Мякинький Павел Данилович

Форум поиска сведений о судьбах военнослужащих, характере боевых действий частей и соединений, особенностях учетных данных судеб военнослужащих, об административном делении территорий, а также место размещения рассказов и вопросов о поисковых находках, деталях процесса поисковых работ, архивных и электронных розысках, судьбах родственников, ветеранов, коллег.

Модератор: Модераторы

Мякинький Павел Данилович

Сообщение Князева Светлана Николаевна » 14 дек 2007, 13:31

Большое Вам спасибо, Игорь Иванович!
Вы помогли найти моего дядю по отцовской линии Мякинького Павла Даниловича
Низкий Вам поклон от всех нас
Князева Светлана Николаевна
 

Как мы искали Павла Даниловича...

Сообщение Прокофьев Илья » 15 дек 2007, 09:30

> Большое Вам спасибо, Игорь Иванович!
> Вы помогли найти моего дядю по отцовской линии Мякинького Павла Даниловича
> Низкий Вам поклон от всех нас

Здравствуйте, уважаемая Светлана Николаевна! Мы очень рады что Вы откликнулись! Для нас это очень радостное событие! А сохранились ли у Вас фотографии Павла Даниловича? ДЛя нас это очень Важно! Вот небольшая статья подготовленная и рассказывающая о поисках могилы Вашего дяди:

«Через линию фронта не вышли…»





Эта история началась и состоялась благодаря искреннему желанию изучить историю родного края историков-краеведов и настойчивости поисковиков.
Директор краеведческого школьного музея в поселке Ульяновка Тосненского района Ленинградской области, Татьяна Николаевна Слепнева более десятилетия собирала историческую информацию о поселке Ульяновка и станции Саблино и их близлежащих населенных пунктах. Записывая воспоминания местных жителей, работая в архивах, перечитывая тысячи книг и старых рукописей. Так по крупицам восстанавливалась история этого старого русского поселения в окрестностях Санкт-Петербурга. Само собой тема Великой Отечественной войны часто звучала в ее изыскательской деятельности. Порой, истории рассказанные местными жителями затрагивали струнки души, потрясая свой открытой правдой о войне. Рассказы о страданиях местного населения в годы оккупации, перенесенных лишениях и невзгодах, нищенском прозябании в послевоенные годы и воспоминания очевидцев страшных лет войны, каждый раз открывали очередной неизвестный до наших дней пласт истории нашего народа. Поражала бесхитростность и обескураживающая повседневность, когда рассказы очевидцев касались фактов о количестве и повсеместности брошенных на поле боя трупов погибших, наших советских солдат. Близлежащие поселки, рядом с Ульяновкой, такие как Красный Бор, Никольское, Лисино и их окрестности, где в годы Великой Отечественной войны гремели жестокие бои были просто завалены неубранным оружием, техникой, амуницией и самое страшное останками солдат, как немецкой, так и советской армий.
Расспрашивая бывшую жительницу поселка Пустынька, Татьяну Леонидовну Канцереву, которая сейчас проживает в городе Тосно, Татьяна Николаевна услышала следующий рассказ: «…В детстве я жила на железнодорожной станции Пустынька. Году в 1959 или 1960 я услышала рассказ Советникова Ивана, работающего на этой станции и проживавшем в деревне Гертово. Он рассказал, что в начале 1943 года оказался свидетелем гибели советского летчика, фамилия «Мяконьков» или «Мяконький». Немцы готовились к отступлению, когда на станцию из леса вышел летчик и обратился за помощью к жителям. Человек с фамилией Жельве, пошел к немцам и сказал: «Вот вы убегаете, а здесь русский летчик разгуливает». Завязалась перестрелка, в которой летчик погиб. Захоронить его заставили здесь же на станции Пустынька жителей, в том числе и Ивана Советникова. Место захоронения, со слов Советникова, я думаю смогу показать…».
Записав данный рассказ, Татьяна Николаевна связалась с руководителем поискового отряда «Беркут» в городе Никольское Алексеем Владимировичем Макаренко, так как появилась реальная надежда найти место захоронения погибшего летчика. Оперативная связь поисковиков сработала четко. В этот же день Татьяна Николаевна уже знала, что в компьютерной базе данных, которая была собрана в Фонде поисковых отрядов Ленинградской области на погибший в годы войны состав военно-воздушных сил РККА и ВМФ, значилось: «…Мякинький Павел Данилович, 1923 г.р., сержант, летчик 3-й авиаэскадрильи 57-го штурмового авиаполка ВВС КБФ. Уроженец: БССР, Могилевская область, город Костюкевич. Отец – Даниил Иванович, 1902 г.р. Мать – Елизавета Сергеевна, 1907 г.р. Адрес семьи: БССР, Костюковский район, Хотимский с/с, деревня Хотимск. Призван Николаевским РВК города Николаев в мае 1941 года. Окончил Военно-морское авиационное училище имени Сталина в 1942 году. Обстоятельства потери: 11 февраля 1943 года звено лейтенанта Солдатова вылетело на подавление огневых точек противника, мешающих продвижению частей 55 Армии в район Красный Бор. При подходе к цели, над территорией противника атакованы ФВ-190 и Ме-109. Истребители прикрытия были скованы боем, штурмовики вместо вступления в оборонительный круг продолжали идти прежним курсом. В результате ни один из самолетов звена на аэродром не вернулся, все пропали без вести. Основание: Центральный Военно-Морской Архив: ф.333, оп.026241, д. 6, 10, 20., оп. 0012261, д. 5…».
Фамилия погибшего, дата смерти и место гибели учтенного полностью совпадали с обстоятельствами гибели советского летчика, погибшего на станции Пустынька, про которого рассказывала Татьяна Леонидовна Канцерева.
Основываясь на рассказе бывшей местной жительницы и архивных документов, Татьяна Николаевна обратилась к поисковикам с просьбой помочь найти могилу погибшего летчика.
Еще на стадии согласования поисковых работ по розыску могилы летчика Татьяна Николаевна обнаружила в своих записях еще одну историю-легенду, которую записала со слов уже покойной жительницы станции Пустынька Нины Ефимовны Синяковой: «…В 1942 году на месте нынешнего поселка Гладкое приземлился самолет У-2. Как говорили очевидцы, самолет был не поврежден, стоял, уткнувшись пропеллером в куст. Летчик, увидев свет, пошел на него. У станции Пустынька стоял барак, с одной стороны которого жили немцы, а с другой – наши. Барак имел четыре входа. Летчик постучался в одну из дверей. Дверь открыла Нина (?). Он ей сказал: «…Только не кричи. Как мне попасть на Мгу?...». Нина вскрикнула, увидев русскую форму. На ее крик прибежала Тоня Жельве. Увидела летчика, она начала голосить истошным голосом. Немцы, схватив автоматы, выбежали из своей половины. Притащили пулемет. Летчик спрятался в кладовку. В пистолете у него было всего два патрона. Он уложил двух человек и бросился к лесу. До леса было всего метров 15. Немцы, боясь, что он уйдет, бросили гранату. Взрывом летчику оторвало ногу с частью тазобедренной кости. Истекая кровью, он просил: «…Пристрелите меня…». Один немец сжалился и из автомата застрелил несчастного. Когда наши стали хоронить летчика, в его одежде они нашли письмо от девушки Оли, живущей в Москве. В нем она наказывала своему другу бить фашистов. Из письма они и узнали, что его звали Миша…».
Вновь обнаруженные воспоминания были срочно переданы поисковикам. И так, готовясь к выезду на станцию Пустынька, мы знали, что в феврале 1943 года к бараку, который располагался на станции и в котором в одной половине жили немецкие солдаты, охранявшие станцию, а в другой местные жители, вышел русский летчик. Его самолет, по всей видимости, был сбит над территорией противника. Совершив вынужденную посадку или покинув горящую машину на парашюте, летчик оказался за линией фронта. Выйдя на станцию, летчик попытался расспросить местных жителей о месте своего расположения, но выданный одной из жительниц станции был вынужден принять неравный бой с немцами, в котором и погиб. По одной версии при захоронении погибшего у него были найдены документы с фамилией Мякинький, по другой версии у погибшего было найдено письмо, в котором его имя называлось Михаил. Как мы уже знали, Мякинького звали Павел Данилович
К поиску свидетелей или людей помнивших рассказы своих родных и знакомых об обстоятельствах гибели на станции Пустынька подключился директор Ленинградского областного молодежного патриотического центра «Поколение» Владимир Владимирович Казаков. Дело в том, что сам Владимир Владимирович живет в поселке Красный Бор Тосненского района, что находится рядом с Ульяновкой и станцией Пустынька. Владимир Владимирович знал, что в поселке Красный Бор долгое время жил и собирал материалы по истории родного края исследователь-краевед Гурий Александрович Зарубин. После его смерти все собранные им документы, письма, карты и воспоминания были переданы в школьный музей поселка Красный Бор, и эти документы хранятся у директора музея Ольги Эриховны Чугуновой. С утра, того дня, когда поисковики наметили провести экспедицию по поиску могилы летчика, Владимир Владимирович попросил Ольгу Эриховну просмотреть хранящиеся у нее документы с надеждой, что в записях Гурия Александровича Зарубина найдется упоминание о погибшем летчике на станции Пустынька.
Настал долгожданный день экспедиции. Заехав за Татьяной Николаевой Слепневой, директором Ульяновского школьного музея наши машины мчаться на восток от Саблино. И вот мы на станции Пустынька. Как только мы вышли из машин, до этого солнечный, но ветреный денек, моментально сменился на быстро падающий мокрый снег. Буквально за пару минут зеленый ковер из травы стал белым. Наши накинутые наспех бушлаты и ветровки стали мокрыми. Мы как призраки приближались из белой пелены к старому железнодорожному бараку. Этот барак еще остался со времен войны, его строили немцы. Серые стены барака, обмытые дождями, были единственными свидетелями той трагедии, которая развернулась в этих местах в далеком феврале 1943 года. И только поисковики, потомки солдат Великой Отечественной пришли к этому бараку со святой миссией, пусть даже через 60 лет, но найти могилу и останки человека сложившего свою голову в страшном лихолетье войны. Рядом с бараком, в котором до сих пор живут семьи железнодорожников, были разбиты огороды и стояли парники. Чуть в стороне возвышался дощатый домик для естественных нужд. К сожалению, Татьяна Леонидовна Канцерова, которая первая рассказала о погибшем летчике и которая обещала показать приблизительное место нахождения его могилы, поехать с нами не смогла. Но, понимая важность настоящего события, на Пустыньку приехал ее супруг и привез небольшую схему, на которой были нарисованы места расположения барака, немецкого туалета и предполагаемого места захоронения летчика.
Алексей Макаренко, руководитель поискового отряда «Беркут» и боец отряда Александр Сироткин стали собирать необходимое для поиска оборудование – глубинный металлоискатель, щупы и лопаты. Татьяна Николаевна и Владимир Владимирович взяли на себя обязанности по переговорам с местным населением, хозяевами участков.
Буквально через несколько минут разрешения хозяев было получено и, сверяясь со схемой, поисковики приступили к поиску захоронения. Сразу же поисковики столкнулись с большими трудностями. Металлоискатель постоянно подавал сигналы о нахождении в земле металлических предметов. Пробные шурфы, выкопанные поисковиками на местах сигналов, натыкались на предметы хозяйственного быта – гвозди, консервные банки и скобы. Длинный металлический щуп, «улетал» в почву без особого усилия. Нам понадобилось полчаса, чтобы понять, что на глубине 30 см, под плодородным слоем идет небольшая прослойка мягкой глины, которая является материковой, а после нее идет слой супеси. Поэтому щуп, протыкая небольшой слой глины, спокойно уходил дальше в глубь, и нам казалось, что почти на всем участке огорода земля была потревожена ранее более чем на полтора метра в глубь. К сожалению, даже нынешние хозяева участков не могли подсказать более точного места нахождения захоронения, хотя и слышали о том, что на их участках в годы немецкой оккупации были захоронен летчик. Пока мы лихорадочно метались со щупом и металлоискателем по огороду, в разговоре местных жителей стали проскальзывать различные подробности гибели уже двух летчиков. Оказалось, что на станции еще живет девяностолетняя старушка, которая была свидетелем происшедшего в те далекие годы. Делегация местных жителей во главе с Татьяной Николаевой Слепневой отправилась к ней. Супруг Татьяны Леонидовны Канцеровой пытаясь нам помочь, сев на автомобиль поехал в Тосно за своей супругой, в надежде, что она сможет точнее показать место захоронения летчика. По вновь появившимся подробностям захоронения погибшего мы выяснили, что могилу копали местные мужики, которые похоронили летчика за немецким туалетом, который в то время находился прямо напротив угла барака, в 10-15 метрах от входа, а могила летчика находилась в 2-3 метрах за туалетом. Понимая, что найти место расположения туалета гораздо проще, чем место небольшого захоронения мы стали прощупывать землю согласно подсказанным направлениям. К этому моменту мы уже разобрались с особенностью местной почвы, и поэтому буквально через несколько минут мы уже определили контуры большой выгребной ямы немецкого туалета. Отступив несколько метров в сторону, наш щуп, на глубине 60-70 см наткнулся на предмет, который отзывался глухим дробным звуком. Звук удара щупа об этот предмет отличался от звука, когда щуп натыкается на камень, железо, дерево. Данное место находилось, прямо под забором, на границе двух участков. Выкопав небольшой шурф, мы наткнулись на человеческую тазовую кость. Александр Сироткин из отряда «Беркут» и Геннадий Филиппов, директор Общественного фонда поисковых отрядов Тосненского района Ленинградской области «Доблесть» лопатами расширили место нахождения останков. Осторожно, почти археологическим способом поисковики стали очищать останки. Вот из глины появился череп человека. Вдруг, расчищая рядом грунт, появился второй череп. Вот это было для нас открытием… В могиле лежали останки двух человек. Сразу же вспомнились сильные расхождения в воспоминаниях двух разных людей. Как Вы помните, в первом случае говорилось о летчике с фамилией Мякинький, которого звали Павлом, а во втором о летчике с именем Миша. По логике, становилось понятно, что трупы летчиков вышедших на станцию Пустынька должны были захоронены рядом. Но не понятным оставалось одно! Как летчик с именем Миша вышедшей к станции в 1942 году и летчик Мякинький, погибший в феврале 1943 года могли оказаться в одной могиле! Ведь судя по расположению останков в могиле, погибшие были захоронены одновременно. Проведя эксгумацию останков погибших, поисковиками было установлено, что останки одного принадлежали молодому человеку в возрасте 20 лет, что соответствовало возрасту на момент гибели сержанту Павлу Даниловичу Мякинькому. При погибшем были обнаружены четыре патрона к винтовке Мосина калибра 7,62, железная столовая ложка и капсула с таблетками для обеззараживания воды. Останки второго погибшего принадлежали человеку в возрасте 35-40 лет. У погибшего в брючном кармане были обнаружены курительная трубка с сильными закусываниями мундштука и перочинный ножик. Самое шокирующие было в том, что останки старшего по возрасту человека, имели характерные повреждения. Левая нога погибшего была переломана в двух местах. Переломы пришлись на тазобедренную кость. Один перелом был закрытый, а второй выше к тазу, скорее всего, был открытым, так как расстояние между переломанными фрагментами составляло более 5 см. В том месте, где нога имела два перелома, параллельно кости лежали две палки, привязанные к ноге брючным кожаным ремнем. Скорее всего, сам погибший или кто-то, оказывал ему первую медицинскую помощь, пытаясь наложить шину. Обнаружив данное обстоятельство, мы представили, какие мучительные боли испытывал этот мужественный человек, оказавшись в тылу противника и все-таки не потерявший надежду на то, что сможет с такими переломами выйти к свом, перейти линию фронта. Вторым страшным открытием стало то обстоятельство, что у погибшего был полностью разбит череп в районе лица. Пулевое ранение отвергалось сразу же, так как не было выходного отверстия. Скорее всего, такие повреждения были нанесены тупым тяжелым предметом. Возможно, что раненного второго летчика немцы добивали ударами приклада винтовки в голову, прямо в лицо.
Пока поисковики проводили эксгумацию найденных останков, вернулась Татьяна Николаевна Слепнева, которая разговаривала с одной из местных бабушек, живым свидетелем тех страшных дней. К нашему удивлению, она принесла отысканную на чердаке дома, планшетку одного из летчиков. Дело в том, что когда убитых летчиков похоронили, их личные вещи, которые не приглянулись немцам, разобрали местные жители. Так планшетка оказалась в семье этой бабушки, и с которой в послевоенное время ни одно поколение данной семьи проходило в школу, используя планшетку как портфель для учебников и тетрадей. Так до наших дней сохранилась еще одна личная вещь, принадлежащая погибшим. Так завершилась наша небольшая экспедиция, закончившаяся тем, что спустя шестьдесят лет удалось разыскать место стихийного захоронения двух летчиков, волей случая оказавшихся в тылу противника и которые так и не вышли к своим через линию фронта.
Добравшись до домика Саши Сироткина в городе Никольское, нашей небольшой базы в Тосненском районе, первым делом мы налили в армейский алюминиевый котелок русской водки и молча, стоя помянули двух погибших в далеком феврале 1943 года летчиков, Пашу Мякинького и пока неизвестного по фамилии, по имени Мишу.
В этот же вечер позвонил Владимир Владимирович Казаков, который, добравшись до дома, увидел принесенные Ольгой Эриховной Чугуновой, найденные записи Гурия Александровича Зарубина. Это били выдержки из переписки Зарубина с некой А.Н. Егоровой, которая также собирала сведения об истории Красного Бора и Саблино (Ульяновки). Обнаруженные письма, были датированы 1968 годом, и в них говорилось: «…С нами были люди живущие рядом. Они рассказали ребятам, как погибли два летчика на станции Пустынька. Разыскали людей, живущих ранее там. Мы узнали, что в деревне Гортово живет человек, у которого есть фотокарточка летчика, а она рассказала, что есть человек в Ленинграде, у которого есть части (часы) от самолета. Фотокарточку мы достали, нам сказали фамилию летчика: Мяконький Павел Данилович, лейтенант, 1923 г.р., а второго летчика фамилия неизвестна…».
Во втором письме говорилось: «…Собирая материал об истории поселка, мы слышали, что в районе Пустынька погибли два летчика. У жителей близ лежащих деревень (Гертово) мы расспрашивали про этот случай и от всех мы слышали, что один пришел на станцию Пустынька в казарму, а там во второй половине были немцы и наша старуха, проживающая там в другой половине, выдала летчика. Летчик спрятался сначала в чулане, а наш русский парень сказал: «…Надо искать, далеко он не мог убежать…». Открыл чулан, а летчик выстрелил в парня и отстрелил ему три пальца на руке. Парень остался жив и сейчас живет в Мге. А второго женщины увидели в стогу сена. Сказали своему деревенскому и попросили что-нибудь снести поесть, а он сказал: «…Никому не говорите…», а сам выдал его немцам, и в лесу его застрелили. А потом мы стали искать жителей деревни Пустынька и вот одни нам сказали, что живет в деревни Гертово женщина, у которой оказалось эта карточка. Когда послышался выстрел ее муж, (он умер) и второй вместе с ним, они в то время работали на станции Пустынька станционными рабочими, выбежали на улицу и увидели эту историю. Женщина рассказывает, что документы от летчика взяли ее муж и второй мужчина. Второй же говорит, что он нашел узелок на канаве. В этом узелке было сколько-то денег, талоны на питание, комсомольский билет, фотография эта и какие-то предметы от самолета. Это имущество как они поделили между собой не знаю, но знаю что карточка осталось у этой женщины, а документы и предметы от самолета у второго. Второй не сохранил эти документы и не куда не сообщал, а из предметов остались до сих пор часы от самолета…И нас интересовало где же похоронен летчик, кто говорит что он брошен в уборную, кто говорит что он похоронен около уборной…».
Прочитав эти сведения, перед нами стала вырисовываться картина происшедшего в феврале 1943 года на станции Пустынька. Используя архивные сведения, воспоминания жителей станции Пустынька, а также других источников мы попытались восстановить события.
Из документов Центрального военно-морского архива нам было известно, что 11 февраля 1943 года звено Ил-2, в составе четырех самолетов вылетело на подавление огневых точек противника, мешающих продвижению частей 55 Армии в район Красный Бор. При подходе к цели над территорией противника наши самолеты были атакованы истребителями противника ФВ-190 и Ме-109. Наши истребители прикрытия были скованы боем, а штурмовики вместо вступления в оборонительный круг продолжали идти прежним курсом. В результате ни один из самолетов звена на аэродром не вернулся, все пропали без вести. Кроме летчика, сержанта Павла Даниловича Мякинького, который вылетел на задание на одноместном варианте самолета Ил-2 № 30972 (борт 41) АМ-38 № 4583173, в состав экипажей советских самолетов Ил-2 входили:
- Солдатов Виктор Дмитриевич, 1914 г.р., лейтенант, командир звена 3 АЭ 57 ШАП ВВС КБФ. Был награжден орденом “Красное Знамя”. Вылетел на одноместном самолете Ил-2 № 1872131 (борт 33), мотор АМ-38 № ш 293646. Уроженец: город Москва. Жена – Екатерина Григорьевна, 1915 г.р. Сын – Владимир, 1942 г.р. Дочь – Людмила, 1942 г.р. Адрес семьи: Куйбышевская область, Кутузовский район, Кутузовская МТС. Мать – Матрена Павловна - 46 лет. Отец – Дмитрий Ефимович – 58 лет. Адрес жительства родителей: Москва, Большой Строгановский, д. 4, кв. 4. Призван Московским ГВК. Призван в 1938 году. Окончил ВМАУ имени Леваневского в 1940 году. Основание: ЦВМА: ф.333, оп.026241, д. 6, 10, 20., оп. 0012261, д. 5.;
- Литвинов Андрей Антонович, 1915 г.р., командир запаса, летчик 3 АЭ 57 ШАП ВВС КБФ. Вылетел на одноместном самолете Ил-2 № 1874240 (борт 39) АМ-38 № 24182. Уроженец: УССР, город Киев, ул. Михайловская, д. 14. Жена – Надежда Давидовна, 1918 г.р. Адрес жены: город Львов, Тестинская улица, д. 25, кв. 8. Отец – Антон Емельянович, 1873 г.р. Адрес родителей: УССР, город Киев, Серецкое цветное хозяйство. Призван по мобилизации Октябрьским РВК Киева в июне 1941 года. Окончил Тамбовскую школу ГВФ в 1939 году. Основание: ЦВМА: ф.333, оп.026241, д. 6, 10, 20., оп. 0012261, д. 5.;
- Столяренко Иван Моисеевич (Иосифович), 1911 г.р., капитан, заместитель командира АЭ 65-го авиаполка спецназначения ВВС ВМФ. Был награжден орденом “Красное Знамя”. Вылетел на двухместном самолете Ил-2 № 1873340 (борт 35) АМ-38 № 24222. В состав экипажа входил воздушный стрелок Елисеев И.А. Уроженец: УССР, Житомирская область, Попелянский район, деревня Лозовики. Мать – Александра Васильевна. Призван в 1932 году Ленинградским РВК города Киева. Кадровый с 1934 года. Основание: ЦВМА: ф.333, оп.026241, д. 6, 10, 20., оп. 0012261, д. 5.;
- Елисеев Иван Александрович, 1919 г.р., сержант, воздушный стрелок-радист 3 АЭ 57 ШАП ВВС КБФ. Вылетел на двухместном самолете Ил-2 № 1873340 (борт 35) АМ-38 № 24222. В состав экипажа входил летчик Столяренко И.М. Уроженец: РСФСР, Тамбовская область, Бобылевский район, село Слободка Моренищ (теперь Романовский район Саратовской области). Отец – Александр Харитонович, 1887 г.р. Мать – Александра Григорьевна. Адрес тот же. Призван в октябре 1939 года Мало-Ярославским ГВК. Окончил курсы воздушных стрелков в декабре 1942 года. Основание: ЦВМА: ф.333, оп.026241, д. 10, 20., оп. 0012261, д. 5.
Из вышеперечисленного следует, что Павел Данилович Мякинький вылетел на задание на одноместном варианте штурмовика Ил-2, и в полете на самолете находился один. Что означает, что при вынужденной посадке самолета или при оставлении подбитого самолета на парашюте он оставался один. Значит второй летчик, который погиб вместе с Мякиньким был не из состава экипажа его самолета. Вторым летчиком, мог оказаться любой летчик, сбитый в период февраля 1943 года над данным районом. Судя по воспоминаниям жителей станции Пустынька, у второго летчика было письмо, в котором его называли Михаилом. В составе звена, с которым Павел Данилович вылетел на задание, летчика с именем Михаил не было. Значит, это был летчик, сбитый ранее 11-го февраля, или позже. Скорее всего, Павел Данилович, в лесу встретился с летчиком с другого сбитого самолета. Возможно, что с земли он выдел воздушный бой, в котором подбили второго летчика, и сам вышел к месту его вынужденной посадки или к месту приземления его на парашюте. Он же и оказал пострадавшему первую медицинскую помощь, наложив на переломанную ногу подобие медицинской шины.
Оказавшись на территории занятой противником, оба летчика решили выйти к своим перейдя линию фронта. Передвигаясь в сторону наступающих советских частей, они подошли к станции Пустынька и решили выяснить у местного населения свое место нахождения. Тяжелого раненного товарища Павел Данилович, оставил в стогу сена, а сам пошел к бараку, который находился рядом с железнодорожным полотном. Постучавшись в дом, он, конечно же, не знал, что в соседней половине дома живут немецкие солдаты и поэтому на произвольный крик или же умышленное предательство немцы всполошились. Поэтому сержанту-летчику Павлу Даниловичу Мякинькому пришлось принять свой последний бой на Богом забытой станции Пустынька и погибнуть в нем. Второго же летчика увидели, скорее всего, только утром, так как с такими переломами ноги, сам он навряд ли смог передвигаться, без чей либо помощи. Немцы, увидев безвыходное положение раненного летчика, возможно, действительно прислушались к просьбам летчика добить его, и добили…! Прикладами винтовок, размозжив голову…!
Так как, произошедшее событие произошло, в течение одной ночи и следующего дня, но с не большим интервалом во времени, первые воспоминания местных жителей, а в первую очередь второстепенных очевидцев, а не свидетелей, трансформировались в две разные легенды гибели летчика. А вот хоронили погибших летчиков действительно вместе, и кроме двух мужиков копавших могилу и хоронивших летчиков под присмотром немцев, больше ни кого из местного населения не было.
Так благодаря памяти жителей Тосненского района Ленинградской области удалось прояснить обстоятельства гибели морского летчика Павла Даниловича Мякинького. А кто же был второй? Это вопрос нам еще предстоит разрешить. К сожалению, у нас сохранились отрывочные данные о нем и они очень скудные. Мы знаем, что второго летчика звали Михаилом, и у него в Москве была девушка, а может жена или мать, которую звали Ольгой. Но и по этим скудным сведениям мы пытаемся установить его личность. Так как точно знаем, что нет неизвестных солдат. У каждого погибшего в страшные годы войны были имена и фамилии, были свои жизни, любовь, семьи. Победу добывали конкретные люди, с конкретными именами. И поисковики не остановятся, пока не узнают имена, пусть не всех, но многих, кто отдал свои жизни во славу Великой Победы!
Внимательно проанализировав созданную в фонде поисковых отрядов Ленинградской области компьютерную базу данных, на погибший в годы войны личный состав ВВС РККА и ВМФ, мы способом отбора вывели всех погибших в феврале 1943 года на территории Ленинградской области. Потом отобрали всех, кто имел имя Михаил, их оказалось в нашей базе 9 человек. Внимательно просмотрев обстоятельства и даты гибели этих летчиков, сразу отсеялось несколько человек.
Может быть вторым погибшим летчиком, был летчик 872-го штурмового авиаполка, младший лейтенант Михаил Харин? Он как раз москвич. Правда в архивных документах указаны инициалы его матери Хариной А.Д., но ведь возможно, что у него была девушка Ольга? Но нет, его год рождения 1921, а это расходится с нашими выводами по возрасту найденного нами летчика – ему было около 30-40 лет.
А может быть, этим летчиком был воздушный стрелок самолета Ил-2 из состава 15-го гвардейского штурмового авиаполка, гвардии сержант Михаил Баранов. Его год рождения 1916, и пропал без вести он в ходе боевого вылета в район станции Ульяновка, что как раз рядом с местом обнаружения останков погибших? Но, нет! Он родом с Украины и его жена все войну пробыла в оккупации в городе Киеве.
Может быть это Миша Харузин – летчик 13-го отдельного разведывательного авиаполка? Но тоже сомнительно, так как его «пешка», самолет Пе-2, не вернулась с боевого вылета уже 23 февраля 1943 года. А эта дата, слишком далекая от даты боевого вылета сержанта Мякинького – 11 февраля. Наврядли, Павел Данилович Мякинький скрывался в прифронтовом лесу в тылу у немцев более недели?
А вот обстоятельства гибели штурмана 943-го штурмового авиаполка, майора Михаила Ивановича Васильева очень схожи с нашими предположениями. Его самолет Ил-2, к стати на котором он летал один, не вернулся с боевого задания из района деревни Захожье (которая, находилась в районе Ульяновки) 12 февраля 1943 года, то есть на следующий день, после вылета Мякинького. Год рождения Михаила Ивановича – 1909 - как раз подходит к возрасту найденного нами пилота. Жену Васильева звали Ольга Михайлова! Единственным противоречием с нашей «легендой» в данных майора Михаила Васильева, является то, ни местом рождения, ни адресом проживания семьи не является город Москва. Родом Михаил Иванович Васильев со станции Бологое Калининской области, а адрес жены в эвакуации был город Чкаловск (сейчас Оренбург). Призван на службу Михаил Иванович был из города Ейска Краснодарского края. Но ведь возможно, что, выезжая в эвакуацию, жена Ольга Михайловна Васильева была какое-то время в Москве и именно из этого города, она выслала письмо, которое обнаружили в кармане погибшего? На эти вопросы смогут ответить только родные Михаила Ивановича Васильева. И поэтому наш поиск еще не окончился!
22 июня 2006 года на воинском кладбище в городе Никольское Тосненского района Ленинградской области обрели свой последний покой останки морского летчика, сержанта Павла Даниловича Мякинького и пока неизвестного летчика по имени Михаил…

С уважением, Илья Прокофьев
Прокофьев Илья
 

Re: Илья, а где живут родные летчика Мякинького, а то Костюковичский РВК нам ничего не ответил?(-)

Сообщение Александр Леонидович Дударенок » 15 дек 2007, 10:24

> Большое Вам спасибо, Игорь Иванович!
> Вы помогли найти моего дядю по отцовской линии Мякинького Павла Даниловича
> Низкий Вам поклон от всех нас
Александр Леонидович Дударенок
 

Re: Илья, а где живут родные летчика Мякинького, а то Костюковичский РВК нам ничего не ответил?(-)

Сообщение Александр Леонидович Дударенок » 15 дек 2007, 10:24

> > Большое Вам спасибо, Игорь Иванович!
> > Вы помогли найти моего дядю по отцовской линии Мякинького Павла Даниловича
> > Низкий Вам поклон от всех нас
Александр Леонидович Дударенок
 

Саш! Я сам только сегодня увидел сообщение!

Сообщение Прокофьев Илья » 15 дек 2007, 11:28

Будем ждать ответа! С уважением, Илья.
Прокофьев Илья
 

Саш! Посмотри Гостевую... Там тоже сообщение с пояснениями!

Сообщение Прокофьев Илья » 15 дек 2007, 13:42

С уважением, Илья.
Прокофьев Илья
 

Re: Мякинький Павел Данилович

Сообщение Илья Геннадьевич Прокофьев » 21 май 2011, 10:27

Ура! Нашлись родные Михаила Ивановича Васильева!!! 7 мая 2011 года они приезжали на захоронение в Никольском и были на месте гибели летчиков в Пустыньке!
С уважением,
И.Г. Прокофьев.
Аватара пользователя
Илья Геннадьевич Прокофьев
Ветеран
 
Сообщения: 3412
Зарегистрирован: 16 сен 2008, 17:54
Откуда: Санкт-Петербург - Ленинградская область - Москва - Казань

Re: Мякинький Павел Данилович

Сообщение Илья Геннадьевич Прокофьев » 21 май 2011, 10:30

Вот такое письмо пришло в адрес Татьяны Николаевны Слепнёвой в г. Никольское: "...Олеся Самонина


13 апр 2011 в 22:23
Здравствуйте Татьяна ! Я обращаюсь к Вам по просьбе моей мамы.( девичья фамилия мамы -Васильева) Мои родители нашли информацию, о том, что в 2006 году в с.Никольское с помощью Ваших поисковиков были перезахоронены 2 военных лётчика.один из них- Мякиньский Павел Дмитриевич ,а другой неизвестный и предположительно-Васильев Михаил Иванович.Наши долгие годы поисков результатов практически не дали( мы узнали только, что дедушка моей мамы был военным лётчиком в звании майор и пропал без вести в феврале 1943 года,при прорыве блокады.остались после его гибели -жена(Васильева Ольга Михайловна и 3 сыновей-Герман,Борис,Юрий.После описания в статье,что при лётчике найдено письмо Мише от Оли,мы подумали о дедушке.ПОЖАЛУЙСТА напишите ответ ,может ВАМ ,ЧТО-ТО ИЗВЕСТНО!!!!!!!!!!!!!!


и затем от Татьяны Николаевны:

"...Илья, добрый вечер!

С наступающим праздником! Успехов в делах, новых поисков, здоровья и благополучия!

Посылаю фотографии Васильева Михаила Ивановича. Приезжали сегодня два внука, внучка с мужем и две правнучки. Были в Пустыньке и на новом мемориале в Никольском. Завтра они будут на митинге в Никольском. Просили передать глубокую благодарность за то, что нашли останки деда.

С уважением
Татьяна Николаевна..."
С уважением,
И.Г. Прокофьев.
Аватара пользователя
Илья Геннадьевич Прокофьев
Ветеран
 
Сообщения: 3412
Зарегистрирован: 16 сен 2008, 17:54
Откуда: Санкт-Петербург - Ленинградская область - Москва - Казань

Re: Мякинький Павел Данилович

Сообщение Илья Геннадьевич Прокофьев » 21 май 2011, 10:31

Image (5).jpg

Image (6).jpg

Image.jpg

Внуки Васильева 011.JPG
С уважением,
И.Г. Прокофьев.
Аватара пользователя
Илья Геннадьевич Прокофьев
Ветеран
 
Сообщения: 3412
Зарегистрирован: 16 сен 2008, 17:54
Откуда: Санкт-Петербург - Ленинградская область - Москва - Казань

Re: Мякинький Павел Данилович

Сообщение Илья Геннадьевич Прокофьев » 21 май 2011, 18:19

А вот фото Мякинького Павла Даниловича, присланное его родными:
File0026.jpg умен.jpg
С уважением,
И.Г. Прокофьев.
Аватара пользователя
Илья Геннадьевич Прокофьев
Ветеран
 
Сообщения: 3412
Зарегистрирован: 16 сен 2008, 17:54
Откуда: Санкт-Петербург - Ленинградская область - Москва - Казань


Вернуться в Форум поиска

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot], ЗахарЗахаров и гости: 98