в 23.30 группа в составе 24-го мотострелкового полка (без одного батальона), 3-го батальона 49-го танкового полка, 1-го дивизиона 24-го гаубичного артполка, и оперативной группы штаба 24-й танковой дивизии, под командованием полковника Чеснокова выступила в направлении населенного пункта Сара-Гора.

К 8.00 20-го июля группа полковника Чеснокова вышла в район леса 2 км восточнее Сара-Гора отм. 82,7. К этому времени подвижный отряд под командованием майора Лукашика, в составе стрелковой роты от 24-го мотострелкового полка, и одной танковой роты от 49-го танкового полка, занял северо-западную опушку леса восточнее Сара-Гора. В 8.30 было получено приказание начальника штаба Северного фронта о возвращении 24-го мотострелкового полка на станцию Толмачево, для погрузки в эшелоны. Полк, без одного батальона и роты, на автомашинах выступил в район погрузки на станцию Толмачево, погрузился в эшелоны, и под командой капитана Зуева был отправлен в Карелию, где вошел в состав Петрозаводской оперативной группы генерал-лейтенанта М.А. Антонюка.

Из письма полковника Чеснокова семье, февраль 1942-го года: "Надо тебе оказать, что мне поручалась одна смелая операция, но за которую меня чуть было Ворошилов не расстрелял. Оказывается, мой командир корпуса с командующим Лужской группы не согласовали поставленную мне задачу действовать основными силами на Осьмино и Кингисепп. Я туда выдвинулся, занял два населённых пункта. Для немцев это было неожиданным. Вдруг я получаю от Ворошилова одно приказание за другим: вернуть один мой полк, погрузить его на станции Толмачево и передвинуть на Петрозаводске направление. Приказания поступали с офицерами связи на машинах и на самолете.

Мне было очень трудно мой мотополк вернуть, т.к. не было грузовых машин, и я его возил на танках. Пришлось все сгрузить, посадить полк и направить его назад на ст. Толмачево.

Я там остался о малыми силами перед лицом сильного противника в 70 км от своих войск. Но через некоторое время пришло приказание совсем с этого направления уйти. Уходить было жалко. Там мы дрались хорошо".

В 16.00 подвижный отряд при поддержке артдивизиона 24-го гаубичного полка пошел в наступление в направлении села Осьмино, и к ночи с боем занял северную опушку леса в 700 м юго-восточнее села, потеряв два танка БТ-5, которые подорвались на минах, и две бронемашины БА-10, которые были подбиты артиллерийским огнем и сгорели.

С 8.30 21-го июля подвижный отряд в составе стрелковой роты, танковой роты, и роты регулирования, при поддержке артдивизиона, продолжил наступление в направлении села Осьмино, но под сильным заградительным артиллерийско-минометным огнем немецких частей был вынужден отойти в исходное положение. Один танк из состава отряда подорвался на фугасе, и сгорел вместе с экипажем.

Из воспоминаний Ю.А. Круковского: "Мне вспоминается обычный в тот период день. Наше подразделение на марше, выполняет задачу - достигнуть рубежа. После долгого пути по дорогам и без дорог мы, наконец, достигаем указанного рубежа. Выскакиваем из машины и сразу же начинаем маскировать ее ветвями и стволами деревьев от наблюдения с воздуха. Затем команда: окопать машины! Взяв лопаты в руки, экипаж начинает делать земляное укрытие для танка так, чтобы над бруствером была бы башня с пушкой и устроен выезд назад. Закопать танк - это не значит окопать собственную персону. Пока это сделаешь, с каждого из нас семь потов сойдет. Наконец, все готово. Докладываешь: приказ выполнен! В ответ новый приказ: приступить к устройству блиндажа для штаба или командования и т.п. Вместе с другими экипажами, также закончившими закапывание своих танков, начинаем выполнять новую задачу. Наконец, блиндаж выкопан, сверху перекрыт несколькими накатами из бревен и замаскирован. Ну, все! Можно, наконец, разогнуть спины. Вдруг команда: заводи! Положение за это время изменилось, надобность в этом рубеже отпала. Бросаем все. Впереди новый марш, новый рубеж и т.д. Все это было очень характерно для начального периода войны". (30)

22-го июля группа под командованием полковника Чеснокова перешла к обороне по южному берегу безымянного ручья на рубеже: справа тропа, идущая из Осьмино, слева безымянные высоты в 800 м восточнее населенного пункта Псоедь. Задача группы - не допустить продвижения противника со стороны населенных пунктов Осьмино и Псоедь на Сара-Гора, и контрударом танков из леса восточнее Сара-Гора уничтожить немецкие подразделения, ворвавшиеся на западную окраину Сара-Лог.

Таблица 9. Сведения о боевом и численном составе 24 танковой дивизии на 21 июля 1941 года.
(ЦАМО, ф. 217, оп. 1283, д. 31, л. 62)

В 1.10 23-го июля из штаба Лужской оперативной группы был получен приказ о выходе подвижной группы из боя и сосредоточении ее в прежнем районе - Шалово, Старые Крупели. Оставив прикрытие по южному берегу безымянного ручья на рубеже: справа тропа, идущая из Осьмино, слева безымянные высоты в 800 м восточнее населенного пункта Псоедь, группа в 1.30 выступила из района Сара-Гора и к 16.30 сосредоточилась в указанном ей районе. Оставленное группой прикрытие под командованием майора Лукашика, в составе стрелковой роты (150 человек), роты регулирования (50 человек), танковой роты (7 БТ И 2 КВ), и 122-мм артиллерийской батареи, до 30-го июля прочно удерживало занятый рубеж по восточному берегу реки Саба.

Тем временем, в структуре Лужской оперативной группы произошли серьезные изменения. 21-го июля 1941-го года командующий ЛОГ Пядышев, в соответствии с директивой Военного Совета Северного Фронта № 3039 от 20.7.41, издал приказ о разделении Лужской оперативной группы на пять секторов: Приморский, Кингисеппский, Центральный, Лужский, и Восточный, "для создания наилучших условий управления войсками, обороняющимися на Лужской укрепленной позиции". (31)

Но буквально через день, 23-го июля 1941-го года, Военный совет Северного фронта директивой № 3049 от 23.7.41, также для улучшения управления войсками, разделил Лужскую оперативную группу на 3 самостоятельных сектора - Кингисеппский, Лужский и Восточный, с подчинением непосредственно фронту. С 29-го июля, по указанию Ставки, секторы стали называться участками.

В состав войск Кингисеппского участка под командованием генерал-майора В.В. Семашко вошли части береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота, 90-я и 191-я стрелковые дивизии, 2-я дивизия народного ополчения, 4-я дивизия народного ополчения, Ленинградское пехотное училище имени С.М. Кирова, 14-я бригада противотанковых орудий, бронепоезд № 60, 519-й гаубичный артиллерийский полк Резерва Главного Командования, и батальон танков автобронетанковых курсов усовершенствования командного состава (БТКУКС). Войска этого участка получили задачу не допустить прорыва противника с юга, вдоль Гдовского шоссе на Нарву, и через Кингисепп к Ленинграду.

В состав войск Лужского участка обороны, которые возглавил командир 41-го стрелкового корпуса генерал-майор А.Н. Астанин, были включены: 1-й полк 3-й дивизии народного ополчения, 111-я, 177-я, 235-я стрелковые дивизии, 24-я танковая дивизия, полк артиллерийских курсов усовершенствования комсостава, 260-й и 273-й пулеметно-артилле-рийские батальоны, стрелково-пулеметное училище, и дивизион Ленинградского артиллерийского училища. Войска этого участка получили задачу не допустить прорыва немецких войск на Ленинград вдоль Лужского шоссе.

Войска Восточного участка обороны, которыми командовал генерал-майор Ф.Н. Стариков: 1-я дивизия народного ополчения, 1-я отдельная горнострелковая бригада, 261-й и 262-й пулеметно-артиллерийские батальоны, имели задачу - не допустить прорыва противника на новгородском направлении (по приказу Главкома Северо-Западного направления от 27 июля войска восточного сектора были переданы в состав Новгородской оперативной группы Северо-Западного фронта).

А генерал-лейтенант Пядышев исчез. Впоследствии стало известно, что Пядышев был арестован, и 10-го октября 1941-го года приговорен Военной коллегией Верховного суда к десяти годам исправительно-трудовых лагерей по статье "обман государства". Пядышев попал на Печорскую пересылку, затем до лета 1943-го был на общих работах в ГУЛАГе - строил дороги. Когда летом 1943 года в Москве о нем вспомнили и решили вернуть его на фронт, он уже был болен, лежал, не вставая. Попытка создать условия для выздоровления не помогла, через несколько дней он скончался, и был похоронен в поселке Кочмес, в районе Инты. Могила К.П. Пядышева не сохранилась. Подобная участь постигла и начальника штаба группы Ф.П. Кауфельдта.

41-й стрелковый корпус в ночь с 22-го на 23-е июля расширил фронт обороны на северо-запад до совхоза Муравейно, сменив Ленинградское стрелково-пулеметное училище. Участок от Муравейно до Натальино занял подчиненный командиру 111-й стрелковой дивизии сводный отряд Лужского гарнизона, численностью более девятисот человек, под командованием начальника артиллерийского полигона полковника Михеева, а 111-я стрелковая дивизия расширила свой участок обороны вправо до Натальино.

24-го июля противник крупными силами, при поддержке авиации, перешел в наступление из района Уторгош по дороге Югостицы - Наволок - Стрешево, имея цель выйти на юго-восточную окраину Луги. Мотопехота с танками двигались тремя колоннами, через Великое Село в направлении населенных пунктов Шубино, Дубровка и Югостицы. Танки и артиллерия были распределены по колоннам. К 7.10 немецкие части сосредоточились в районе деревень Югостицы и Наволок, имея до 80 танков (в основном легких танкеток), и до полка пехоты на грузовых машинах и мотоциклах. Немецкий передовой отряд к этому времени достиг северной окраины совхоза Солнцев Берег.

Сведения о большой колонне танков с автоматчиками, движущейся в сторону Луги, сообщила секретарю Лужского городского комитета партии И.Д. Дмитриеву по телефону из Югостиц Антонина Петрова, впоследствии - партизанская разведчица, Герой Советского Союза. Это сообщение сразу же передали на КП 177-й стрелковой дивизии, и противник был встречен огнем артиллерии дивизии, артполка АККУКС и 51-го корпусного артполка, а из района Крупели по Киевскому шоссе выдвинулись части 24-й танковой дивизии. На этот день дивизии имела 8 БТ-7, 78 БТ-5, 3 Т-26, 11 огнеметных танков, 10 БА-10, 2 БА-20. 49-му танковому полку была поставлена задача - окружить и уничтожить противника в районе населенных пунктов Югостицы, Великое Село, Наволок, атакуя в трех направлениях. 1-й батальон под командованием капитана Прядун в 7.30 выступил в направлении Бор, Большие Торошковичи, Югостицы. Два танка KB и взвод танков БТ - в направлении Бор, совхоз Солнцев Берег, и далее на Наволок. Танковая рота 3-го батальона (15 танков) под командованием полковника Чеснокова выступила в 10.30, действуя в направлении населенных пунктов Луга, Малое Конезерье, Великое Село.

Группа капитана Прядун, в составе десяти танков, в 16.20 достигла деревни Лунец, и повела атаку на деревню Югостицы, где была встречена сильным противотанковым и минометным огнем. Потеряв от огня немецкой противотанковой артиллерии 4 танка БТ, группа была вынуждена отойти в лес в километре восточнее села Лунец. Своим огнем группа уничтожила два противотанковых орудия, одну бронемашину, одну бронетанкетку, и неустановленное количество живой силы противника. Группа потеряла в личном составе девять человек убитыми, и троих ранеными. В числе погибших был командир танковой разведроты, Герой Советского Союза, лейтенант В.К. Пислегин. По окончании боев его похоронили в Югостицах, после войны захоронение перенесли в Лугу.

Вторая группа (два КВ и взвод БТ) атаковала противника в районе совхоза Солнцев Берег, уничтожила две 75-мм пушки, 2 средних танка, и неустановленное количество живой силы. Один танк КВ был подбит и своим ходом вышел из боя, второй танк КВ получил несколько попаданий из противотанковых орудий, самостоятельно выйти из боя не смог из-за перебитых траков, и по неустановленной причине взорвался. Последующий осмотр пробоин от снарядов не обнаружил, и был сделан предположительный вывод, что внутри танка взорвались 2 ящика запалов от гранат Ф-1, вследствие чего сдетонировал боезапас. (32) Один танк БТ сгорел, подбитый противотанковой артиллерией.

Из воспоминаний Ю.А. Круковского: "В тех же сражениях я первый раз видел танк КВ в бою. Этих танков в дивизии появилось всего несколько штук, и они применялись эпизодически, поодиночке. Противотанковая артиллерия гитлеровцев в то время его брони не пробивала. Представьте себе такую картину: идет бой, ожесточенная перестрелка с обеих сторон. И вот, на открытом поле появляется КВ, взбирается на пригорок и останавливается во всей своей могучей красоте. Огонь врага немедленно сосредотачивается на нем. Бронебойные снаряды, попадая в броню танка, не могут ее пробить и синими искрами рикошетируют в разные стороны. Танк КВ, как бы не обращая на это внимания, спокойно ведет огонь из своей 76 мм пушки, круша захватчиков. После боя мы осмотрели танк. Его броня во многих местах была в страшных отметинах встречи с вражескими снарядами, но выстояла. Великолепная машина! К сожалению, у нас КВ было мало. Я их встретил тогда всего два. Одну машину противнику удалось поджечь только случайно - снаряд попал в погон башни, в узкое пространство между башней и корпусом. Вторая подорвалась на фугасе". (33)

Группа полковника Чеснокова к 21.30 сосредоточилась в 500 м западнее села Заречье, и после рекогносцировки пошла в атаку на Заречье и Великое Село. К 23.00 группа взяла Великое Село, и перешла к обороне. В ходе атаки было захвачено 2 мотоцикла, и одна подбитая колесная машина. Из оперативной сводки штаба 41-го стрелкового корпуса: "О положении на левом фланге 177 сд к 24.00 24.07.41 г.

2. Для уничтожения противника в районе Наволоки - Югостицы выделены три стрелковые роты с тремя танками 235 сд, которые отбросили противника от Стрешево и ведут бой севернее и западнее Наволок...

3. 24 тд. Один танковый батальон действует через Подгорье, Холуи, Лунец, ведет бой с противником 1 км зап. Югостицы. Второй танковый батальон через Ракович, свх. Ивановское, Люблино, Мал. Конеозерье наступает на Велик. Село.

4. Артиллерия ведет усиленный огонь по району Репьи, Югостицы.

5. Наша авиация в составе 8 самолетов с пикирования бомбила противника по дороге Югостицы - Наволок и вторично в составе 5 самолетов. В деревне Наволок возник пожар". (34)

Группа капитана Прядун, во взаимодействии с ротой пехоты от 235-й стрелковой дивизии, при поддержке первого дивизиона 24-го артиллерийского полка, к исходу дня 25-го июля овладела населенным пунктом Югостицы. Группа уничтожила при этом одно противотанковое орудие, одну грузовую машину, и значительное количество живой силы противника. Группа потеряла 2 танка подбитыми, один из них сгорел, 2 танка получили поломки, 2 человека получили ожоги.

Ю.А. Круковский вспоминает рейд на Великое Село: "Далее произошел эпизод, который нередко бывает на войне, хотя об этом обычно не пишут. Вдруг раздался крик: "Противник слева, мотоколонна!" Это наши саперы подавали сигнал о появлении врага. Команда: "По машинам!" Я уже был в башне. В танковый оптический прицел было видно, как из леса вытягивались через поле по дороге колонна автомашин с пехотой. Однако, расстояние было такое, что объект наблюдения воспринимался как силуэт.

- "Осколочным заряжай!" Башенный стрелок четко досылает в казенник унитарный снаряд 45 мм пушки, но видно: парень волнуется. "Огонь!", - команда командира разведки. Волнуюсь и я: как же - первый выстрел по противнику! Перед тем, как нажать ногой на спуск, в последние мгновения решаю: дать первые выстрелы перед колонной. Выстрел, другой, третий! Перед колонной возникают фонтаны разрывов. Передние машины останавливаются, пехота с них спрыгивает и залегает. В это время справа летит наш БТ, посланный через село Великое командиром разведки. Летит, оставляя за собой длинный шлейф пыли. Действительно, БТ - быстроходный танк: слабая броня, не ахти какое вооружение, но скорость отменная!

Через некоторое время, по сигналу высланного вперед дозора двигаемся через село Великое. Там выясняется - мотоколонна наша... она брошена на преследование противника, отступившего из-за Чере-менецкого озера. Вот она, цена мгновения!

Немного погодя вызывает меня наш командир полка майор Лебедев: "За проявленную инициативу хвалю, но если стреляешь, то попадай!" Вот так! В этом - весь наш командир полка. Сейчас все это воспринимается юмористически, но тогда нам было не до смеха". (35)

Группа полковника Чеснокова после овладения Великим Селом, в течение дня 25-го июля, отразила три атаки противника из деревни Шубино. Однако в 15.00 немцы открыли сильный артиллерийский огонь по Великому Селу и Заречью, в обеих деревнях начались пожары. Группа, не имея пехоты и артиллерийской поддержки, вынуждена была отойти, и занять оборону по восточной опушке леса в 300 м западнее деревни Чекло. К этому моменту в составе группы было 9 танков БТ, 9 танков Т-26, и один подбитый танк КВ. В результате боя группа подбила 3 грузовые машины и 2 мотоцикла противника, потеряв при этом 4 танка, 2 из которых сгорели, а в личном составе 6 человек убитыми и 10 ранеными. К 20.00 26-го июля группа под командованием полковника Чеснокова сосредоточилась в районе Великое Село, а к 22.30 перешла в район расположения 1-го танкового батальона в поселке Югостицы.

Из оперативной сводки штаба 41-го стрелкового корпуса на 18.00 26 июля 1941 года.

"I. На правом фланге 177 сд противник нанес удар силами до двух полков и около 10 танков при поддержке артиллерии и минометов. С 12.00 до 13.00 захватил пос. Серебрянка и подошел к Червище.

2. В Югостицах, Дубровке танковый батальон 24 тд с отрядом 235 сд в 6.00 отбросил противника на Великое Село, уничтожил до 20 грузовых автомашин с пехотой, две легковые машины с офицерами и один мотоцикл. Разбитая югос-тицкая группировка противника под прикрытием своей пехоты отошла на Борки, Дедено, Добрыни, Турская Горка. В Лишницы и Нежадва отмечена пехота с артиллерией и танками неустановленной численности. В районе Югостиц разбито до полка мотопехоты противника.

3.177 сд ведет упорные бои на своем правом фланге вдоль железной дороги Серебрянка-Луга". (36)

В 1.30 27-го июля из штаба 41-го стрелкового корпуса был получен боевой приказ, на основании которого 1-й батальон 49-го танкового полка в количестве 22-х танков был выделен на усиление маневренной группы полковника Родина, в 23.00 туда же были отправлены 3-5 батареи 24-го артиллерийского полка.

Маневренная группа полковника Родина с 14-го по 20-е июля с переменным успехом вела бои в районе Городище и Ширеги, где немецкие части, по данным пленных, вели наступление 489-м пехотным полком при поддержке 2-х артиллерийских дивизионов. В результате боевых действий было разбито до полка мотопехоты и захвачено 6 противотанковых пушек, 2 коротковолновые станции, 25 велосипедов, одна штабная легковая машина, крупнокалиберный пулемет, и большое количество боеприпасов. Были взяты в плен 3 немецких офицера. Группа потеряла сгоревшими от артиллерийского огня противника 15 танков БТ, подбитыми 8 танков БТ и один Т-28, также сгорели 4 бронемашины. Погибло 9 человек командного и 45 человек младшего и рядового состава. Ранено 10 человек командного состава, 202 человека младшего и рядового состава. Кроме того, группой было оставлено на поле боя 144 винтовки, 21 ручной пулемет, один станковый пулемет.

С 20-го по 27-е июля маневренная группа вела сдерживающие бои с превосходящими силами противника на рубеже у населенных пунктов Бор, Поддубье, Березицы, Рютень, Заозерье.

27-го июля противник потеснил наши части на рубеж Рютень, Шельцево, Черевище, и овладел поселком Серебрянка. К 8.00 27-го июля маневренная группа полковника Родина получила усиление из состава 1-го батальона 49-го танкового полка в количестве 22-х танков, и в течение дня готовилась к наступлению. 28-го июля в 17.30 1-й танковый батальон начал наступать в направлении высоты 13,3, поселок Серебрянка. Одновременно 1-й стрелковый батальон наступал в направлении отдельных домов южнее Серебрянки. Группа встретила сопротивление противника силой до батальона с 8-ю противотанковыми орудиями и огнеметами. Взять поселок не удалось, и наши подразделения отошли к высоте 113,3.

Запись из дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Ф.Гальдера: "28 июля 1941 года. 37-й день войны. Донесение, поступившее в 13.00: Противник, перейдя в атаку в районе южнее Луги, прорвал фронт 269-й пехотной дивизии. Для ликвидации прорыва необходимо ввести в бой части 8-й танковой дивизии. Группа армий "Север": Наши войска ведут оборонительные бои на участке вклинения противника в районе Луги". (37)

29-го июля немецкие части заняли села Волосовичи, Никольское, Рютень и вели наступление вдоль Лужского шоссе. К 20.00 колонна противника головой достигла деревни Буяны. Подвижная группа в составе 1-го батальона 24-го мотострелкового полка (без одной роты) и 1-го батальона 49-го танкового полка (12 танков) к 17.00 сосредоточилась в исходном положении в районе высоты 113,3 в 2-х километрах юго-восточнее поселка Серебрянка. Группе была поставлена задача - ударом в направлении северной окраины Серебрянки, далее северо-восточнее Враги и Ильже-2, во взаимодействии с частями 111-й стрелковой дивизии, окружить и уничтожить противника в районе села Враги, с последующим выходом на Старую Середку. 1-й дивизион 24-го гаубичного полка к 22.00 занял огневые позиции в районе Старой Середки.

Уничтожить окруженную группу не удалось. Как отмечал начальник штаба 41-го стрелкового корпуса полковник Вербицкий, противник "умеет вести бой в окружении, паники у него не замечалось, как пример привожу эпизод в районе севернее Серебрянка 29.7, когда окруженная группа противника, нисколько не дрогнув, хладнокровно дралась в окружении до конца, пока не подошли к ней на помощь части с других участков, а наши части за недостатком были вынуждены оставить блокаду, правда, потрепав хорошенько противника и нанеся ему большие потери, как в живой силе, так и в материальной части". (38)

Подразделения маневренной группы, которые вели бои в районе поселков Серебрянка и Новоселье, к 6.00 30-го июля, под воздействием превосходящих сил противника, отошли на рубеж у села Лопанец, и высоты западнее его, где заняли оборону фронтом на юг и запад. Действующая справа, в районе Ильже-1, рота 483-го стрелкового полка, в ночь на 30-е июля отошла в район деревни Новая Середка. Туда же без приказа отошли подразделения 483-го стрелкового полка, действовавшие слева, оставив открытым левый фланг маневренной группы.

В 1.30 30-го июля было получено устное распоряжение командира 41-го стрелкового корпуса о выводе маневренной группы в район сосредоточения дивизии у населенных пунктов Шалово, Старые Крупели, и к 16.40 подразделения группы прибыли в указанный район.

В результате двухдневных боев в районе поселков Серебрянка и Новоселье, группа потеряла подбитыми противотанковой артиллерией 3 танка, в личном составе: 6 человек убитыми, в том числе командира батальона капитана Бочкарева и двух средних командиров, 33 человека было ранено, и 28 человек пропало без вести.

31-го июля части и подразделения дивизии в течение дня сосредотачивались в районе Средние Крупели, Шалово, и вели оборонительные работы в районе своего расположения. 49-й танковый полк находился в 1,5 км юго-западнее Шалово. 24-й артиллерийский полк занял боевой порядок подивизионно: 1-й дивизион на огневой позиции в лесу в 500 метрах северо-западнее населенного пункта Крючково, 2-й дивизион - на огневой позиции в лесу в 500 м западнее Смычково, штаб полка - в лесу в 100 метрах западнее свинофермы. 24-й разведбатальон расположился в районе деревни Тосики, 24-й понтонно-мостовой батальон в лесу в 2 км восточнее Старых Крупелей, его подразделения производили работы по устройству брода через реку Луга в районе станции Толмачево, и оборудовали убежища в районе своего расположения.

Мотострелковый батальон расположился в лесу восточнее озера Зеленое, и в течение дня приводил себя в порядок.

В 19.40 31-го июля в район расположение дивизии прибыла группа майора Лукашика.

Потери дивизии за период боев с 14-го по 30-е июля.

Потери среди комсостава: убито 8 человек, ранено 10 человек, без вести пропал 1 человек. В младшем и рядовом составе: убито 48 человек, ранено 237 человек, пропало без вести 34 человека, кроме того, убито 15 человек и ранено 15 человек, по категориям не разделены.

В материальной части: сгорело танков КВ - 1 шт., БТ - 25 шт., один Т-28; подбито КВ - 1 шт., БТ - 14 шт.; поломка на поле боя БТ - 2 шт., БА-10 - 2 шт. (один сожжен и один подбит).

1-й батальон 49-го танкового полка при выходе из боя в районе Старая Середка, Лопанец, оставил на поле боя три танка, один из них взорван, с 2-х неисправных снято оружие. Кроме того, были оставлены на поле боя (местонахождение не выяснено) 3 танка ЛХТ-133.

В конце июля в штабе дивизии был подготовлен следующий документ, обобщивший опыт первого месяца войны.

 

"Опыт боев частей 24 тд с немецко-фашистскими войсками.

 

1. Действия противника.

Мотомехчасти противника имеют в своем составе большое количество колесных 8-ми тонных машин для перевозки пехоты, которая в своем составе имеет значительное количество минометов крупного калибра; небольшое количество средних танков и единицы тяжелых танков; транспортеры бронированные на комбинированном ходу (передние колеса на грузоленте, они же управляемые), на крюке которого возятся 75-мм или 37-мм орудие. Наличие артиллерии выше калибра 105-мм не наблюдалось. Значительное количество мотоциклов с прицепкой типа БМВ, экипаж мотоцикла состоит из трех человек вооруженные пулеметом и автоматами. Кроме того, каждое соединение или отряд имеет в своем составе самолет (корректировщик) "горбач" для корректировки артиллерийского, минометного огня и для ведения ближайшей авиационной разведки. Тяжелые танки противника, броня которых 45-мм пушкой не пробивается.

На марше части противника ведут наземную разведку в основном на мотоциклах, иногда в составе разведки имеются ПТОр и танкетки. Службу бокового охранения несут в основном мотоциклисты, выезжая на рокадные дороги до подхода колонны.

Мотомехчасти противника действуют только по дорогам, смело углубляются в тыл и располагаются в основном в населенных пунктах, машины заводят в сараи, скотные дворы под навесы или ставят рядом с домом маскируя под строение, часть людей располагаются в домах, остальная часть немедленно приступает к отрывке щелей приспосабливая канавы или просто роют около стен сараев, домов. Были случаи хождения по улице в переодетом в гражданскую форму местного населения.

Наблюдались случаи расположения артиллерии и машин в небольших лесных опушках, где легко организовать круговое наблюдение. Не наблюдалось ни одного случая расположения частей в больших лесных массивах, очевидно действие местных партизан оказывает значительное влияние и исключает возможность расположения в больших лесных массивах.

Таким образом противник привязан к дорогам, от качества которых зависит скорость его движения. Сплошного фронта нет, междудорожное расстояние совершенно свободное от действий независимо от расстояния между путями. Мотомех-части противника, двигаясь по дорогам, не закрепляют свой тыл, патрульную службу по дорогам несут только мотоциклисты. Ночью мехчасти противника боевых действий не ведут, бой принимают только днем на открытой местности, исходя из этого намечают для расположения населенные пункты на открытой местности.

В основном бою противник применяет огонь из крупнокалиберных (155-мм) минометов и артиллерии (75-мм) прямой наводкой, зенитная артиллерия иногда применяется как противотанковая. Ружейно-пулеметный огонь применяется очень редко. Огонь дальнобойной артиллерии корректируется самолетом-корректировщиком, этот же самолет ведет постоянную разведку расположения наших частей.

Действия мотомехчастей противника доходят до полного нахальства, при отходе ищет фланги, наиболее слабые по составу. При неудаче атаки с хода немедленно переходит к артиллерийской подготовке, при появлении танков КВ все средства сосредотачивает против них. При наступлении свою артиллерию располагает с фронта, с флангов атакует танками.

 

2. Использование танковых соединений.

Задачи мехвойскам ставились неконкретно и нецелеустремленно, без учета времени, сильных и слабых сторон своих мехчастей и частей противника. Для компенсирования слабых сторон взаимодействие с другими родами войск не организовывалось.

Дивизия использовалась мелкими группами в разных направлениях, для сдерживания наступающего противника, а не для выхода в тыл и уничтожения противника, хотя для этой цели имелись и имеются отличные условия и возможности, ибо противник двигается только по отдельным направлениям, где имеются хорошие дороги.

Каждый общевойсковой начальник хотел использовать танки на своем участке для выталкивания противника и для моральной поддержки своей пехоты. В результате дивизию разорвали на части. Дивизия действовала фактически в пяти направлениях: первое направление танковый полк в р-не Карельского перешейка под командованием подполковника Батлан, второе направление мотострелковый полк на петрозаводском направлении под командованием капитана Зуева, третье направление Сара-Гора, Осьмино группа под командованием майора Лукашика в состава одной стрелковой роты, танковой роты (6 танков БТ), рота регулирования, сап.взвод, арт. батарея. Четвертое направление в р-не Городище, Плюсса, Милютино, подвижная группа под командованием полковника Родина в составе одного ТБ, одного стрелкового батальона, арт.батареи, сап.взвода. Пятое направление Великое Село, Югостицы, в составе одного ТБ и двух арт. батарей под командованием полковника Чеснокова.

Таким образом, части дивизии не имели единого управления, снабжения, восстановления. Штаб дивизии был разбит на части, также как и части дивизии.

Приказы отдавались вышестояшими начальниками, как правило устно личным выездом в часть или через командира штаба, письменных подтверждений устных приказов не было. Всегда временем ограничивали так, что было практически невыполнимо, не говоря о резерве времени. Часто приказы отменялись.

Задачи танковой дивизии ставились как стрелковой наступать овладеть (лобовым ударом) одна задача была поставлена на выход в тыл противника (выход в р-н Великое Село).

Несмотря на разрозненность дивизии все задачи были выполнены. Маневренная группа полковника Родина глубоким клином впереди вела бой имея оголенные фланги, так как на его фланге части 3 мсп и 483 мсп отходили и противник чувствовал их неустойчивость нажимал на них больше. Группа майора Лукашика фактически в единственном числе не имея никого на флангах до конца сдерживала противника.

На окружение противника в районе Веливое Село задача также была выполнена, но ввиду того, что в тыл противника вошли всего одиннадцать танков без пехоты и поддержки артиллерии, противник засаду прорвал сильным артиллерийским налетом, зажег деревню и вырвался.

 

Выводы и предложения.

1. Противник боевые действия ведет преимущественно днем.

2. Мотомехчасти располагаются главным образом в населенных пунктах.

3. Противник ведет постоянную воздушную разведку.

4. При неудачной попытке атаковать с хода немедленно переходит к артиллерийской и минометной подготовке на узком участке, стараясь овладеть дорогой или уходит назад для поисков слабых мест.

5. Где отпор, туда противник не идет.

6. Тылы не закрепляет.

7. Сплошного фронта не имеет, а группируется по направлениям.

8. Если подбит танк, немедленно переходит в контратаку для захвата.

9. Противник двигается смело (солдаты пьяные) до тех пор, пока нет организованного огня и решительности.

10. Старается влиять морально на войска, углубляясь в тыл по дорогам.

11. Авиация противника в основном бомбит дороги и мосты, применяет бомбы от 5- до 500 кг.

12. Наблюдается большой недостаток в хлебе, германский хлеб спечен из суррогатов, солдаты грабят население.

13. При отходе немедленно минирует дороги и прилегающую к ним местность.

 

Предложения:

1. Активизировать свои действия против мотомехчастей противника, соэдавая прикрытия и заграждения в основном на дорогах, выходить смело в тыл на колонны, которые тянутся по дороге почти без охранения. Для своевременного обнаружения движения мотомехколонны противника иметь в составе танковой дивизии полубронированных корректировщиков.

2. Иметь в составе танковой дивизии минометные батальоны (150-120 мм), минометы должны быть установлены на полубронированных автомашинах ГАЗ 3-А, установка должна допускать ведение огня как с машины, так и с земли. Такой же батальон должен быть в составе сп тд.

3. Активизировать действия ротных минометов, для подвозки мин иметь специальные машины.

4. Вместо двух танковых полков оставить один полк КВ.

5. Включить в состав тд дивизион (76-мм) ПТОр на крюке бронированного транспортера для ведения огня с открытой позиции и сопровождения танков на колесах.

6. Категорически запретить раздробление танков и использования для выталкивания противника по мало выгодным целям.

7. Практиковать высадку мотомехдесанта из сапер (10-15 чел.) в тыл противника на 5-10 дней для минирования путей подвоза, уничтожения связи и мелких патрульных групп.

8. Усилить ночные действия по тылам противника.

9. Всякая танковая атака должна быть обеспечена мощным артиллерийским огнем.

10. Успехи танков должны быть немедленно закреплены пехотой.

11. Танковые начальники должны активно вмешиваться в решения общевойсковых начальников, чтобы танки были использованы наиболее целесообразно.

12. Пехота должна немедленно перейти в атаку для занятия территории противника в случае оставления там своих танков или танков противника, давая возможность отбуксировать танки в свое расположение.

13. Иметь достаточное количество бронированных тягачей для буксировки танков под огнем противника.

14. При устройстве задач не обнаруживать себя если мотоциклисты открыли огонь, на их огонь до нужного момента не отвечать, ибо они при въезде в лес по опушкам ведут огонь из пулеметов, не обнаруживая противника.

15. Предусмотреть прорыв переднего края по дорогам подготовить своевременно мешки, ловушки для окружения и уничтожения, не дав возможность выхода из боя.

16. Иметь в составе зенитного арт.дивизиона бронебойные снаряды для борьбы с танками и бронированными корректировщиками Фоккер-Вульф.

17. Общевойсковую артиллерию не резервировать, а подтянуть к фронту, использовать в том вероятном направлении, где предполагается использовать целиком войсковую часть". (39)

Таблица 10. Донесение о потерях личного состава 24 тд за время с 1 июля по 1 августа 1941 года
(ЦАМО, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 84)

Наименова-
ние частей
Убито и умерло на этапах сан. эвак. Ранено, контужено, обожж. и пр. с эвак. вгосп. Заболело с эвак. в госпиталь Пропало без вести Попало в плен По другим причинам Итого потерь Всего
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. начсо-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Нач-
со-
став
Мл. нач-
со-
став
Ря-
до-
вые
Управление 24 тд 1 - - 1 1 - 2 - 1 - - - - - - - - 2 4 1 3 8
49 танковый полк 16 15 31 14 14 55 - 1 2 - 5 11 - - - 1 1 - 31 36 99 166
24 гауб. арт. полк - 2 - 1 3 4 - - 2 - - 1 - - - - - 1 1 5 8 14
1/24 мотостр. полк 3 15 29 16 38 177 1 - 5 2 13 200 - - - - - 2 22 66 413 501
24 развед. б-н 3 1 7 2 1 7 - - - - - - - - - - - - 5 2 14 21
24 отд. б-н связи 1 - - 1 - 1 - - - - 1 - - - - - - - 2 1 1 4
24 понт.-мост. б-н 1 - 2 - 3 1 - - - - - 2 - - - - - 1 1 3 10 14
24 автотр. б-н - - - - - 1 - - 3 - - - - - - - - 1 - - 5 5
24 рем.-восст. б-н - - - - - 1 - - 1 - - - - - - - - 1 - - 3 3
24 мед.-сан. б-н - - 3 - - - - - - - - - - - - - - - - - 3 3
24 рота рег-я - - 5 - - - - - - - - 1 - - - - - - - - 6 6
Всего 25 33 77 35 60 251 3 1 14 2 19 215 - - - 1 1 8 66 114 565 745

 

Источник: Хомяков И. "История 24-й танковой дивизии РККА". - Санкт-Петербург: BODlib, 2006. - 232 с.

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
Греф Герман Оскарович прокомментировал свою позицию по поводу курса рубля и валют.
Партнеры
Ист. справки для строительства
Ист. справки для физических лиц
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.