ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Каждому из нас, имеющему родственника-ветерана, прошедшего Великую Отечественную и другие войны, а равно и героя - труженика тыла, есть чем гордиться. Награды и наградные листы, личные фотографии, рассказы, очерки, копии дневников, архивные документы, благодарности командования и многое другое - это тот информативный пласт, который всё дальше и дальше уходит от современности. А хотелось бы и показать, и сохранить его. Эта рубрика создана специально для тех, кто хочет поделиться столь ценной информацией. Здесь же можно разместить сведения о героических страницах истории, обнаруженных архивных материалах, связанных с НАШИМИ воинами, а также о себе.

Модератор: Модераторы

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 29 янв 2014, 21:28

" Я не знаю, где погинул мой Санечка",
- так многие годы своей жизни приговаривала солдатская вдова Прасковья Ильинична Жернова, вспоминая о своем без вести пропавшем в Великую Отечественную войну муже. Уже больше 20 лет нет в живых ее, но только сейчас, спустя 69 лет, стала известна судьба ее мужа Александра Васильевича Жернова.
Родился он 24 августа 1910 г. в семье крестьянина д.Кузьминовки (ныне Куртамышского района) Василия и Натальи Жерновых. Воспитывался и рос в большой крестьянской семье. Вступил в организованный в Кузьминовке колхоз «им. Рындина». Женился на Прасковье Полушкиной. От брака с Прасковьей Ильиничной родилось трое сыновей. В 1937 г. умер годовалый сын Кронид. Переживать горе супругам помогала работа и родившийся в 1937 г. второй сын, Владимир. В 1940 г. в семье родился третий ребенок, Леонид. Но мирная жизнь семьи Жерновых, как и всего Советского Союза, закончилась 22 июня 1941 г.
Первым 23 июля 1941 г. на фронт ушел младший брат Александра Васильевича, 18-летний Иван, которому суждено было, окончив командирские курсы и получив звание лейтенанта, провоевать в должности заместителя командира 161 роты 641 СП 165 СД чуть меньше года и погибнуть в бою 5 июня 1942 г. у отметки 40,1 в Чудовском районе Ленинградской области.
5 сентября 1941 г. Куртамышским РВК был призван на фронт Александр Васильевич, с этого дня известий о нем больше не было. Семья и родные ждали писем, а их так и не пришло. Позднее, из военкомата поступило извещение о том, что рядового Жернова А.В. «считать пропавшим без вести с марта 1942 г.»...
Жизнь шла своим чередом. 20 ноября 1946 г. не стало Василия Мартемьяновича, умер от непосильной крестьянской работы в военные годы, а в 1960 г. - и матери Александра Васильевича, Татьяны. Прасковья Ильинична, оставшись без мужа, одна воспитывала сыновей. Работала в колхозе. В середине 1950-х гг. Жерновы уезжают из Кузьминовки на жительство в с.Альменево и с.Ягодное…Курганской области.
Спустя 69 лет в поле зрения людей, занимающихся установлением судеб пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны людей попали рассекреченные документы – карточки советских военнопленных лагеря шталаг XIII-A г.Хаммельбурга (Германия). Проведя анализ и сопоставив различные документы, а также записи в Книге памяти, они нашли в одной из карточек данные на А.В. Ярнова, местом проживания семьи которого был указан Куртамышский район. С просьбой разыскать родственников этого солдата осенью прошлого года в музей им. Н.Д. Томина они и обратились. Проведенные в Куртамышском районе поиски не дали результата, оказалось, что Ярновы в Куртамышском районе никогда не проживали. И только когда стали рассматривать другие варианты фамилии и анализировать имеющуюся информацию, все стало на свои места. Была допущена немцами при заполнении карточки фактическая ошибка в записи фамилии солдата. Благодаря поисковику Ларисе с форума Солдат.ру, которая с помощью интерпретации подобрала данные карточки военнопленного Ярнова А.В. с записями из ОБД мемориал, мы узнали, что фамилия совпала с данными пропавшего без вести нашего земляка. Оказалось, что рядовой 845 СП Александр Жернов попал в плен 10 ноября 1941 г. В немецкой карточке так и записано : "Здоров. Рост 169 см. Шатен. Православный. Рабочий. Родители Василий и Наталья. Имя жены Прасковья. Адрес семьи Челябинская область Куртамышский район д.Кузьминовка."
Александр оказался в шталаге XIII г.Хаммельбурга - концентрационного лагеря на территории Германии (ныне - в составе района Бад-Киссинген округа Нижняя Франкония федеральной земли Бавария ФРГ). Лагерь был разделен на 9 блоков, из них - 3 русских. Все они и один блок, где находились казармы немецких солдат охраны, были по одну строну центральной части лагеря , а по другую - лагерь английских, канадских и американских пленных офицеров. Они были совершенно изолированы от русских. Хочу отметить, что среди русских офицеров, бывших в Хаммельбурге, в 1941 г. находился и сын Иосифа Сталина, Яков, здесь он провел несколько недель.
Выжившими в этом лагере и иностранцами впоследствии отмечалось, что условия заключения, медицинская помощь и содержание советских военнопленных были значительно хуже, чем других иностранных военнопленных. Постоянное голодное существование и беспрерывное безделье привело к тому, что единственным желанным выходом из положения для медленно физически ослабевающих солдат стала возможность попасть на работу, в рабочие команды , или хоть день - два работать у гражданских немцев по найму здесь, в Хаммельбурге. Каждый день во время утренней проверки полицейские вызывали поименно два-три десятка человек, назначенных на работы вне лагеря. Возвращались они к ужину…
В две из таких рабочих команд удалось попасть и Александру Васильевичу. В его немецкой карточке в графе "Kommandos" – указаны даты пребывания на рабских работах в составе конкретных рабочих команд. Так, первый раз 6 октября 1941 г. в составе 261 команды он был на работах в Графенберге (одном из районов г.Дюссельдорфа). Второй раз 7 июля 1942 г., в составе 356 команды в г.Херольдсберге.
1 февраля 1943 г. Александра Васильевича переводят в шталаг XIII-Д. 11 мая 1943 г. наш земляк от истощения умер. Здесь за годы плена захоронено около 3 000 советских солдат и офицеров, среди них и наш А.В. Жернов, судьба которого стала известной недавно, о чем я сообщил родственникам в с.Альменево и с.Ягодное. Также написал запрос в Центр документации - научно-исследовательского учреждения при Объединении "Саксонские мемориалы", в память жертвам политического террора, г.Дрезден и, надеюсь, что может быть еще удастся получить о земляке дополнительные сведения.
Имя куртамышского солдата А.В. Жернова увековечено в Книге памяти Курганской области Том 17 с.177, сайте ОБД Мемориал и обелиске д.Кузьминовки Куртамышского района.
Большую помощь в установлении судьбы солдата и поисках родственников А.В. Жернова оказали сотрудники Куртамышского ЗАГСА, председатель районного совета ветеранов Г.С. Рудина, председатель ветеранской организации с.Косулино Н.Н. Быков, специалист архивного отдела администрации Альменевского района А.Д. Каримова, З.Я. Жернова и В.В. Жернов из с.Альменево, а также Н.Г. Захарова из с.Мокроусово, благодаря которой еще одним без вести пропавшим солдатом стало меньше.

Станислав Батуев, директор музея им. Н.Д. Томина г.Куртамыш
Предположительно в 50 х годах перезахоронен в Ноймарк . (Полная информация о солдате на ветке "Список курганских солдат, бывших в плену" в разделе "поиск". Выражаю огромную благодарность Сергею Кудрявцеву и Тамаре Миллер за оказанную профессиональную помощь в розыске точного места захоронения солдата, так как в ОБД его место погребения указано некорректно).
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 31 янв 2014, 21:01

КИМ

Его звали Кимом. Просто и кратко - Ким. В те далекие двадцатые годы имя не редкое - Коммунистический Интернационал Молодежи. Мода была такая - давать своим детям революционные имена. И родители, поддавшись ей, своего первенца назвали Интернационалом молодежи. Родился мальчик на зауральской земле, плодородной и богатой хлебными нивами, в семье, только что вступившей в колхоз и верующей в светлое коммунистическое будущее. Детство его прошло в Кокоревской сторонке, где кроме избы-читальни, сельского клуба у ракит да медпункта с магазином, пожалуй, ничего достопримечательного и не было. Но для него, мальчугана, каждый новый день приносил открытия. Потому что деревенька Кокорева стояла у развилки дороги, идущей на Тюмень, по которой проезжали повозки с провиантом, шли груженые чем-то машины в сторону большого города. А еще был Запрудок, где в летнюю пору малышня весело купалась до самого вечера и играла в салки и прятки. Неглубокие овражки давали волю чапаевским играм с деревянными саблями и верхом на хворостинках - подражание боевому коню легендарного Чапая.
Кино в сельский клуб привозили на лошадке раз в 10 дней, и районный киномеханик вручную крутил ручку у аппарата на полянке около стены культурного заведения, где развешивали старенькую простынь для просмотра киноленты. В самом клубе фильмы глядели взрослые в зимнее время, но летом, чтобы не засорять избу семечковой лузгой, только на улице.
В деревне была школа, куда с семи лет Ким ходил учиться. Любил уроки истории, потому что старенький седоволосый учитель рассказывал ребятам о мировой революции, товарище Ленине и о том, что жить они будут в коммунистическом будущем, которое строит успешно Советская Власть, без помещиков и капиталистов. Дома, подтверждая слова учителя, о советской власти рассказывала ему бабушка, Евдокия Захаровна Вершинина. В свои юные годы, будучи членом РКСМ, она в составе бойцов ЧОНа принимала участие в раскулачивании богатых сельчан, и об этом рассказывала своему любимому внуку не на один раз.
К сельскохозяйственному труду мальчишка привык рано, потому что нежданно-негаданно в середине 30-х годов в их дом постучала беда - ушел к другой женщине отец, оставив мать Александру с тремя детьми одну. Что уж там произошло между родителями, нам неведомо, но с его уходом вся тяжесть мужской работы легла на плечи старшего сына. Мать с утра до ночи трудилась на ферме, мальчик дома работал на огороде, колол дрова, носил воду с речки для полива, присматривал за маленькой сестренкой. А вечерами при свете керосиновой лампы или лучинки,( дома берегли керосин), читал запоем героические книжки о гражданской войне, взятые из избы-читальни. В 16 лет его уже определили на колхозные работы. Окреп, возмужал за год.
К июню1941 года Киму было только 17 лет, но когда объявили всеобщую мобилизацию, пешком пришел в военкомат с просьбой - записать его добровольцем. В военкомате, в августе, как комсомольцу, и вручили парню повестку.
Сестра его Нина вспоминает: "Помню, как его провожали на войну, да и других мужиков, всей деревней. Мне тогда было уже 10 лет и многое отложилось в памяти. Рев стоял, бабы голосили. Кимушка был самый молодой, провожали из родных только я и мама. Мама работала на ферме дояркой, жили бедно в вершининском крае за рекой. До войны Ким некоторое время жил с бабушкой, она, патриотка за советскую власть, ему и дала это имя, по-видимому, чтобы в церкви родители не смогли его окрестить. Мама любила брата больше нас, всех детей, видимо, из-за его отца, первой неудачной любви. Ким на большаке оглянулся, как бы прощаясь с нами, весело махнул рукой и побежал догонять строй мужиков на дороге, ведущей в Мокроусово".
По команде К. Вершинин был направлен в учебную полковую школу в г. Чебаркуль Челябинской области и там, пройдя краткосрочный курс молодого бойца, отправлен на фронт. Попал в 1942 году в состав 369 стрелковой дивизии, сформированной по воле случая в 1941 году в Кургане, в основном, из земляков, призывников старших возрастов (35-40 лет). В это время дивизия, уже будучи пополненной, учавствует под Москвой в Ржевско-Вяземской операции, пытаясь освободить город. Но безуспешно.
Рядовые бойцы, зная, что солдатик с далекой зауральской деревушки почти ребенок, как могли, оберегали его от шальной пули. Он был сначала ординарцем при штабе на посылках у командира, затем по слезной просьбе, направлен на учебу в полковую разведшколу. Видимо, в генах кипела кровь его бабушки. А в это время дома от сына весточки ждала его мама, Александра Ивановна. Сестра Нина рассказывает :"Мама предчувствовала гибель Кима. Накануне, при разговоре с соседками, говорила, что постоянно ноет и болит сердце. Тополь у дома стоял, прилетела кукушка из леса, села на него и все куковала да куковала. У мамы екнуло сердце, зашла на ограду и сказала, мол, убьют моего Кимушку, повешусь"...После гибели брата тополь почему-то засох и его срубили."
А домой приходили от мальчика Кима нечастые письма. Их читали до дыр всем околотком. Нина многие строчки почти выучила наизусть. В письмах матери сын писал - ровно половину - приветы своим близким и знакомым, затем несколько скупых строчек о себе и товарищах, спрашивал, как идут дела в колхозе, много ли посеяли нынче пшеницы, кого забрали из односельчан на войну...По весточкам с фронта чувствовалось, что скучает парень по родной сторонке, и мать ночами плакала в подушку, тихо подвывала ей собака во дворе...
В июле 1943 года 369 дивизия приняла участие в Брянской операции. Отличились бойцы этой дивизии и при освобождении Кричевского района.
Ким Вершинин за три года стал настоящим бойцом, появился навык армейской жизни. Именно в этот период, судя по документу ЦАМО, от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР "за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество", его награждают медалью "За отвагу". В наградном листе написано:" Красноармейца-разведчика 4 батареи 929 артиллерийского полка Вершинина Кима Дмитриевича за то, что он, находясь на передовом наблюдательном пункте батареи, автоматным огнем отражал атаки пехоты противника. 5 февраля 1944 года в районе восточной окраины хутора Момачино, убил из автомата немецкого офицера "обер-лейтенанта", чем способствовал дезорганизации атаки, которая была отражена".
Самое интерсное, что для начальства Ким так и остался 1921 года рождения, вот как он стремился рано повзрослеть, приписав себе два года. В послужном его списке написано, что "призван Мокроусовским РВК Челябинской области 15 августа 1942 г., комсомолец."
18 июня 1944 года дивизия форсировала реку Днепр, приняла участие в Могилевской операции, прорвала сильно укрепленную оборону противника, форсировала реки Проня и Бася, с боями продвинулась на 25 километров, нанеся врагу значительный урон. Участвовала в непосредственных боях по освобождению Могилева. Продолжила наступление по Белоруссии, участвовала в уничтожении минской группировки врага. ( Из Википедии)
Ким погиб в одном из боев от шальной пули в Могилевской области 9 мая 1944 года под хутором Долгий Мох Чаусского района. Вместе с остальными погибшими бойцами захоронен на гражданском кладбище в братской могиле. Так и остался лежать наш зауральский Коммунистический Интернационал Молодежи на белорусской земле, не улетел курлыкающим журавлем к себе на малую родину... Александра Ивановна после гибели старшего сына занемогла, умерла рано, в 50 лет от инфаркта, так как сердце ее не перенесло столь значимой для матери утраты.
Вспоминает двоюродная сестра Людмила К.Д.Вершинина :" Я помню, когда гостила у тети Александры в ее маленьком аккуратном напротив магазина домике, мне было тогда лет 8-10, она возле него посадила тополь, и назвала дерево Кимом. По вечерам любила на лавочке сидеть возле него, молча о чем-то думать. Тетя Саша мне запомнилась своим трудолюбием, аккуратностью. Все то у нее в доме было на своем месте, везде чистота и порядок. Еще помню, как тетя Саня иногда неправильно ставила ударения в словах, получалось комично. Она повторяла, что так говорил Ким....Никогда не забывала о своем мальчике, хотя вслух не признавалась об этом. Дома над ее кроватью висел портрет сына в военной форме, видимо, с фронта брат присылал карточку, которую она впоследствии заказала в фотоателье на портрет. Куда он потом делся, не знаю. Жаль, что не сохранили родственники, кто провожал в последний путь тетю Сашу"....
Из паспорта захоронения бойцов 369 дивизии мы узнали, что ухаживает за братской могилой Волковичский УПК - ребята из сельской школы. И летит письмо от двоюродной сестры Людмилы в далекую Беларусь с поклоном и благодарностью, что помнят люди тех, кто погиб, защищая их землю...
( по просьбе двоюродной сестры Людмилы Вершининой из Тюмени, поиск документов по Киму Вершинину проводил наш опытный форумчанин Рафкат Минибаевич ). [size=150] Так как сестра не смогла зарегистрироваться на нашем сайте, она попросила опубликовать это сообщение в адрес поисковиков, присланноей ей на Одноклассники. Вот оно:

[b]Память каждого солдата, погибшего на войне- бесценна! В большом ли городе, в маленькой деревне или хуторе, повсюду стоят мемориалы, памятники воинам-героям, защитивших нашу Родину. Мы гордимся и чтим их память.
Низкий поклон тебе, Солдат!!! За мужество, смелость и стойкость! Почти
семьдесят лет отделяют нас от ВОВ. Где-то прочла, пока не будет найден и
захоронен последний солдат, война не закончена. Хочу искренне поблагодарить тех
людей, которые занимаются поиском, огромной кропотливой работой, ищут и
восстанавливают…историю каждого солдата-воина, героя войны, как наш Ким Вершинин, мы гордимся им, хотя до недавнего
времени не знали о его подвигах, где он воевал, про его награды и где его могилка. Теперь про его боевой путь
мы знаем многое, благодаря добрым, отзывчивым
людям!

Уважаемый Рафкат Минибаевич! Лично я и
вся родня Кима очень тронуты Вашим поступком по поиску захоронения, и мы искренне благодарны Вам за кропотливую
работу поисковика! Ким оказался героем той войны и он очень долго ждал…этого дня! Спасибо Вам!!!

Уважаемая Наталья Героевна!
Дорогая землячка наша! Я повторяюсь, но мне по жизни и правда везет на
встречи с хорошими, добрыми людьми, с тобой вот пересеклись…. и мне повезло- дважды! Спасибо тебе за все, что ты сделала для нас,
выполнила, можно сказать -духовный долг. Вы с Рафкатом Минибаевичем возвращаете имена солдат-воинов в историю, в жизнь.

Так хочется выразить сердечные
слова благодарности и тем людям в Белорусь, Чауского района, жителям маленькой
деревни Долгий Мох, которые долгих семьдесят лет бережно ухаживают за братской могилой. Низкий
поклон всем, особенно учителям и
школьникам Волковичевской школы.
[/b]
400903737
Информация из Книги Памяти
Фамилия ВЕРШИНИН
Имя Ким
Отчество Дмитриевич
Дата рождения/Возраст __.__.1923
Дата выбытия __.05.1944
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7

261876425
Информация из списков захоронения
Фамилия Вершилин
Имя Ким
Отчество Дмитриевич
Воинское звание рядовой
Дата смерти 09.05.1944
Страна захоронения Беларусь
Регион захоронения Могилевская обл.
Место захоронения Чаусский р-н, д. Долгий Мох, гражданское кладбище
Могила Братская могила № 1
Откуда перезахоронен Д-Мох
http://195.68.154.74/html/info.htm?id=261876425
Вложения
кокорево стр. 25.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 01 фев 2014, 13:33

С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 07 фев 2014, 09:05

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ...
Чем ближе знаменательная дата Победы в Великой Отечественной войне, тем острее чувствуется связь эпох. Особенно тогда, когда работаешь с архивными документами в районном музее. Читаешь воспоминания участников войны, и за каждой строчкой видишь героическую судьбу тех, для кого слова "честь", "доблесть", "патриотизм" не были праздными звуками. Прошло столько лет, но не забываются основные эпизоды далекого прошлого. Многих ветеранов, оставивших после себя воспоминания, нет уже в живых. Время, к сожалению, властно над нами, простыми смертными, а благодаря музею, летопись их жизни на определенном отрезке времени сохранена...
Держу в руках порыжевшую от времени тетрадь с записями Андрея Лазаревича Смольникова. Он был призван в Красную Армию в далеком 1939 году. Срочную службу проходил на Дальнем Востоке, в Приморье. Когда началась война, нашего земляка вместе с друзьями - товарищами перебросили на фронт. Вот что он пишет : "Для меня наиболее памятными были бои под стенами города Старая Русса, что в Новгородской области. Именно здесь, у озера Ильмень, солдаты нашего боевого соединения в тяжелых боях остановили, а затем погнали на запад отборные ударные части фашистской механизированной дивизии СС "Мертвая голова". В небывалых по ожесточенности кровопролитных боях пали смертью храбрых земляки, в том числе и комсомолец Сосновский, совершивший свой подвиг по примеру Александра Матросова".
Соединение 26-ой Златоустовской, дважды Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизии, где в 312 стрелковом полку служил телефонистом роты связи Андрей Лазаревич после переброса из Приморья, вступило в бой уже 24 сентября 1941 года. Нелегко ложатся строчки ветерана на бумагу....
"В тот день в бою пал смертью храбрых вместе со своим орудийным расчетом мой фронтовой дружок Иосиф Иванович Булатов, ранее работавший в Мокроусовском народном суде секретарем....А в 1943 году погиб Иван Тимофеевич Переладов.(так в записи в тетради. прим.авт) Получил ранение в одном из тяжелейших боев Дмитрий Прокопьевич Косарев,( так в записи в тетради. прим. авт.) тоже мой земляк, служивший в 19-ом артиллерийском полку и имевший звание "старший лейтенант".
...Имена, фамилии ложатся на бумагу...а за ними - личности, наши земляки, оставившие на мокроусовской земле жен, детей, матерей и отцов, которые ждали ихдомой. Ждали и верили, что будет жив солдат. Как бы в подтверждение этих строк ветеран пишет : В короткие минуты отдыха каждый занимался своим делом. Многие садились в окопчике у орудий, чтобы написать весточку домой. Полевая почта работала хорошо...".
Служба пяти сотен простых солдат, делающих мужскую трудную работу на переднем крае, защищая и жен, и матерей, и детей своих, это подвиг! А.А. Смольников в своих воспоминаниях это подтверждает :" В ноябре 1941 года отдельная рота, где я обеспечивал со своими друзьями-товарищами телефонную связь, выбила противника с высоты "125". Но фашист не смирился с потерей: в течение ночи и дня 12 раз атаковал ее - да все безуспешно. При отражении атаки противника пришлось взяться за оружие и мне. "Поработал" станковым, а когда кончились ленты, ручным пулеметом, бросал гранаты. С удовлетворением отметил про себя, что действительная служба в Приморье пригодилась, где нас родные старшины гоняли как "сидоровых коз", отшлифовывая на стрельбах по разным видам оружия сноровку и ловкость...На второй день боя за высоту из 65 человек нас осталось лишь четверо. Вовремя прибыло подкрепление и помогло нам удержаться"...
Это лишь несколько эпизодов из воспоминаний ветерана, которые в 60-е годы собрали школьники . Вот еще запись фронтового дневника :"В боях на подступах к Риге, в 1944-ом получил тяжелое ранение в живот и чудом остался живым"...
После лечения в госпитале наш земляк был демобилизован, вернулся в родной мокроусовский край повзрослевшим, возмужавшим, пропахший дымом и гарью военных дорог. Женился. Появились дети у Михаила Лазаревича - Юрий да Михаил. Знания связиста пригодились и на гражданской службе. Работал ветеран в районном узле связи монтером, техником связи. Отсюда и на пенсию ушел. Земной путь фронтовика закончился на мокроусовском кладбище. Но дети хранят военные награды отца - орден Красной Звезды, медаль "За Отвагу", другие. А память о нашем земляке - дневник воспоминаний Андрея Лазаревича хранится в районном музее.

1156128
Информация из донесения о безвозвратных потерях

Фамилия Булатов
Имя Иосиф
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1919
Место рождения Челябинская обл., Мокроусовский р-н, Куртайский с/с (Куртанский)
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы 26 СД
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия убит
Дата выбытия 24.09.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818884
Номер дела источника информации 70
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1156128

400903626
Информация из Книги Памяти
Фамилия БУЛАТОВ
Имя Иосиф
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1909
Дата выбытия 24.09.1941
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400903626
52829060

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Переладов
Имя Иван
Отчество Тимофеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Место рождения Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы штаб 26 сд
Воинское звание сержант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 03.01.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18001
Номер дела источника информации 95
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52829060

400905342

Информация из Книги Памяти
Фамилия ПЕРЕЛАДОВ
Имя Иван
Отчество Тимофеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Дата выбытия __.01.1943
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400905342
400809689
Информация из Книги Памяти

Фамилия КОСАРЕВ
Имя Дмитрий
Отчество Поликарпович
Дата выбытия 20.08.1943
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 1
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400809689

51863465

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Косарев
Имя Дмитрий
Отчество Поликарпович
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Место рождения Челябинская обл., Мостовский р-н, с/с Дмитриевский, с. Дмитриевка
Дата и место призыва Курганский РВК, Челябинская обл., Курганский р-н
Последнее место службы 332 Иван. им. Фрунзе сд
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 20.08.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1192
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51863465

261291346
Информация из списков захоронения

Фамилия Косарев
Имя Дмитрий
Отчество Поликарпович
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Воинское звание ст. лейтенант
Дата смерти 20.08.1942
Страна захоронения Россия
Регион захоронения Смоленская обл.
Место захоронения Велижский р-н, д. Селезни
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=261291346
75192139

Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Косарев
Имя Дмитрий
Отчество Поликарпович
Последнее место службы 1115 СП 332 СД
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 26.08.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 594259
Номер дела источника информации 58
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=75192139

1072098
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Сосновский
Имя Георгий
Отчество Семенович
Дата рождения/Возраст __.__.1921
Место рождения Омская обл., г. Омск, ул. К. Маркса
Последнее место службы 91 СД
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 20.08.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818884
Номер дела источника информации 39
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1072098
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 10 мар 2014, 18:33

АХ, ВОЙНА, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА, ПОДЛАЯ...
В вагоне Вевея Игнатьевна Беспоместных (девичья фамилия Булатова), возвращалась после демобилизации в 1945 году домой, там у нее и выкрали вместе с деньгами документы. Да Бог с ними, рублевиками, хоть бы военный билет да литер оставили, ироды. Ан, нет! Проснулась девушка серым майским утром на второй полке , под подушку руку - нет узелка с самым, можно сказать, дорогим в ту пору. На ближайшей большой станции патрулю сообщила о неприятности. Да разве найдешь вора в водовороте событий, когда закончена война и теплушка несла их - раненых, контуженных, и просто демобилизованных - в родные края! Состав подолгу стоял на каждой станции, мужики при остановке выбегали за кипятком в привокзальный буфет, возвращались возбужденными, запыхавшимися, и никому не было дела до зареванной девчушки, забившейся в уголок и прижавшей к груди маленький узелок с бельишком. За большим событием окончания войны и радостью возвращения домой, поблекла серая история с кражей. Не до того было. Так, с осадком в груди и вернулась медсестричка в родное село Куртан Мокроусовского района.
В районном военкомате отправили запрос в архив Министерства обороны с просьбой подтвердить службу Вевеи в рядах Красной Армии и работы ее в госпитале 3759. Ответ пришел через три месяца, где черным по белому отписано было «Документов в архиве по госпиталю не поступало пока». Пробовали вторично в архив военной Медицинской академии отправить письмо, но и оттуда ответ неутешительный. Так что трудовая биография Булатовой начиналась с записи в трудовой книжке с ее же слов – «В рядах РКК с 4 июля 1941 г. по 25 мая 1945 г. Юргамышский госпиталь 3759. Присвоено воинское звание "младший сержант". Квалификация медсестра". И приписка, что данное подтверждение записано на основе предоставленной справки.
Ах, война, что ты сделала, подлая… Были мечты с юных лет у Вевеи ухаживать за больными детишками. Поступила в Курганскую медицинскую школу на сестринское отделение с квалификацией «медсестра детских учреждений». Да сорок первый год все по - иному определил. А до него была мирная , хоть и несладкая, жизнь – учеба в медицинской школе, сессии, дружба со сверстницами, редкие приезды домой к родителям под родимый кров. Практика в детских садах перед окончанием учебы в мед школе.
Закончила Вевея медицинскую в аккурат перед войной, в 1940 году, это был второй выпуск медсестер детских учреждений. По направлению девушку отправили по ее специальности в Юргамышскую районную больницу. Мечтала, что отработает положенные три года, вернется домой, устроится в Мокроусово. Но мечтам не суждено было сбыться. 22-го июня началась Великая Отечественная, которая резко изменила весь курс ее биографии.
Вторая запись в Трудовой книжке посвящена уже послевоенной жизни. Спрашиваем бабушку о том, как она оказалась в госпитале? Оказывается, все было немудрено: в Юргамыше с начала Великой Отечественной войны три райцентровские здания школы отдали под военное медицинское учреждение, так волею судьбы В. Булатова попадает на медицинско - военную службу.
Ветеран войны вспоминает эти годы: «С сентября сорок первого стало поступать первое медицинское оборудование, мы сутками его устанавливали, переоборудовали классы под палаты. Принимали первых раненых с поездов и с передвижных медицинских госпиталей, которые курсировали по железной дороге в тыл. Госпиталь в Юргамыше был создан не случайно, а по причине непосредственной близости к узловой железнодорожной станции. В сентябре прибыли к нам и первые врачи из оккупированных немцами территорий. Мы слушали их скупые рассказы о зверствах фашистов и люто ненавидели врага. Я не один раз писала рапорт, чтобы меня отправили в районы боевых действий, но постоянно получала отказ, а потом меня вызвали в Особый отдел и дали такой нагоняй , что больше писать не стала».
Со всех фронтов в Юргамышский ЭКГ поступали раненые бойцы. Операции шли непрерывным потоком, при госпитале работала передвижная на мазуте электростанция, так что свет был даже ночью. В обязанности медсестер входило не только ухаживание за ранеными, но и медикаментозное лечение: перевязки, введение инъекций, обезболивающих, а порой, и написание писем родным солдат домой. Дежурили по двое суток и сутки давали на отдых. Госпиталь работал как единый часовой механизм, как живое, созданное руками человека, органическое существо. Много повидала молодая девушка, работая в нем. И газовую гангрену, и ампутацию конечностей, и тяжелейшую контузию. Приходил навык работы с ранеными не годами, а приобретался буквально за месяцы.
Каждую смерть солдатскую воспринимали остро и незабываемо. Видать, природа женская сама по себе заточена под созидание и потеря в людских ресурсах - не ее удел. Нельзя оставаться равнодушным и тупо наблюдать за тем, когда раненому нельзя помочь ничем, и когда он умирает. Для девушек госпиталя каждая потерянная жизнь, особенно, если она молодая, воспринималась как трагедия….Ах, война, что ты делаешь, подлая…
Из справки военной поры: « При обл. отделе здравоохранения Челябинской области был создан спец. отдел эвакогоспиталей (нач. Мешалкин). В отделе работали 22 специалиста различного профиля. В отделе работали 22 специалиста различного профиля. Эвакуация раненых и больных с фронта, особенно в 1941–43, осуществлялась ж.-д. транспортом. Работа ЭГ начиналась с разгрузки воен.-сан. поездов (ВСП). Пункт разгрузки ВСП на ст. Чел.-Гл. располагался в бараках в 50 м от полотна железной дороги. Время на разгрузку ВСП лимитировалось 2 ч. В бараках врачебный состав проводил распределение раненых и больных по типу оказания помощи. За первые 3 года войны было принято и разгружено 483 ВСП; доставл. на них раненые и больные направлены в ЭГ Чел. и области. В ЭГ др. областей страны были направлены раненые с 73 ВСП. В общей сложности за время войны в ЭГ Юж. Урала поступили и находились на излечении ок. 220 тыс. чел. К нач. 1942 из госпиталей области были выписаны 103 тыс. чел.» А вот уже другая запись: « Для решения вопроса о поставке гипса работниками треста “Челябметаллургстрой” была сконструирована и изготовлена установка для пр-ва гипса из местного сырья – белой глины. Установка давала в сутки 0,5 т гипса.».
Вевея Игнатьевна вспоминает: « Я в медицинской школе училась по профилю диетпитания. То есть, для меня основной специальностью являлась медицинская сестра детских учреждений с квалификацией диетпитания. Пригодились знания при работе в эвакогоспитале. . Многое делалось для улучшения питания больных. Витамин С работники ЭГ заготавливали из сосновой хвои, ягод и листьев смородины. В их сборе участвовали мед. работники, школьники, жители Юргамыша. Оказывалась шефская помощь учреждениями поселка, населением, учащимися. Женщины помогали ухаживать за больными, бесплатно шили нательное белье, приводили в порядок обмундирование, стирали перевязочный материал, передавали в ЭГ выращенные овощи и ягоды, собирали лечебные травы и т. д. Школьники устраивали концерты, читки газет и художественной литературы, помогали писать письма, разносили почту, вместе со взрослыми принимали участие в ремонте зданий. Над госпиталем активно шефствовали театральный коллектив Юргамыша. По мере приобретения опыта врачами ЭГ все шире применялись методы восстановительной хирургии и комплексной терапии, велась упорная борьба за спасение жизни каждого раненого. При ЭГ были созданы спец. отделения долечивания и восстановления трудоспособности больных. Такой комплексный подход позволил вернуть в строй 78 % из числа раненых».
Госпиталь в Юргамыше просуществовал с сентября 1941 по сентябрь 1942 года, затем его направили по железной дороге из тыла поближе к фронту. И весь медперсонал также был в составе его переброшен сначала в Вологду, затем на Украину., в Каменец-Подольский район.
Работая в интернете по истории данного госпиталя, нашла интересную справку – и не одну! В первой, о эвакогоспиталях времен Великой Отечественной войны – докладная « рассказала» о том, что в эвакуационном госпитале 3759 на 1941 год не было ни одного практикующего специалиста – хирурга. Вот этот документ:
«"В госпиталях Наркомздрава, входящих в систему МЭП-34, расположенных в Каменец-Подольской ([b]где дислоцировался ЭКГ 3759) и Винницкой областях УССР, в настоящее время находится на излечении свыше 16-ти тысяч раненых бойцов, сержантов и офицеров Красной Армии. Однако лечение раненых находится на низком уровне вследствие того, что в госпиталях совершенно нет врачей необходимых специальностей. Так, например, в госпиталях NN 1289 (г. Проскуров), 5847 (Каменец-Подольск), 5965 (г. Винница) в настоящее время находится на излечении свыше 100 глазных раненых (помимо других), но в этих городах и в МЭП 34 нет ни одного хирурга-окулиста. В госпиталях NN 5335 (г. Проскуров), 5847 (г. Каменец-Подольск) и 2648 (г. Винница) имеется 150 раненых в челюсть, между тем ни в этих госпиталях, ни в МЭП 34 нет ни одного хирурга этого профиля. Такое же положение с нейрохирургами, урологами, ларингологами и венерологами. В госпиталях NN 6064, 5957, 3759, 1232, 5338, 3264, 3946 и 5940 совсем нет ведущих хирургов, а имеющиеся врачи вовсе не имеют хирургической практики, между тем в этих госпиталях на излечении находится свыше 4000 раненых. Требования начальника МЭП 34 подполковника м/с тов. Жукова, мои личные обращения в Главсанупр, Наркомздрав СССР (полковнику Бархатову), в Санотдел Киевского Военного Округа, Наркомздрав УССР не дали результатов".[/b]
Второй документ, «рассказал» о том, что в период с 1942 года данный госпиталь небезосновательно переброшен под Вологду. Из справки зарождения на вологодчине области здравоохранения: « Вологодская городская больница № 1 - муниципальное учреждение здравоохранения. Осн. в 1782 по приказу генерал-губернатора Ярославского и Вологодского А. П. Мельгунова. Первое больничное здание сохранилось до наст. времени. Первонач. - 30 коек, 1807-1808 - построены 4 деревянных флигеля, 1859 - 100 коек, 1873 - построено одноэтажное каменное здание для содержания и лечения умалишенных (позже - обл. онкологический диспансер), 1878 - в двухэтажном каменном здании первое в губ. хирургическое отделение (сейчас - отоларингологическое отделение), 1912 - вспомогательные службы: прозекторская, клиническая и баклаборатории, рентгеновский кабинет для визуальной диагностики инородных тел, 1927 - неврологическое отделение, 1929 - отоларингологическое. В 1930 больница переим. из губернской в окружную, 1931 г. - слияние трех хирургических отделений: окружной и уездной больниц и лечебницы Красного Креста. В годы войны (с 31. 07. 1941 до 01. 02. 1946) на базе больницы - эвакогоспиталь № 3759 на 500 коек. То был почти Волховский фронт. И типы ранений, увечий, стало быть, гораздо сложнее, чем те, с которыми раненые попадали в Юргамыш.
Своей заботой о раненых на Украине, Вевея Игнатьевна вносила скромную лепту в приближение Победы. Она вспоминает, как в госпиталь привезли двух молоденьких пареньков, которым нужна срочно была кровь. Хирург послал к ней санитарку, сказав, что группа крови подходит для раненых лишь ее. После ночного дежурства девушка находилась на отдыхе, но пришла в госпиталь и сдала нужное количество крови, 400 граммов. Через две недели бойцы были поставлены на ноги.
О дне победы Булатова узнала одной из первых из медперсонала. Она в тот день была дежурной. Вот как вспоминает ветеран те события: « В 12 ночи позвонили с коммутатора и сообщили «по секрету всему свету», что утром объявят окончание войны. Я тогда не придала этому значения. Думала, что девушки пошутили. Но каково было мое и удивление, и восторг, и радость, когда действительно, утром позвонили из штаба и попросили принять по госпиталю телеграмму. А там стояло одно слово ПОБЕДА!. Я бросила трубку и закричала на весь коридор : : «Победа!!!!Победа!!!!».
Так для них закончилась война, для молоденьких сестричек и санитарочек, которым через месяц были даны литеры и в военном билете записали: «демобилизация».
Началась новая жизнь. В родном селе Куртан Вевея познакомилась со своим суженым, тоже фронтовиком, Иваном Ивановичем Беспоместных, который в ту пору работал агрономом МИНЗАГА (Министерство заготовок). Некоторое время Вевея еще работала в сфере здравоохранения санитаркой, так как в местном ФАПе не было вакансии медсестер. Затем ее избирают особожденным секретарем Куртанского сельсовета, а через три года, после перевыборов, она несколько месяцев замещает ушедшую в декрет сельскую библиотекаршу. В 1956 году они с Иваном Ивановичем поженились и переехали на постоянное место жительства в село Лапушки.
Лапушинский ФАП обслуживала тогда фельдшер, и Вевее не было работы. Поэтому на семейном совете решили, что пойдет работать в школу счетоводом. Через несколько лет и эту должность сократили, организовав централизованную бухгалтерию в районном центре и женщина, привыкшая к веселым детским голосам и к работе в школе, переходит трудиться здесь же, продавцом в школьный буфет. Четвертая ее работа по гражданской специальности стала – агент Госстраха. В медицину Вевея Игнатьевна уже больше не вернулась. Ночами долгие годы снились теплушки, паровозный дым и стоны раненых солдатиков. 55 лет женщина в мире и согласии прожила с супругом, в 2004 году похоронила его на местном кладбище. А через несколько лет и сама «убралась» потихоньку, оставив после себя многочисленных внуков и правнуков, которые свято чтут память о своей героической бабушке и берегут ее награды времен Великой Отечественной войны.
Вложения
Булатова Вевея.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 27 мар 2014, 17:02

"И на Тихом океане свой закончили поход"....Мой дядя Рустем Макарьевич Шишкин, гвардии матрос срочной службы, на флоте с 1942 года. Имел награды "За победу над Японией", другие медали. За годы службы на флоте побывал у берегов Японии, Кореи, Китая.
Вложения
руслан.jpg
Руслан.jpg
Руслан.jpg (16.33 Кб) Просмотров: 13062
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 03 апр 2014, 21:29

*
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 04 апр 2014, 12:13

ПИСЬМО РОДНЫМ ОТ ПРОПАВШЕГО БЕЗ ВЕСТИ

ЗДЕСЬ Я… ЗДЕСЬ!

Без малого 70 лет я лежу у деревушки Белогурово, что подо Ржевом. Я – это рядовой Гаркуша Дмитрий Иосифович.
На долгие годы меня приютила воронка. Пав в смертном 42-м на ближних подступах к Ржеву, и сброшенный, как сотни других убитых на этом поле, в яму, подальше от людских глаз, я все эти годы жду, когда за мной придут. Ведь обещали вернуться и похоронить по-человечески. Прах солдатский, не кости скотины! Где же вы, люди?
Все эти годы я храню на себе гильзу со смертной запиской, куда перед боем вписал свои данные и данные о родных. В ней моя последняя надежда, что когда-нибудь ее найдут, прочитают и сообщат родным, что не без вести пропал, а честно отдал жизнь за вас, люди.
…Не помню я того боя. Раз за разом мы поднимались на те несколько покосившихся закопченных печных труб, что остались от деревни. И всякий раз нам навстречу из развалин устремлялся свинцовый смерч. Уже и шага ступить некуда – все поле в телах. Вчера убило Васю Степаненко с Алтая и Васю Землянского с Брянщины, засыпало в траншее, откопать было некогда. Бегу вперед. Вон, смотрю, споткнулся и обнял землю Сема Максимов, тоже с Алтая, следом снопом повалился Ваня Лукиных из Шадринска. Скорей бы и меня убило, все равно не выжить в этом аду, а дальше терпеть сил нет…
Ох, вот настал и мой черед. Силюсь вспомнить, а не получается. Только вспышка... и вот я лежу. Деревню мы ту так и не взяли. Немец сам оттуда ушел. Вслед за ним на заход солнца ушел и мой поредевший батальон. А мы остались…
Давно на земле закончилась война, и мы, не погребенные и забытые, слышали с этого поля, как в 45-м гремели над страной победные салюты. Сотни раз я чувствовал, как там наверху, по земле, мимо меня и по мне ходили люди, ездили трактора, что-то сеяли. Им было не до меня. Живым нужно было живое. Плугами они резали землю, разрывая в клочья то, что осталось от моих лежавших тут же товарищей. Посыпали удобрениями землю, сжигая напрочь то немногое, что хранила земля от нас, убитых. Уже сквозь меня проросли корни. Уже истлела на мне гимнастерка, уже и осколки, сразившие меня в 42-м, смешались с землей. Уже и сам начал становиться землей. А я все ждал.

МОЙ ДОМ РОДНОЙ

Передо мной раз за разом прокручивается прошедшая жизнь. Тебя, Лизавета, вспоминаю, дочурок - старшенькую Зою, среднюю Настену, да младшенькую, Надюшку. Как они плакали на большаке за околицей вместе с тобой, Лиза, когда провожали на войну. Ты, супруга моя верная, еще перекрестила своего мужа вослед... И ведь было тогда мне всего 39 лет, столько же, сколько сейчас некоторым моим внукам… И все казалось еще впереди…
Вспоминал родной дом, отца - Иосифа и мать - Полину - родом из-под Чернигова, оттуда наши корни. Еще до революции родители в поисках лучшей жизни перебрались в Зауралье, где им обещали хороший надел земли и освобождение на три года от налогов. В Чесноковке Звериноголовской волости я и родился студеным 4 января 1903 года. В сельсовете всех Гаркуш записывали Гаркушиными. Так проще сельчанам и понятнее. Семья наша была большая, старшие братья и сестры. Я, стало быть, последний, пятый, у батьки с мамкой, "поскребыш", как говорили на Руси. Помню, очень было голодно. Родители оставили нас на бабушку, а сами подались на два года на заработки в красноярский Минусинск. За это время много чего поменялось в моей жизни и на селе. Я окончил церковно-приходскую школу, научился чтению и письму. В деревне открылась изба-читальня, и я тайком от деда бегал туда почитать книжки…
Каждое воскресение бабушка Полина брала меня на службу в местную церковь. Шли с ней босиком по пыльной дороге, перекинув обутку через плечо, и лишь перед церковью надевали ее на ноги. Старшие всегда веровали в Бога и дома в красном углу стояли иконы, перешедшие по наследству от пращуров, теплилась лампадка. Когда пришли советы, образа сняли и укрыли в потайном месте.
…Родители вернулись из Минусинска по весне. Помню, как тятенька обошел двор и постройки, где мычала единственная коровенка. Заглянул в овин, откуда накануне коммунары выгнали овечек с ягнятами, якобы в налог за то, что в семье нет колхозников. Зашел домой и сказал: "Другого выхода не вижу, надо вступать в колхоз". Тяжело ему было принимать такое решение.
Гаркуши никогда не слыли лентяями и лежебоками, во дворе у нас всегда водилась скотина и лошадь, наделы земельные были чистыми и ухоженными. Трудились отец с матерью на колхозных полях с утра до ночи. А дома с хозяйством управлялись мои старшие братья и сестры. Я, как немного подрос и окреп, тоже стал помогать на бригаде родителям. И на покосе стоял верховым, завершал зароды сена, и землю пахал вместе с отцом. То было детство… Тяжелое и безмятежное. И такое далекое теперь...
…Помнишь, Лизавета, как мы встретились с тобой на танцах в сельском клубе? Ты мне сразу приглянулась своей бойкостью. А гармошки до первых петухов? И наша свадьба. Всем селом гуляли! Как отделились от родителей, поставили свой домишко, колхоз здорово выручил. Вся деревня "на помочах" тогда была – так всегда было на Руси. И в радость и в горе мы всегда шли вместе.
Детишек завели на радость родителям. И жить бы нам, да поживать, да случилась война. Не пожилось тебе, Лиза, замужем.
Мужчин всех паровых одного за другим начали забирать бить немца. Подоспела и моя пора. Дождливой осенью 41-го, когда немец стоял уже у Москвы, меня и других сельчан, среди которых были Ванька Мекшун, Петька Живцов, Акимка Меняйлов, Петька Мартьянов, призвали.
Попал я сперва в Челябинск в 26 запасной полк. Потом нас вернули в Курган, где в это время формировалась 369 стрелковая дивизия. В декабре 41-го погрузили в эшелоны и прямиком на Калининский фронт. За Москвой, пока ехали, наш эшелон несколько раз бомбили, и мы выскакивали из вагонов, разбегались по полю. Командиры, матерясь, нас собирали. И всякий раз мы кого-то не до считывались, серыми бугорками они оставались лежать в поле…
Выгрузили на станции Лихославль и пешим порядком к фронту, куда-то подо Ржев. А через несколько дней первый бой… Брали одну за другой деревушки. Одно название, что деревня, от иных окромя торчащего из снега плетня ничего не осталось…
Что потом? Под Мончалово наша дивизия попала в окружение. Многих я тогда товарищей оставил там. Меня же до поры до времени судьба оберегала. Лежать бы мне в тех болотах, как многим, но хранила ты меня, Лизавета, своей любовью. Повезло, ранило, попал в госпиталь. Лежал в Кинешме, что в Ивановской области. Тяжело меня тряхнуло, в марте 42-го только выписали. И снова подо Ржев, будь он трижды проклят…
В свою дивизию я уже не вернулся, нас, латанных-перелатанных, вместе с пополнением в составе маршевой роты влили в одно из подразделений, что освобождала Зубцовский район. Нет, Лизавета, то, что нам тогда довелось испытать, я описать тебе не смогу. Под райцентром Зубцов мы форсировали реку Вазуза. Сейчас там водохранилище, а тогда ширина у нее была 40-70 метров. Много нашего брата потопло здесь, так лежат они сейчас на дне, до них уж точно теперь никому не добраться…
Мне же вновь повезло. Не пал я скошенным под Михеево, не окрасил своей кровушкой Красный овраг. Это сейчас его так зовут, потому что в 42-м вода там была под цвет нашей крови… Лежать бы мне под Болтино или Зубарево, да берегла ты меня, Лизавета. Судьбой мне было отмерено прожить еще немного и лечь на поле между Белогурово и Костоносово, в 100 метрах от речушки с таким домашним названием – Гостижа, не добежав этих метров до немецких траншей…
И вот я лежу…

ХОЧУ ТЕБЕ РАССКАЗАТЬ

…Нет, Лизавета, умереть мне было не страшно. Страшно было не увидеть больше тебя и детей. Страшно было не умереть, страшно было не жить! А мы с тобой почитай и не пожили…
Больно тоже не было, боль пришла потом, когда понял, что за нами никто не вернется. Еще было обидно, что мало этих гадов раздавил. За деревню мою и детей, за лишения, которые ты перенесла во время и после войны, родная... Горькую чашу испила ты, жена моя. Знаю, в голодном 43-м принесла с зернохранилища тайком домой зерна, чтобы вперемешку с лебедой лепешек испечь для детей. А кто-то подглядел… Знаю я кто это, да Бог ему теперь судья. Сам он себя наказал, задавало его потом в лесу деревом, а кости зверье растащило…
За тот килограмм советская власть "отвалила" тебе полновесный кусок - срок. Как моя душа стенала, когда видел я все это, Лизавета! Видел, как сестра моя забрала Наденьку, самую младшенькую, к себе. Как старшие мои доченьки трудились в колхозе, чтобы не умереть с голоду. Как сердобольные люди помогали тайком... Видел! И ничем не мог помочь! Коль жив был, разве допустил такого?! Не жили бы мои дочери в слезах и с шепотком за спинами, мол, мать - воровка, а отец не знамо где, поди к немчуре подался...
Видел, Лизавета, как ты писала запросы обо мне, а в ответ получала казенную бумага с безразличным ответами: «пропал без вести…», «сведениями не располагаем…» . Видел, как тайком от дочерей ночами ты рыдала в подушку, вцепившись в нее зубами, чтоб стенаний твоих не слышали доченьки... Ничего не мог я сделать, только к Богу обращался и молился за вас...

Я НАЙДЕН!

Чу! Кто-то идет по полю. Щупом землю проверяет. Ну, найдите же меня, найдите! Тут я! Всего 70 сантиметрами земли прикрыт! Мимо прошел… Нет, возвращается! Вот лопата коснулась меня… И вдруг брызнул свет, аж ослепило! Браааатцыыыы! Меня нашли! Гильзу мою с запиской рассматривает, косточки одну за другой в мешок укладывает. Вон в том углу еще копни, друг, там ложка моя лежит, родным ее передай! Как хорошо все же, Лизавета, что записку я свою заполнил. А ведь многие мои товарищи пустили свои медальоны на курево или просто выбросили. Навечно безымянные теперь...
Ну вот, через 70 лет и моя молитва дошла до Бога, услышал он... Какая благодать на меня спускается… Все, пора мне домой собираться...

ЗУБЦОВ

Ну, здравствуй, внучек Сашенька мой! Здравствуй, кровиночка моя! Чуял, что приедет за мной кто-нибудь из нашего разросшегося рода Гаркушей - Добрыдиных - Тарасовых - Ельциных. Хороший сынок вырос у Наденьки моей младшенькой! И как ты похож, Саша, на меня! Не оставил деда, помог домой вернуться! По дороге в родную Чесноковку сколь рассказов от тебя услышал! И то, что у меня теперь 10 внуков да 16 правнуков. Что растет третье поколение Гаркушей - 8 праправнуков! Значит, не зря я голову сложил за род свой, продолжился он в Надюше и Настасье, в их детях и внуках! Спасибо зубцовским ребятам, что приняли меня как родного и по православному обычаю снарядили в дорогу домой. Что тебя, внучек, встретили да отправили в дорогу со крестом...

КУРТАМЫШ

Ну вот, наконец-то добрались до станции, откуда отправляли нас в Челябинск. Изменилось село, не узнать теперь. Разрослось, каким-то высоким стало. Или это меня все больше к земле родной притягивает? Особую честь оказали, в районном музее прах поставили, чтобы земляки могли проститься со мной... Не думал я, что позже своей Лизаветы и доченьки старшей Зои, буду земле предан. Скорее везите меня на малую родину, где дом наш со ставенками скрипучими, ворота, из которых 70 лет назад шагнул я в безызвестность...

ЧЕСНОКОВКА

Родные мои и горячо любимые, здравствуйте! Ваш солдат, рядовой Гаркуша Дмитрий Иосифович, воротился на родную землю! Я обрел покой, благодаря вам, современники! Вижу дом свой и старый клен у изгороди, конотопку около калитки и скамейку. Низкий поклон тебе, земля родная! Слышу ваши голоса... Мне и грустно, и радостно. Грустно от того, что навсегда отлетаю теперь ко своему Отцу Небесному, радостно, что проводить меня вышли все. Значит, память крепка у вас, земляки! Отрадно, что доченьки мои папку своего не забыли, помнят и чтут. Вот теперь рядом с Лизаветой лежать буду да с отцом и матерью моей! Низкий поклон вам, люди добрые! Я вернулся!
( События тех страшных дней восстановлены командиром поискового отряда "Броня" из Мордовии, Алексеем Кузнецовым, с помощью его отряда и найден солдат Дмитрий Иосифович Гаркуша).
Уважаемые форумчане! Спешу поделиться радостной новостью. Правительством Курганской области был объявлен конкурс публицистических произведений, стихов и фотографий наших земляков военных лет. Этот материал прошел отборочный тур, заняв почетное первое место среди других участников в данной номинации и заверстан в книгу "Подвиг во имя Победы", которая выйдет в юбилейном 2015 году. Наряду с этим очерком, в нее попали еще 15 материалов по итогам поиска родных бойцов, которых нашли форумчане в ходе своей профессиональной работы на сайтах патриотической направленности! Поздравляю!
Вложения
стр 157.jpg
стр 163.jpg
стр 163.jpg (36.62 Кб) Просмотров: 9012
митинг на площади.jpg
митинг на площади.jpg (42.48 Кб) Просмотров: 9012
Проводы в Куртамыше солдата Гаркуши.jpg
Проводы в Куртамыше солдата Гаркуши.jpg (30.34 Кб) Просмотров: 9012
Солдат вернулся на родную землю%21.jpg
Солдат вернулся на родную землю%21.jpg (39.95 Кб) Просмотров: 9012
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Ирина А. » 04 апр 2014, 12:47

Наташа, поздравляю!
С удовольствием прочитала все твои публикации, согласна с жюри, очень достойный материал. Тебе желаю, чтобы как можно больше было поводов для таких рассказов.
С уважением,
Ирина
Ирина А.
Ветеран
 
Сообщения: 3983
Зарегистрирован: 09 май 2010, 16:31
Откуда: Кимры

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Валерий жур » 05 апр 2014, 09:36

Наталья! Поздравляю! И как всегда, довела до "Швырканья носом". Спасибо!!!
"Задаю себе вопросы-все ответы впереди"
Аватара пользователя
Валерий жур
Ветеран
 
Сообщения: 5021
Зарегистрирован: 20 окт 2009, 17:41
Откуда: Великий Новгород

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 06 апр 2014, 10:21

Спасибо и вам, мои дорогие коллеги, форумчане! Без вас бы не было этих материалов! Жалко, нет Алексея Кузнецова в наших рядах, порадовались бы вместе!
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Иван Алексеев » 06 апр 2014, 11:15

наташазахарова111 писал(а):Красный овраг. Это сейчас его так зовут, потому что в 42-м вода там была под цвет нашей крови…

Добрый день.
Там была деревня Красное, потому и Красный овраг. А почему нет на форуме Алексея Кузнецова?
Иван Алексеев
Ветеран
 
Сообщения: 6222
Зарегистрирован: 10 июл 2009, 11:59
Откуда: Смоленская область

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 09 апр 2014, 21:33

Владимир Вершинин


СТИХИ ОСТАНУТСЯ, КАК ДЕТИ….


Владимир Вершинин родился 2 августа 1939 г. в селе Куртан Мокроусовского района. После окончания школы трудился в колхозе чабаном, учителем начальных классов. До ухода на пенсию по инвалидности, работал начальником военно-учетного стола в районном военкомате, инструктором. Стихи начал писать в школьном возрасте. С ними знакомил подписчиков районной газеты, с которой имел творческие дружественные отношения. В годы войны Володя был еще маленьким мальчиком, но эту тему, поскольку являлся свидетелем тяжелой жизни ребятишек и взрослого населения в тылу зауральской глубинки, в своем творчестве, впоследствии, не мог обойти стороной. Голодное военное детство. Мать на работе, она трудилась председателем сельского совета в Куртане… Отец на фронте… Дома лишь сестренка и старший брат, да бабушка, приглядывающая за маленькими…
Судьба сыграла с Владимиром Валентиновичем злую шутку, ограничив в движении. Заключительный диагноз врачей не убил в нем желание и жажду к жизни, не сломил его бойцовский дух, стремление к самоутверждению. У Владимира выходят в свет первые книжки стихов, где в одной из них, в предисловии к сборнику «Не спи, душа!», критик Евгений Петропавловский пишет: «Как-то не укладывается в голове, что поэт прикован к инвалидной коляске и давно уже смотрит на мир через оконное стекло и периодическую печать»…Сам Володя о вышедшем сборнике отозвался так : «Мне эта книга будет пьедесталом за все обиды»…
Газеты, радио, телевидение заменили ему собеседника, а накопленные чувства, взгляды, настроения, он выражал в своих строках. Володя очень любил жизнь, любил людей. Тосковал, когда его сестры увезли в Нефтеюганск, по отчему родному дому, призывал любить людей, избегать вражды.
Делайте добро, пока вы живы,
Что есть ад и рай, все это ложь.
Люди! Не стремитесь вы к наживе!
Ничего с собою не возьмешь!

Предчувствуя конец земной юдоли, Владимир переслал мне на родную мокроусовскую землю чемодан со своими архивами. Он оставил после себя богатое наследие в записных книжках, в общих тетрадях и альбомах – стихи, прославляющие природу родной земли, красоту души человеческой, воспоминания о военном детстве… Правопреемницей стихов Владимира Валентиновича является его родная сестра, которая на 8 лет моложе брата. Она согласилась на публикацию некоторых стихов брата на форуме Солдат.ру . Отец, кадровый офицер, вернувшись, домой, подарил семье еще четверых детей, уже послевоенных…Значит, был у кавалериста, еще порох в пороховницах!
Военное детство

Мы жили в избушке
в военные годы,
У тихой речушки,
где нет пароходов.
Я помню в деревне
пожарную башню
Мы в гости к деревьям
ходили на пашню…
Катались нередко
с заснеженной горки,
И даже отметки
имели – четверки!
Нас ветры кружили,
качали метели,
Мы жили, как – жили,
а ЖИТЬ! Мы умели!
Сегодня грущу я:
немножечко жалко
Девчонку смешную
в цветном полушалке.
Я был перед нею,
готовым на подвиг,
Признаться, не смею –
носил сразу по две –
Из школы со всеми
две легкие сумки.
В тяжелое время
задумал я думку:
Закончу семь классов
когда-нибудь, все же,
Отправлюсь дубасить
я фрицев по роже!
А девочка Тося
об этом не знала…
И все обошлося
девятого мая.

Друзья-мальчишки военных лет

Мы им немного уступали в силе,
Но мы не поддавались все равно,
За что нас ребятишки не любили,
Из края, под названьем Одино?
Наш край все называли БарабОю,
По сельсовету – линии черта,
За этой вот, незримою чертою,
Они не признавали ни черта!
Бывало, доставалось барабятам,
На «пироги, орехи, сухари»,
И одинцам, сопливым, «на маслята»!
И тем, и этим, враз, «на пузыри»!
У нас не прекращались здесь раздоры,
Нам было целый день не до игры.
К ним относились: кузница, контора,
Колхозный склад, и конные дворы.
У нас был: магазин, изба-читальня,
Две школы и большой маслозавод…
На нашей территории опальной,
Жил нетрусливый, маленький народ.
Мы ели одинаково – хлеб с квасом,
Коровы не доили же зимой,
В одних и тех же мы учились классах,
А враждовали только в выходной.
Мы на границе выстроили «Крепость»
Из снега, все водой вокруг облив,
Здесь проверялась молодость на верность,
И дружба проверялась на разрыв.
И если ты имел неосторожность
Переступить заветную черту,
Заполучи великую возможность,
Хоть прутиком, «погладят» по хребту!
Конечно же, бывали исключенья,
Кто в магазин с деньгами – проходи!
Но только все с дороги отклоненья,
Как на листе, отметят на груди….
Друзья-мальчишки, золотые души,
После войны вы всюду по стране,
Я к вам теперь еще неравнодушен,
Я вас люблю! Вы часто снитесь мне!

Медсестра

В палате пятой, на третьей койке,
Опять парнишка сорвал бинты…
Ты у постели его постой-ка,
Его от смерти спасаешь ты!
Во сне я часто сестричку вижу,
Ту медсестричку я знал давно.
Ах, помоги мне, сестричка, выжить,
Побудь со мною, открой окно!
Как будто пьяный, или незрячий,
По скользкой крыше впотьмах бреду,
Положь мне руку на лоб горячий….
Я это вижу всегда, в бреду…
Скажи, что буду я вновь здоровым,
Вернусь с войны я в родной свой край.
Согрей мне душу хорошим словом,
Со лба ты руку не отнимай…

Песнь войны

Помню я мальчишкою, бывало,
Притворюсь, что крепко очень сплю,
С головой укрывшись одеялом,
Слушаю, как взрослые поют….
Как бежал бродяга с Сахалина,
Или умирал в степи ямщик…
Пахнет табаком и керосином,
Сердце остановится на миг.
Я уже тогда «марал» бумагу,
Песни те записывал в тетрадь.
Жаль мне ямщика, и жаль бродягу,
И солдату трудно умирать.
Я сейчас все думаю над этим,
Как бы мне такую песнь сложить,
Чтобы по ночам таким же детям
Не спалось. Но легче б, было жить…

Шоферам военных лет посвящается

Ночь поздняя. Мороз под сорок,
Не грейдер, а козлиная тропа,
Машину било. Лопнула рессора,
В степи у Арлагульского моста.
Стучал мотор надрывисто и хрипло,
Мороз крепчал, заиндевела жесть.
Заденешь еле – и рука прилипла,
А тут еще военная болезнь…
Радикулит опять схватил за спину,
Не разогнешь ее и не согнешь.
И руки замерзают. Ноги стынут.
А на душе неласковая дрожь.
Открыл кабину. Выпустил водичку.
Закрыл капот и заглушил мотор.
И зашагал, хоть было не в привычку,
Давно пешком не хаживал шофер.
И как дошел, он сам о том не знает,
Он шел, а щеки стыли добела,
Он шел. И оказался в хате с краю
Большого незнакомого села.
Сел у печи. Ломило поясницу.
И задремал, а может быть, уснул.
И вот ему опять войны приснился
Тяжелый, хриплый и надрывный гул.
Зима. Мороз. Военные машины.
И снова сверху «юнкерсов» налет.
А в кузове гранаты или мины,
А под машиной – глубина и лед.
И если враг еще направит танки…
И капал пот холодный , словно град,
Но руки уцепились за баранку,
Снаряды ждет блокадный Ленинград.
Ступить назад и быть не может речи,
Вперед! Вперед! Какая там уж речь!
…Открыл глаза - хозяин тряс за плечи,
Заварен чай, и жаром дышит печь.
Наверное, поныне вспоминает
Любой шофер, идущий в ночь и в снег,
В селе каком-то чью-то хату с краю,
Когда живет в ней добрый человек…

В стихах сына – судьба отца.
Перед вами фотографии из семейного архива Вершининых – отца, Валентина Афанасьевича Вершинина. Родился наш земляк 15.02.1909 г. в д. Кокорево. В 1926 г. вступил в комсомол, а в 1940-ом, в партию.
Валентина Афанасьевича в 1931 году призвали в армию. Служил на границе Уктыр – Бахты в 30-ом Краснознаменном погранотряде Алма-Атинской области. В 1933 году участвовал в боях по ликвидации восстания в провинции Синь -Зянь в Китае, а в 1935-ом, был уволен в запас и работал в Мокроусовском районе. 1940 год. Призван на финскую войну. В мае 1941-го уволен в запас, а в сентябре 1941-го вновь призван Мокроусовским РВК на долгие , как оказалось впоследствии, 7 лет.
Валентин Афанасьевич Вершинин зачислен в 197 кавалерийский полк 32 дивизии, командовал минометным взводом. 18 января 1943 года был ранен под деревней Нижняя Калиновка за Северным Донцом. После выздоровления вновь вернулся в строй, командовал взводом 86 кавалерийского полка 32 дивизии. Фронтовой путь нашего земляка четко прослеживается в стихах его сына, Владимира. Воевал на Южном, Сталинградском, Центральном фронтах, бил врага в Смоленском направлении, на Прибалтийском фронте.
1944 год. В марте был отправлен учиться в школу офицеров в г. Подольск. В 1945 году заканчивает учебу в звании младшего лейтенанта и служит командиром минометной роты Гвардейской механизированной дивизии второго кавалерийского корпуса. Демобилизован в январе 1946 года. После войны жил и работал в Мокроусовском районе. Награжден: орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», « за оборону Сталинграда», «За победу над Германией», многими юбилейными медалями, посвященными Великой Отечественной войне и Вооруженным силам нашей Родины. Валентину Афанасьевичу присвоено звание «Почетный гражданин города Смоленска». Памяти отца, сын Владимир Вершинин посвятил стихотворение, где описал его боевой путь.
[b][b]Отец прошел огонь и воду,
Болезни, голод перенес,
Но никогда до смерти сроду
От неудач не вешал нос.
Был председателем колхоза
Работал в шахте, воевал,
На Финской пухнул от мороза,
И в Бессарабии страдал.
А в 33-ем, на сверхсрочной,
Бил басмачей в Уктыр-Бахты,
В Синь-Зяне в поздний час урочный
Снимал японские посты.
На рубку, на гнедом Гуляке,
Он вылетал, высокий, злой.
Кричали под руку рубаки:
- Руби! Чтоб голова долой!
Вся из зеленого фуражка,
Телячьей кожи сапоги.
Клинок врезался наотмашку,
Валились замертво враги!
- Круши, Вершинин! Смерть собакам!
Стояла срубленной лоза,
А командир от счастья плакал,
Звал басурманом, заглаза.
Кавалерист, как есть, от Бога!
Дзержинец, верный полкомвзвод.
Звала его всегда дорога
Туда, где мучился народ.
Был под Москвой и под Смоленском,
Под Сталинградом ранен был,
Контужен под поселком Н-ским,
(Как называется, забыл).
Он большевистской был закалки,
И самый младший офицер!
Им доставалось, елки-палки,
Тогда в боях сверх всяких мер.
Служил у Плиева, Белова,
У Рокоссовского чуть-чуть,
Уже в конце сорок второго
Горела золотом вся грудь.
Войну закончил где-то в Ровно,
Командирован был в Подольск.
Учиться тактике условно –
Тяжелая досталась роль.
Потом с бандеровцами бился,
Чуть не погиб после войны,
И нашей партией гордился!
В застое нет его вины!
Прошел он матушку- Россию
Как есть, всю вдоль и поперек,
Пахал, косил, пастушил, сеял,
Позора вынести не смог,
Когда в период перестройки
Узнал, что делалось в верхах…
Средь ночи на больничной койке
Рукой последний сделал взмах.
Осиротил семь душ навеки,
Сойдя под красную звезду,
Какие были ЧЕЛОВЕКИ
В коммунистическом ряду!
…Я не успел – его зарыли,
В гробу, обитом кумачом,
Два памятника в ряд застыли –
Отец и мать - наш щит с мечом…



[/b][/b]
Вложения
Володя Вершинин.jpg
Володя Вершинин.jpg (33.6 Кб) Просмотров: 12238
Вершинин Валентин Афанасьевич 1941 г..jpg
Вершинин Валентин Афанасьевич 1941 г..jpg (30.86 Кб) Просмотров: 12238
Вершинин. Служба до войны..jpg
Вершинин. Служба до войны..jpg (28.25 Кб) Просмотров: 12238
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 11 апр 2014, 19:42

ТРИ ВОЙНЫ ЗА СПИНОЙ
Выстрел в Сараеве, прозвучавший в июле 1914 года, имел непредсказуемый резонанс. И вряд ли предполагал стрелявший, что после 74 миллиона человек, отмобилизованных в процессе Первой мировой войны из втянутых в нее 38 стран мира, устроят на континенте такой вселенский грохот, что обрушатся троны.
В числе этих немногих десятков миллионов мобилизованных оказался и Семен Черепанов, молодой крестьянин из деревни Малосередкино, затерявшейся в бескрайних просторах Российской империи. Видел он свой интерес в работе на земле, на конкретном участке в несколько десятин, но уже никак не где-то там, в Галиции, или еще Бог знает где. И уж не предполагал, что эта первая его мобилизация будет далеко не последней.
А пока молох войны методично выдергивал из российских деревень все новые партии мужиков и парней, и уезжали они под пьяные разудалые песни, да под заунывный вой баб, невесть куда. Вернутся ли?
Поначалу привезли Семена Васильевича в Омск, где он в считанные недели освоил немудреное солдатское ремесло, смысл которого сводился главным образом к выполнению команд: «залпом пли», «штыком коли», «прикладом бей». И было это ему, здоровому парню, не в такую уж тягость.
И вот она, дорога на заход солнца. И, пожалуй, впервые осознали мужики, сколь огромна страна. Что не надо им каких-то призрачных чужих пределов, драться за которые, да не исключено что, и умирать, их везут вот сейчас. Дай свою землю облагородить, окультурить, чтоб воздала она сторицей, отвечая на заботу и прилежный труд человека, на ней работающего.
Но любая дорога имеет конец. Прибыли на фронт. Какой? Семен Васильевич так и не понял, да и не дано новобранцу знать тонкостей большой стратегии. Очень скоро его часть оказалась «в мешке», а там и до плена рукой подать
- Много, ох как много оказалось нас тогда в этом незавидном положении, - вспоминал при жизни Семен Васильевич. – И повезли нас на чужбину, вглубь Германии. Ясно, скуден и горек хлеб военнопленного.
Поначалу определили Семена Васильевича с товарищами в работы на железной дороге. Там их приморили капитально. Уж и не думали, что живыми останутся. Но спохватились власти, что нерационально так использовать дармовую рабсилу. Раскидали по богатым крестьянам. У бауэров получше стало. Хоть и спрашивали работу по всей строгости, зато кормили более-менее.
И кто знает, сколько бы еще пришлось на чужбине горе мыкать, да свершился Октябрь, и Советское правительство добилось обмена военнопленных. Добрался до дому Семен. Только недолго дали спокойно покрестьянствовать. Новое правительство в Сибири объявилось во главе с адмиралом Колчаком. Полыхнула Гражданская война. Ну. А какая война без мобилизации обходится? Тут и оказался Семен Васильевич снова под ружьем. Правда, на этот раз далеко не увезли. В Кургане служил в местном батальоне. Здесь и дождался наступления Красной Армии.
- Мы в карауле стояли в заготскоте, я, и мой земляк, мостовлянин. Прибегает еще один земляк, передает приказ о срочном отступлении. А куда отступать? Да и с кем? Дудки! – говорим ему,- давай лучше спрятаемся, а потом выйдем, не тронут. Ну, не соглашался он сначала, а потом все-таки, по-нашему вышло. Спрятались на подворье еще одного нашего земляка. Их тогда много жило в Кургане. Так и дождались красных. А с ними и домой воротились. Ну, коли прогнали белых, давай новую власть избирать, местную. И я тут попал, выбрали, значится, меня заместителем председателя волревкома. В Маломостовом тогда волость была. Так и жили до февраля 21-го. Нас тогда с председателем Беленьковым зачем-то в Курган вызывали. Теперь уже не помню, зачем. Утром уехали, а вечером банда нагрянула в село. Ясно, назад уже с красноармейцами возвращались, были в отряде и работники милиции. Приезжаем в село, а там рев – перехлестали мужиков.
Да, в крутые времена пришлось жить Семену Васильевичу. И испытать ему довелось все, что выпало на долю его поколения. В 30-м году, будучи коммунистом, создавал в деревне первый колхоз ( в партию вступил еще в 18-м году одним из первых вместе со стариком Бородавкиным и военкомом Беленьковым). И, надо признать, пошел народ за ними, поверил! И был колхоз очень даже не на плохом счету, потому что середняки вступили, и кто даже побогаче.
Позднее С.В. Черепанова и председателем исполкома сельсовета избрали, затем вновь председателем колхоза – да на укрепление самого никудышного хозяйства – в деревню Капарулино (была в районе до 60-х годов такая). Но тут вскоре в партии очередная чистка состоялась. До этого Семен Васильевич их две прошел. А эта роковой оказалась. Их тогда 18 мужиков сразу исключили. Приписали ему служение Императорскому двору в период 1 Мировой. А надо сказать, что в те времена с легкостью из партии не выходили. Верили в нее крепко. И все тяжело переживали исключение.
Вот тогда то и переехал Черепанов в Мокроусово, устроился в Заготскот, где и работал до войны заведующим базой. Благо, и в земле, и в скоте знал толк. Ну а войны последней, тоже не избежал. Хотя, по возрасту, казалось, был далеко не юношей. В 42-ом, когда получил повестку, распечатал 49-й год жизни. Но шла война народная, война справедливая, уже грохотала на Волге жесточайшая в ее истории битва. Решающая. И не было для наших солдат земли за великой рекой.
Краткосрочная подготовка в известных зауральцам военных лагерях, хотя не столь и нуждался в ней старый солдат. На вооружении – все та же безотказная трехлинейка, которую взял в руки в далеком 15-ом. И вот он уже красноармеец 494-го артиллерийского полка 33-ей армии. Будучи ездовым, имел в своем распоряжении пару лошадей, сани зимой, повозку летом. Возил на огневые позиции батарей снаряды.
Всякое бывало, так случалось, что накрывали позиции своим огнем артиллеристы противника, штурмовала авиация. А раз одна из лошадей наступила на мину. Коней – наповал, как сам уцелел в передке саней – до конца своих дней не мог понять. Да и в подразделении, куда прибежал после случившегося, не поверили, пока не убедились.
Так, пожалуй, и доехал бы на своих лошадках до вражьего логова солдат Черепанов, каждый день выполняя вроде бы незаметную, но нужную и опасную военную работу, если бы не заболел зимой 44-го. Видимо, годы сказались. Но в госпитале пробыл всего с месяц, и что самое важное, в пределах действий, ставшей уже родной, 33-й армии. И вот новое назначение – в 34-ю инженерно-саперную бригаду.
Определили 50-летнего солдата кем-то вроде вестового ординарца при полковнике-комбриге, ибо еще с тех далеких времен, когда в первую мировую в плену мытарился, довольно сносно научился «шпрехать» по-ихнему. А тогда, в середине 44-го года, штатных квалифицированных переводчиков все еще не хватало. Ситуация на чаше весов военного противостояния складывалась так, что общение с немецкими военнопленными, знакомство с документами штабов противника, стало делом уже если не повседневным, то вполне привычным.
Дошагал Семен Васильевич в рядах 33-ей до Берлина. При штурме этого оплота фашизма, армия входила в состав Первого Белорусского фронта. А командовал им выдающийся маршал Г.К. Жуков. Семен Васильевич с гордостью вспоминал, что воевал под командованием легендарного полководца.
Он вспоминал первые дни Победы так: - Тишина. Не стреляют. Не рвутся снаряды. Да и спешить вроде бы, некуда. Навстречу группа женщин – немок. –Ну что, - говорю, - не ждали здесь русских? – Нет, - отвечают. – Гитлер говорил, что этого никогда не произойдет. А ты что, наш? К русским перешел? – Да нет, - говорю, - я русский, из Сибири! А язык ваш выучить были причины….
Через 2 месяца после этого разговора, вышел Семену Васильевичу «дембель». Солдат его возраста отпускали домой в первую очередь. Да и то сказать, по шестому десятку, почти старики. Хорошо встречали тогда солдат-победителей, кому повезло уцелеть, конечно. В «Заготскоте», узнав, что Черепанов томится на станции в Лебяжье, тройку снарядили и вожжи в руки взял сам управляющий. Так и ехал до Мокроусово старый солдат барином. Ну а дальше – привычная довоенная работа, выход на пенсию…. И что за жизнь досталась ему? Ведь то, что выше сказано, это так, поверхность. Вершки. Ни слова тут о голоде 21-го года и начала 30-х годов, ни намека о тяжких послевоенных. Ох, и стоек ты, крепок, человек русский!
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 16 апр 2014, 20:59

Черепанов Семен Васильевич (крайний справа)
Вложения
Черепанов С.В. крайний справа.jpg
Черепанов С.В..jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 24 сен 2014, 14:38

Белозерский район Курганской обасти
Вложения
Куганская область.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Виктор Федоренко » 24 сен 2014, 16:21

День добрый !

наташазахарова111 писал(а):Это и ваша победа, уважаемые форумчане! Без вашей взаимопомощи и выручки в поисковой работе, не было бы материалов и этой победы. В конкурсе принимали участие 380 человек, 7 коллективов СМИ. Ура!


Наташа ,прими мои поздравления.
ВЫ это заслужили.

С уважением Виктор.
Виктор Федоренко
 

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 25 сен 2014, 16:05

Обложка книги "Для славы мертвых нет" Курганского книжного издательства. Дизайн Татьяны Копниной! Спасибо, Танечка!
Вложения
обложка книги.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Виктор Федоренко » 26 сен 2014, 19:57

Здравствуйте !

НАТАША,а бог троицу любит.

С уважением Виктор
Виктор Федоренко
 

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 27 сен 2014, 04:01

Виктор Федоренко писал(а):Здравствуйте !

НАТАША,а бог троицу любит.

С уважением Виктор

:roll: ;)
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 15 ноя 2014, 17:32

Коллаж Татьяны Копниной к книге "Для славы мертвых нет". На снимках - солдаты, чьи имена установлены в ходе поисковой работы и родственники которых уже найдены, оповещены.
Вложения
2 форзац - разворот.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 19 ноя 2014, 16:29

ВОЗВРАЩЕННЫЕ ИМЕНА

Кто они? Эти тысячи и миллиарды…
Добрых, грубых, веселых, верных и злых…
Они так же, как мы, сидели за партами,
Обижались, сердито хмурясь в углы…
И росли патриотами нашей России,
По призыву ушли на войну воевать.
От родимых полей с озерами синими,
Оставляя свой край, любимую, мать…
Кто они? Эти мальчики из Зауралья,
Что остались в полях безымянно лежать.
Мы вам имя вернем из сиреневой дали,
Мы о вас не должны, не должны забывать
.

13 июля в вороночке от снаряда на берегу реки Бойня в 300-400 метрах севернее деревни Демкино Ржевского района Тверской области поисковый отряд из Мордовии "Броня" поднял останки двух солдат Великой Отечественной войны. Оговорюсь сразу: труд поисковиков неоценим. Они возвращают домой без вести пропавших солдат. Хотя это случается далеко не всегда, но бывают и минуты удачи. И в этот раз ребятам повезло: при одном из бойцов обнаружен смертный медальон-пенал с запиской, которую удалось нашим экспертам-криминалистам прочитать. Оказалось, что воин из Мокроусовского района. И понеслась весточка по электронной почте в зауральскую глубинку с просьбой – найти родственников погибшего, чтобы передать последний «привет» от солдатика.
Пробив по базе Центрального архива Министерства обороны данные, мы узнали, что боец числится якобы захороненным в братской могиле близ деревни Гнилево: Гавриил Петрович Рыльских, 1916 года рождения из деревушки Селезнево. Кто он, этот юноша, двадцати пяти лет от роду на момент призыва? Была ли у него семья, родители, братья и сестры? Об этом разузнали местные поисковики, нашедшие племянника и племянницу солдата. Солдатик на начало войны не успел завести семью, на войну его провожала лишь мать. Об этом и рассказали поисковикам. Так возникла наша связь с ребятами, которые впоследствии и передали реликвию – медальон – в Мокроусовский район.
В музее за «круглым столом» собрались ветераны войны и труда, члены районного президиума совета ветеранов, учащиеся Маломостовской школы для того, чтобы поговорить об истории одной из наименее известных страниц Второй мировой войны, операции «Марс», целью которой было выбить немецкую армию с плацдарма к западу от Москвы. Среди пропавших без вести и раненых в этой операции, захороненных на Ржевском рубеже, был и наш земляк – селезневский паренек. Он погиб по данным Министерства обороны, 18 августа 1942 года.
Разве мог предположить красноармеец орудийного номера 360 гаубично - артиллерийского полка (ГАП-РГП)29 Армии, что его имя вернется белым журавлем на малую родину через 70 лет с начала войны? А близкие? Разве они могли знать, что их сын и брат, родной дядя, погребен в воронке от снаряда безымянным? На бумаге ведь было все по-иному…
Ошибка о месте захоронения «перекочевала» после войны с документом в Центральный архив Минобороны, а затем, в Книгу памяти Курганской области. Поисковики ее исправили, передав районному музею протокол подтверждения эксгумации бойца , а также, смертный медальон с запиской.
Районный музей. На экране документальные кадры, снятые военными операторами на Ржевско-Сычевском направлении в годы войны. За кадром звучит песня:
- Под Ржевом в кровавой,свинцовой, сплошной круговерти,
Не дрогнули славные дети родимой земли,
Рванулись в прорыв окруженья Долиною смерти,
И в этой Долине бессмертье свое обрели…

На глазах ветеранов – слезы. Так всколыхнули кадры кинохроники воспоминания о тех страшных годах.
Еще об одном солдате из Мокроусовского района шел разговор в районном музее. Степан Венедиктович Гужов, уроженец деревни Большепесьяное. Его форумчане нашего сайта нашли по спискам документов Вяземского концлагеря, хранящихся в Российском Военном государственном архиве, лишь недавно открытом и свободном от грифа «секретно». Солдат, согласно Алфавитной книге призыва, был призван на фронт в 1941 году. Дома оставалось двое пацанов да жена - Клавдия Ивановна.
- До войны родители робили на Большепесьяновской бригаде, - рассказывает сын солдата Вениамин Степанович. – В период финской компании, по направлению, папка был направлен в Тюменскую область на небольшой заводик, мастерить лыжи для фронта. Ремесло, освоенное с юных лет, помогло семье – платили живыми деньгами, имел бронь от призыва в армию. Мамка трудилась на ферме дояркой, там ставили лишь трудодни, жили бедно… А тут Великая Отечественная…Тятеньку взяли на войну сразу. С дороги пришло два письма, а потом извещение, что пропал без вести…Мама не получала никаких пособий по случаю потери кормильца, а за спиной шепотки разные, типа, поди к немчуре подался…
Тяжело даются слова уже немолодому человеку после просмотра документов, найденных в ЦАМО и записей в лазаретной книге концлагеря, подтверждающих, что умер боец от ран. А почему столько имен бойцов оказались под статусом «пропавшие без вести», постараюсь объяснить. Дело в том, что во время освобождения Вязьмы и концлагеря в 1943 году, сотрудники «СМЕРШ» 33 – й армии захватили списки ДУЛАГ – 184 за январь-октябрь 1942 года. В записях значились умершими 5422 человека. Документы были доставлены в управление тыла штаба. Оттуда их переслали, как обычное донесение о потерях личного состава в управление по персональному учету потерь сержантского и рядового состава Генштаба РККА без пометки «военнопленные». Поэтому документы более 65 лет лежали на полке, и к ним никто не прикасался, покуда наши поисковики, работая в хранилище, на них не наткнулись.
Районному музею вместе с фотографией вдовы солдата передана и выписка из формуляра журнала лазарета, подтверждающая, что место захоронения нашего земляка на территории мемориала Вязьмы Смоленской области.
Трогательно прочитали дети из Маломостовской школы стихи о без вести пропавших солдатах, и о том, как их ждут не дождутся домой по сей день. Слушатели забыли про чай, лишь слышались всхлипы уже постаревших детей войны, чьих отцов удалось вырвать из безымянного списка.
В Кировском районе под Ленинградом покоится прах еще одного нашего земляка из села Шелепово – Феопента Ивановича Шелепова. Долгих 65 лет шел солдат домой. Он вернулся из небытия, благодаря поисковому отряду «Каскад», работавшему в районе Невского пятачка и поднявшего воина, которого определили по номеру его медали «За отвагу». В руках лейтенанта был обгоревший автомат, за поясом – две гранаты. Родная сестра Феопента Евдокия Ивановна на встрече в музее рассказала, что на войну из семьи было призвано четыре брата. Лишь один вернулся домой, но умер вскоре после полученных на войне ран. Феопент погиб в районе Невского пятачка в 1943 году, младший брат Фадей – на Украине. Захоронение Фадея в архивных документах также было указано не правильно, эта ошибка перекочевала и в Книгу памяти. Благодаря работе поискового движения на Украине, мы нашли могилу Фадея. Евдокия Ивановна, не скрывая слез, всматривалась на экране в списки мемориала в селе Великая Камышеваха Барвинковского района, где похоронен ее брат. Мы передали фотографии с места захоронения Фадея сестре. Третий брат – Никита – по сей день считается пропавшим без вести, но его поиски продолжаются на основе многочисленных документов архивов России. Евдокия Ивановна Рыльских передала в дар музею фотографии всех четырех братьев.
С Ленинградским фронтом связана еще одна судьба бойца, пропавшего без вести, Петра Максимовича Егорова. Его сын, живущий в Мокроусово, обратился с просьбой попытаться найти его место захоронения. В ЦАМО мокроусовские поисковики с помощью московских коллег, непосредственно работавших в зале по своим поискам, нашли документ, где химическим карандашом на странице донесения о безвозвратных потерях, сделана запись: «Егоров П.М. 1910 г.р., призванный Выборгским райвоенкоматом, погиб 23.03.42 г. Похоронен на Пулковских высотах».
Также удалось выяснить, в каких войсках служил отец Николая Петровича, проследить по другим данным, как складывался его короткий боевой путь. Солдат служил в составе 189 стрелковой дивизии второго формирования народного ополчения Октябрьского района, которая была образована в августе 1941 года. Осенью 1941 года дивизия вошла в состав 42 Армии, вела оборонительные сражения в направлении от Пулково к городу Пушкино.
В Книге памяти Смоленской области (Велижского, Глинковского районов) написано: «Захоронен на северном склоне Пулковской горы , в 20 метрах слева от дороги на Ленинград». Той самой дороги, по которой они не дали пройти немецким захватчикам. В послужном списке солдата Егорова значится – беспартийный. Но от этого его подвиг нисколько не умаляется, равно, как и то, что он не уроженец нашей области. Зато потомки Петра Максимовича крепко пустили корни на зауральской земле, дали хорошую поросль в нашем благодатном крае. Фотографии Поклонного креста с места захоронения солдата Егорова переданы вместе с документами из архива в дар музею. Сыну вручены копии…
Страшное слово «война». Но еще страшней участвовать в ней. Один из бойцов Красной Армии, уроженец деревни Дорохино, Лыжин Никандр Николаевич, призван на фронт Мокроусовским РВК 14 января 1942 года. О судьбе этого человека мы узнали, благодаря сайту Солдат.ру., где выложены списки пересыльного концлагеря, находившегося в городе Орел. На вечере памяти «Возвращенные имена» Клавдия Дорофевна Вагина, медсестра, участница защиты Ленинграда (на фронте до 1943 года), рассказала, что Никандр был ее двоюродным братом. Сканы документов из государственного архива о его факте гибели в концлагере переданы также в районный музей. Клавдия Дорофеевна поделилась воспоминаниями своего детства и юности, когда ее, выпускницу Курганского медицинского училища призвали в 1941 году на фронт. Уходила фельдшером после Ялуторовского распределительного пункта. Попала сначала на Волховский, затем , Ленинградский. Перед войной в последний раз видалась с братом. О том, что пропал без вести, ей написала на фронт мама. А то, что Никандр погиб в лагере военнопленных, старушка узнала из заметки в районной газете.
За столом сын еще одного солдата нашего района – Алексея Васильевича Солодовникова, Николай Алексеевич Солодовников, который живет в деревне Карпунино. Он обратился к поисковикам за помощью в поисках места захоронения его отца. Рассказал, что в 1943 году, когда семья приехала в Зауралье с оккупированной территории, им пришло на сельсовет извещение, что А.В. Солодовников пропал без вести. Николай Алексеевич рассказывает: - Помню, мама с поля пришла, уставшая, дома поесть нечего, а нас два рта малолетних. Ревем, есть охота. Мама на нас внимания не обращает, потому что ей по дороге сообщили о том, что папка пропал без вести. …А вскоре пришло из госпиталя письмо от бойца, что лежит на излечении – весточку о себе подал. И снова тишина на долгие годы. Писали в разные инстанции, да везде отрицательный ответ.
Поисковики нашли место захоронения солдата Солодовникова и передали 82 летнему сыну фотографию с мемориального комплекса г. Котельниково, где дислоцировался госпиталь. Около четырех тысяч солдат и офицеров навсегда остались лежать в братских могилах на городском кладбище. Минутой молчания присутствующие на передаче музею реликвий почтили память тех, кто не вернулся с войны, и кому сегодня были возвращены имена…
Вложения
3.JPG
газета рассказала.jpg
газета рассказала.jpg (46.27 Кб) Просмотров: 12238
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

дважды пропавший без вести

Сообщение наташазахарова111 » 21 янв 2015, 00:00

ТАКАЯ ДОЛГО – КОРОТКАЯ ЖИЗНЬ
С неизвестной войны возвращаются и сегодня.
Возвращаются, спустя почти 70 лет, после последних залпов Великой Отечественной. Возвращаются непокорённые. Возвращаются, чтобы занять своё место в строю Победителей. Возвращаются, неся нам сквозь годы правду о войне, правду о себе. Возвращаются и будут возвращаться, вопреки всем грязно трусливым потугам любителей «переписать историю Великой Отечественной».
Если дерево оторвать от его корней, оно погибает – исчезает с лика Земли бесследно. Когда народ утрачивает свои корни, память свою - он также погибает. В большинстве из нас есть в сердцах на генно-инженерном уровне стремление узнать о своей родословной, кто же был корнями у огромного семейного древа, без которых оно не смогло бы дальше расти?


В редакцию обратилась внучка Семена Филипповича Васильева, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны, Любовь Николаевна Ильиных. Следы затерявшегося в далекие сороковые лейтенанта искал в восьмидесятые годы ее отец - Николай Семенович. А когда его не стало на этой земле, за дело взялась она. О своем дедушке Люба знала по рассказам старших, что родился он в 1908 году в деревне Курской на территории Щигровского сельского совета. Практически, деревня стояла на краю большого некогда села Щигры, как и ей родственные - Фатежская, Дураково. Деревни назывались по причине основания их переселенцами из центральных губерний России в начале 19 века.
Семья считалась многодетной, потому что, кроме Семена, в ней росли еще три брата. Во время поисков ниточек по родословной Васильева, мы узнали, что , согласно исследованиям историков - краеведов, сохраненным в районном архиве, отец Семена – Филипп Екимович Васильев - был членом ВКП(б) на заре становления советской власти. Погиб в 1921 году в ходе кулацко - эссеровского мятежа, когда банда "Лесные братья" забила до смерти по списку 13 коммунистов и комсомольцев, скинув их в глубокий общественный колодец. Жители, когда банда ушла из села, похоронили своих односельчан в деревне Кизак (ныне - на территории Тюменской области). К сожалению, место могилы на селе теперь никто уже не может показать. На тот момент Семену было 13 лет, и он не мог не запомнить семейное горе, и за что погиб отец. Как самый старший в семье, Семен закончил лишь 4 класса местной школы, пошел работать, помогая матери. До самозабвения был влюблен в "железки".
Женился Васильев рано, едва 18 стукнуло, а тут в армию призвали на действительную. Оставив в Щиграх молодую жену с ребенком, ушел по повестке военкомата Семен . Служил в Первой стрелковой дивизии . Там его и в партию приняли. Партийный билет №2486000С, выдан ДИК 1-ой стрелковой дивизии в 1932 году. Мы нашли эти данные в партийном Курганском архиве.
Вернулся солдат в родную деревню Курскую, пошел работать в местную машинно-тракторную мастерскую. А затем его для укрепления партийной ячейки переводят в соседний Мостовской район в МТМ. Из архивной справки узнаем, что Семен Васильев на 1933 год становится бригадиром тракторного отряда, указан и его трудовой стаж – всего один год.
Воспоминания сына подтверждает справка, присланная Варгашинским районным архивом. В ней указано, что герой нашего повествования сначала работал механиком, затем бригадиром тракторного отряда при МТС. В октябре 1937 года (напомню, что это был страшный год очередных сталинских репрессий и массового террора), он приказом по МТМ направлен в город Троицк Челябинской области, осваивать новый металлорежущий станок «Юнкерс». Какие знания привез оттуда молодой механик, сейчас уже не узнать, но к началу войны Семен Филиппович уже заведовал местной МТМ, а это значит, что с годами к нему пришло соответствующее становление как умелого специалиста.
Что человек не чурался никакой работы и брался за любое поручение – будь то партийное или просто рабочее - доказывает тот факт, что Семена направляют на курсы по партийной линии
Финская компания. На Васильева, как механика, наложена бронь. Но от военкомата ему задание, он обучает призывников военному искусству, готовит их к отправке на фронт при машинно-тракторной мастерской. Ему присваивают звание "младший лейтенант". Об этом периоде времени своим дочерям неоднократно рассказывал сын Семена Филипповича, который запомнил, как отец возвращался с полевых военных сборов домой очень поздно. Та война была короткая, но не последняя, к сожалению, как и его дальнейшая судьба и жизнь.

Отец вспоминал, - рассказывает Любовь Николаевна , что в 1941 году дедушку призывают на службу в РКК. Это подтверждено справкой из архива Верх-Суерской МТС, что « в связи с призывом в РКК с 19.09.41 г. зав. МТМ Васильева Семена считать уволенным». Подобная запись сохранилась и в партийном архиве: он снят с учета. Война, а Семена захлестывает новая любовь! Раиса Бояркина. О ней мы узнали из документов ЦАМО (гражданская жена), и скупым воспоминаниям сына Васильева, который как-то вскользь упомянул об этом факте. Семен Филиппович переезжает в Челябинск, проживает в районе железнодорожного вокзала. По воспоминаниям сына, обучает теперь уже новобранцев Кировского тракторного завода, преподает азы науки управлять танком. Но разве мог усидеть лейтенант в учебном классе, когда фашистская коричневая чума топтала своими сапогами русскую землю, и немец вплотную подошел к Москве! Тут наши поиски зашли в тупик, так как подтверждающих документов о его призыве и отправке на фронт с Челябинска, мы пока не нашли. Из донесений, которые есть в ЦАМО, в графе «откуда призван», стоит загадочный прочерк.
ДВАЖДЫ БЕЗ ВЕСТИ…
В конце 1942 года на адрес его матери в село Щигры - Аксинии Ефимовны - приходит извещение, в котором говорится, что «мл. лейтенант Васильев Семен Филиппович 1917 г.р. (запись года рождения - ошибка машинистки из Подольского архива, составляющей списки в машинописном варианте), командир стрелкового взвода Западного фронта, пропал без вести в октябре 1942 года". К сожалению, не указан номер части и конкретно, в каком месте пропадает без вести человек. Западный фронт, это Московская область. Сын солдата, как того призвали в армию, не остался жить с мачехой в Челябинске, а возвращается к бабушке в деревню. Ему назначают пенсию в связи с потерей кормильца.
Почти одновременно с военкомата приходят повестки трем братьям Семена - Михаилу, Анатолию, Алексею. Аксинья в колхозе трудится бригадиром полеводческой, затем тракторной бригады, приближая победу сыновей.
Известие о пропаже без вести старшего сына подкосило женщину. Но таких дворов в Щиграх было полным – полно, поэтому некогда сетовать на судьбу…надо было поднимать внука. Неординарное решение принимает Ефимовна - перебирается в дом к отцу - так легче было прожить в военные годы. Во время поисков документов в ОБД поисковики наткнулись на документ, который говорил о том, что в Смоленской области умер в медсанбате и похоронен у деревни Федюнино на опушке леса рядовой Васильев Семен Филиппович. В графе - домашний адрес стояло - "без документов". Долго спорили, наш ли это Семен? Наконец, пришли к выводу, что если на начало войны герой рассказа был уже лейтенантом, ну никак не мог он быть записан рядовым. Скорее всего, боец полностью, включая год его рождения, был тезкой нашему Семену Филипповичу.
При составлении Книги памяти по Мокроусовскому району по запросу военкомата, из Центрального архива Министерства Обороны пришло сообщение, что герой нашего рассказа пропал без вести, воюя в составе 39 танковой, затем 1 - й бригады 23 танкового корпуса в звании лейтенант, в должности командир танка Т-34. Эту запись опубликовали в КП, что в 1980 – е годы и заставило сына Николая снова взяться за поиски предполагаемого места гибели своего отца. Ответ из Подольска пришел не утешительный, где было прописано, что действительно «пропал без вести».
Благодаря поискам, был отслежен короткий боевой путь лейтенанта и доказано его место гибели. По информации получалось так, что лейтенант дважды «пропал без вести» - на Западном фронте и Украинском.
75410588
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Васильев
Имя Семен
Отчество Филиппович
Дата рождения/Возраст __.__.1908
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 746923
Номер дела источника информации 71
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=75410588

52700970

Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Васильев
Имя Семен
Отчество Филиппович
Последнее место службы 17 сд
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия умер
Дата выбытия 07.05.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18001
Номер дела источника информации 151
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52700970
74980784
Информация из приказа об исключении из списков
Фамилия Васильев
Имя Семен
Отчество Филиппович
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Последнее место службы ЗФ
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.10.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 563784
Номер дела источника информации 37
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=74980784
39-я танковая бригада -это 23 танковый корпус, который дислоцировался на
Украине в Донецкой области, находился примерно в районе (Изюмский плацдарм) июль - август 1943 г. Треугольник, как любовный, в судьбе Васильева - Сулиговка – Долгенькое - Сисинки.
"По донесениям, в том районе дивизия потеряла очень много личного состава, пропавшего без вести в период 20.08.1943 - 27.08.1943 г., после чего бригада двинулась на г. Константиновка Донецкой области уже в первых числах сентября, и после чего на ст. Межевая Днепропетровская область», -делился своими поисками мой товарищ по общему делу Александр Мальцев.
На сайте http://www.ukrainica.org.ua/ukr/content/2220 мы узнали, в какой период формировалась бригада, в которой воевал наш земляк, чтобы сопоставить все данные. Примерно, в какой период он мог влиться в состав танковой? Оказалось, что начало ее создания произошло в г. Красный Оскол – 17.4.1942 г. Приказ НКО о формировании 23 танкового корпуса есть на сайте ОБД МЕМОРИАЛ. Затем было боевое крещение под Сталинградом.
август- сентябрь 1942 г. Бои на дальних подступах к Сталинграду и в черте города. Состав частей 23ТК постоянно менялся. Далее путь бригады шел через Саратов – октябрь - декабрь 1942 г. Сформирование корпуса в новом составе: 3, 39, 135 танковые бригады, мотострелковая бригада и остальные корпусные части: АП, Зенап, батальонные связи, саперный, медицинский и другие. Штаб корпуса находился в городе Саратов. Остальные части формировались в ближайших селах: Татищево, Широкое, Губаревка, Вязовка. Командиром корпуса был назначен генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Е. Г. Пушкин.
Мы предполагаем, что на данный момент танкист Васильев еще не был в составе вышеуказанной танковой бригады, а оставался на территории Западного фронта в числе пехоты. Не зря ведь пришло извещение матери за тот период времени.

Скорее всего, Семен Филиппович, через неизвестный приемно-распределительный пункт после лечения в каком - нибудь тыловом госпитале или медсанбате, (что, кстати, не подтверждено военно-медицинским архивом), по причине его прямой принадлежности к танковой технике, а также довоенной специальности, направлен в Купянск в марте - июле 1943 г. В этот период времени в танковой бригаде, основательно "пощипанной" под Сталинградом, происходило пополнение боевой техникой и личным составам. А затем подготовка к действиям на Изюмском плацдарме.
Изюм - (Изюмский плацдарм) июль - август 1943 г.
В поисках короткого боевого пути нашего земляка наткнулась на воспоминания Марка Шварцмана "Фрагменты войны глазами военного медика". Выпускник медицинского института делится своими воспоминаниями о боях июля-августа в районе г. Изюм.
"Город Славянск, известный бальнеологический курорт Северного Донбасса, был одним из первых крупных населенных пунктов, который мы освободили в ходе наступательных боев с Изюмского плацдарма в августе 1943 года. Признаюсь, что в те уже очень далекие годы не представлял себе стратегической значимости нашего Изюм-Барвенковского участка фронта.
Только впоследствии, после завершения Орловско-Курской наступательной операции, можно было понять причины столь упорного и ожесточенного характера боевых действий летом 1943-го. Обе стороны тогда готовились к большим летним наступательным операциям. Накапливались силы и средства. Верховное командование держало в наших ближних тылах армии Резервного и Степного фронтов. За нашими спинами строили укреп. районы. Готовились к отражению крупных бронетанковых армад противника. И Изюм-Барвенковский выступ и Орловско-Курская дуга по своей конфигурации являлись участками линии фронта, позволяющими в случае прорыва обороны взять в котел много армий, десятки вражеских дивизий. Для нас это было бы повторением успеха Сталинградской битвы. Для немцев - реваншем за поражения под Москвой и Сталинградом и возможностью переломить ход войны в свою пользу. О готовящихся крупных наступательных операциях знали обе стороны. Но где и когда они начнутся, командование знало далеко не все.
Упорные бои на Изюмском плацдарме, вероятно тогда носили упреждающий характер, прощупывающий противника и отвлекающий на себя его силы и средства. О тяжелейших боях на плацдарме в районе Изюма, за каждый овраг и рощу, за населенные пункты, от которых оставались одни названия и которые были стерты с лица земли, можно вспомнить много. В районе Голой Долины очень большие потери понесла гвардейская стрелковая дивизия любимца Чуйкова - комдива Батюка... После войны спустя 30 лет, мы посетили мемориал павшим в селе Голая Долина. На больших мраморных плитах перечислены фамилии погибших в боях за этот населенный пункт. Мраморные доски двухметровой вышины стоят там вплотную друг к другу и выгораживают большую прямоугольную площадку. Сколько там похоронено ребят - трудно себе даже представить. Много тысяч. Недаром эту деревню мы переименовали в «долину смерти». Пытались найти фамилии однополчан - старшины Коваленко, командира орудия Васина, разведчика Сурикова. Так и не нашли. В Славянск мы вошли примерно в двадцатых числах августа. Потом заняли Краматорск. И завязались бои на Запорожском направлении. Такими запомнились некоторые события июля - августа 1943 года на правобережном плацдарме в районе города Изюма"...
В этой вихревой круговерти наши танковые бригады помогали пехоте, как могли.
Мы стали искать следы Васильева С.Ф. в треугольнике Сулиговка – Семеновка – Долгенькое. По воспоминаниям старожилов, мальчишек военной поры, в том районе , в 1943 году, стационарные армейские мастерские 39 тбр находились в лесу западнее с. Красный Яр:
«Мы были тогда совсем пацаны, но посмотреть на танки бегали, невзирая на запрет родителей, из сгоревших боевых машин погибших зачастую доставали с помощью веника и совком так обгорали тела».
Из ответа ЦАМО в 1988 году сыну нашего героя, следует, что работники архива смотрели картотеку безвозвратных потерь, а в данном случае необходимо было посмотреть книгу учета офицерского состава 39 ТБр. Дата выбытия и адрес для информирования, судя по всему, будет совпадать с картотекой. Но, в книге учета есть дата и место призыва (для кадровых - отметка "кадровый РККА") и место рождения, а также снятия танкиста с вещевого и пайкового довольствия. Это число можно определить как время гибели лейтенанта. Внучка танкиста так и сделала. Ответ превзошел все ожидания:
Второе извещение о его пропаже без вести, по всей вероятности, было выслано в адрес его гражданской жены Раисы Петровны Бояркиной. Но по каким-то причинам, оно не дошло до адресата. Поиск возможных родственников этой женщины продолжается.
Близится 70-летие великой Победы. Узнать, где и в каком месте точно погиб родственник - большая радость для близких. Но она омрачена тем, что в связи с военными действиями на Украине, практически невозможно выехать в Изюмский район, чтобы ходатайствовать перед местными властями об увековечивании памяти щигровского лейтенанта - танкиста. И еще так больно по той причине, что на украинской земле, за которую положил голову лейтенант, именно в том месте, снова идут бои, но бои непонятные, страшные, когда брат пошел на брата... Внучка плачет: "Молюсь о том, чтобы погибшие на харьковщине в годы Великой Отечественной, встали в один ряд с ополченцами, защитили их от пуль и артиллерийских взрывов... доколе будет продолжаться кровопролитие? " Остается лишь надеяться на то, что в Щиграх к 9 Мая имя героя будет дополнено на памятнике, расположенном в центре села. Сельчане свято чтут память своих солдат, не вернувшихся с войны!
Вложения
Васильев.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 21 янв 2015, 00:16

70-летию Победы
С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, СОЛДАТ!

Поисковиками изучено множество архивных бумаг.
Некоторые из них, касающиеся одного и того человека, противоречат
друг другу. Например, искажена фамилия, имя, отчество, указаны разные
даты рождения и смерти, а также неправильно написано наименование населённого пункта и административно-территориальной единицы. Одна из причин: карточки на военнопленных составлялись немецкими писарями на слух и латинскими буквами, со слов самих солдат. А затем, советские переводчики «обратно» переводили записи на русский язык. Поэтому часто происходило искажение данных …
В январские праздники пришло письмо от Н.Г. Захаровой, поисковика из с.Мокроусово, в котором она сообщала: «Вчера с Тамарой Мюллер из Германии расшифровывали списки погибших в концлагере Хемер. И чудится мне, что наткнулись на одного солдатика из Косулино Куртамышского района. По первичной информации карточки военнопленного он идет как Голев Николай, якобы из Белозерского района, может быть, солдат сам назвал именно этот населенный пункт? В журнале лазарета, где лежал и умер наш боец, перепутано все, вплоть до года его рождения. Поставили «родИны», такие же, как и по списочному составу товарища, что выше его записан. Проверили все документы, которые имелись на сайте ОБД Мемориал. Там увидели, что он идет далее уже не как Голев, а как Голаев. Эта ошибка «перекочевывает» в немецкий машинописный вариант и с ошибочным указанием его года рождения. Затем ему дали уже другую фамилию, Галеев. Сравнивая все варианты, мы приходим к выводу, что парень наш, таволжанский. Но может быть, ошибаемся. Поглядите на доки и обоснуйте - наш или все же не наш? Будет здорово, если еще одного солдата вернем домой. Жена его искала после войны. Зовут Анна Николаевна, из Косулинского сельсовета. Написано первичное место рождения Завот (Заводь)? Есть ли в Белозерском районе похожие деревни? Или все же это Завод какой-то? Мы опираемся на первичную запись - солдат как Голев. Умер при лазарете в Летмате. На умерших в плену солдат после победы, персональных карточек не заводили, отсюда и непонятки. Мне потом напишите свое мнение, ладно? Посмотрите дополнительно в Куртамышской КП. Удачи!».
Просмотрев по совету поисковика Книгу памяти, а также списки погибших на обелиске с.Таволжанки , бойца с такой фамилией не обнаружил. Затем поиски продолжились по Алфавитной книге призванных Куртамышским РВК и метрической книге с.Куртамыша за 1900 г. Есть Голев!
Мы пришли к выводу, что найденный солдат - уроженец с.Куртамыша Голев Николай Васильевич, родившийся 1 декабря 1900 г.р. Его родители - Василий Иванович и Наталья Яковлевна - приехали в Куртамыш около 1894 г. из Касимовской волости Чердынского уезда Пермской губернии. Здесь они поженились, прожили более десятка лет, затем переехали в х.Кокориев (Кокориху), а к 1925 г. в д.Таволжанку, где и оставались до самой кончины...
К переезду в Таволжанку Николай уже был женат. К 1941 г. от брака с Анной Николаевной у него в семье росло пятеро детей: Михаил 1925 г.р., Мария 1929 г.р., Иван 1933 г.р., Зинаида 1937 г.р. и Нина 1940 г.р.
20 сентября 1941 г. Николай Васильевич был призван Куртамышским РВК на фронт. Есть запись о том, что он рядовой (ВУС-№21 (данные по Книге призванных Куртамышским РВК), 1227 СП 369 стрелковой дивизии. Николай Васильевич попал на Калининский фронт. Здесь в районе Ржева шли тяжелые кровопролитные бои. На Ржевском выступе немецко-фашистские войска к середине лета 1942 года создали глубоко эшелонированную полосу обороны, прочно зарылись в землю. В июле немецко-фашистские войска провели наступательную операцию под кодовым названием «Зейдлиц» против 39-й армии Калининского фронта, с января 1942 года занимавшей выступ юго-западнее Ржева. К концу четвертого дня ожесточенных боев немцы замкнули кольцо вокруг 39-й армии. Крупномасштабные бои в окружении продолжались 8 дней. Немцы, сжимая кольцо окружения со всех сторон, спешили, не считаясь с потерями, ликвидировать котел, т.к. на помощь окруженным командование Калининского фронта бросило дивизии 22-й армии в районе южнее Нелидова и севернее Белого.
Уже 12 июля командование 9-й немецкой армии докладывало группе армии «Центр» о завершении операции «Зейдлиц». Но еще долго немецкие части 41-го танкового корпуса прочесывали огромное пространство от дороги Вязьма - Белый к югу - до Ярцева и Духовщины, где действовали партизаны и небольшими разрозненными группами выходили из окружения наши бойцы и командиры в расположение 22-й и 41-й армий Калининского фронта.
В период июльских боев 1942 г. Николай Голев попал в плен. Об этом свидетельствует карточка на военнопленного, где указано, в каком месте был солдат пленен. После ряда пересыльных пунктов он оказался в Хемере, маленьком городке на западе Германии, где с 1939 по 1945 годы располагался лагерь смерти Stalag VI A-Hemer. Среди узников лагеря он провел почти 3 года жизни в нечеловеческих условиях и труда в рурских угольных шахтах... Непригодные к выполнению работ советские военнопленные отсылались с угольных шахт обратно в лагерь рядового состава в Хемер. Истощенные, в плохом физическом состоянии, люди имели небольшие шансы выжить на территории шталага, так как там не было ни медицинского обслуживания, ни необходимого питания. Жертвы болезней, несчастных случаев, бомбежек и произвола, а также погибшие в трудовых отрядах, были похоронены там, где они выполняли принудительные работы. С 1939 по 1945 гг. в распоряжении шталага VI А находилось до 200 000 заключенных. Многие выжившие после перенесенных страданий и бедствий были или ранены, или больны, мучались душевными травмами. Из сохранившейся лазаретной тетради, в которой были внесены сведения о Николае Васильевиче Голеве, видно, что только на одной странице записано 27 человек умерших от туберкулеза легких. От этой болезни уже после капитуляции гитлеровских войск, 1 июня 1945 г. , в лазарете Летмата (одного из 5 районов города Изерлон (Хемер), и скончался Николай Васильевич Голев…
Разыскивая родственников Н.В. Голева, удалось выяснить, что отец Николая Васильевича умер в военное время, в 1943 г., двумя годами ранее не стало его дочерей - Зинаиды и Нины. В д.Стрижово долгую жизнь прожил его младший брат - Илья Васильевич (1902-1990). В г.Куртамыше (Хмелевка) жила их сестра - Евдокия Васильевна , до конца дней оставшаяся верна пропавшему без вести на войне мужу… Племянница Николая Васильевича - Зоя Ильинична Дорофеева, которую удалось разыскать, рассказала нам о семье своего дяди и дала адреса его дочери., с которой, к сожалению, в последнее время и она потеряла живую связь. Надеемся, что спустя 75 лет, дочь все же узнает судьбу своего отца.
От себя добавлю, что весной 1943 года на охраняемой военной территории на холме местечка Дуло было заложено еще одно кладбище. После войны оба кладбища были преобразованы в места захоронения военнопленных. На кладбище на улице Хоклингзер Вег стоит памятник 1967 года вместо мемориала, отлитого бывшими советскими военнопленными из бетона в 1945 году. На холме Дуло возвышается разработанный по проекту советских архитекторов и открытый в октябре 1945 года памятник. На плоском рельефе изображены три страдающих военнопленных, на вершине изображена красная звезда, а на основании выгравирована надпись на русском языке. Наша задача – к 70- летию Победы вернуть имя Николая Голева на свою малую родину, пусть это будет данью наших потомков тому, что отдал земляк свою жизнь за мирное небо над головой.
81796642

Информация из документов, уточняющих потери


Фамилия Голев
Имя Николай
Отчество
Дата рождения/Возраст 19.05.1915
Место захоронения Германия, г. Летмате
Причина выбытия умер от болезни
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977525
Номер дела источника информации 344
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=81796642

http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=73108343

http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=73100374

http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=405680907
64095625

Информация из документов, уточняющих потери


Фамилия Голев
Имя Николай
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1906
Дата и место призыва __.05.1941 Куртамышский РВК, Курганская обл., Куртамышский р-н
Последнее место службы 1227 СП
Воинское звание солдат
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.09.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 773
http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=64095625
С.Батуев, директор Куртамышского музея. публикуется с согласия автора
Вложения
Голев Николай 2 -список из лазарета.jpg
Голяев.jpg
Голев.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 30 янв 2015, 21:31

0
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 30 янв 2015, 22:44

0
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 11 фев 2015, 18:11

ВАЛЬС «БОСТОН»
Двести тринадцатый. Так, за Хурмулями в некогда Комсомольском районе Хабаровского края , называли когда-то участок, где жили спецпоселенцы, работавшие в первые послевоенные годы на лесозаготовках. Согнанные со всех концов матушки-России по статье за тунеядство (была такая в старом Уголовном Кодексе), и как сочувствующие Бандере, их определили на выселки. Семьи сами построили дома. На Двести тринадцатом километре была пекарня и поселковая общественная баня, комендатура, куда ходили отмечаться каждодневно. А потом в руки топор и в тайгу на разделку древесины. Среди сопок затерялся этот километр, куда вела единственная дорога, отсыпанная гравием японскими военнопленными в 1945 году. До ближайшего населенного пункта ДСЗ по прямой по мари, километров пять, не более.
Я - семиклассница, отец, да его товарищ по работе, Лукич, (так звали по-домашнему Сергея Лукича Кривошеева), приехали в этот распадок на стареньком мотоцикле «Урал» поохотиться. Ранняя осень. Тонкие паутинки с тальника спускаются к воде ручья, создавая кружево, обрамленное капельками ранней росы. Нарубив сухостой, тащим его к костерку. У родничка зачерпнула в котелок воды, подняла голову – и обомлела. Напротив, за весело журчащим ключом, сидит на ветке старого кедра рябчик. Перья распушенные, головка маленькая, и так озорно токует на своем птичьем языке. Видать, молодой еще, непуганый самец. У Лукича в тот момент в руках был топор. Я не успела опомниться, как он, почти незаметно, замахнул его в сторону пернатой птицы. Орудие не достигло своей цели, а встало древком «на попа» около дерева, за которое юркнула, не улетев, птица. Мы замерли . Спустя некоторое время, рябчик робко выглянул из-за ствола, поворачивая свою головку в разные стороны, как бы оглядываясь, мол, что это было? И надо же такому случиться, в этот момент топор плавно опустился деревянным обухом на головку птицы. Та упала около. В болотных сапогах, Лукич проворно метнулся к дереву и, весело потрясая рябчиком, направился к костерку. Мы только ахнули.
Булькает в таганке вода, тянет сладковатым варевом только что выпотрошенной птицы. Меня заставили почистить картошечки, спустив в варево. На привале ведется неспешный разговор о работе, о бригаде лесопункта, где трудились мужики, о премиальных, которые «зарезало» начальство .… После первой стопки под мясной бульон, отдававший горьковатым дымком пихтовой смолы, заговорили «за жись». Я тогда мало знала, что Сергей Лукич Кривошеев воевал на фронтах Великой Отечественной, имел боевые награды, прошел огненными тропами в звании рядовой, а к началу победы дослужился до капитана. В люльке «Урала» поет свои песни приемник, поймав радиостанцию «Маяк», располагая к задушевной беседе. Вот только комары проклятые не дают спокойно усидеть на месте, и я прячусь от них под брезентовый тент, где мурлычет старенький приемник.
Вдруг Лукич затих, повернул голову в сторону мотоцикла и воскликнул: «Вот моя любимая мелодия, мы ее на передовой, в минуты затишья, всем взводом слушали … вальс - "Бостон"… Лишь спустя годы, я узнал, откуда его начало. А тогда просто нравилась плавная мелодия. Был старенький патефон в роте, в редкие минуты отдыха его заводили, медсестрички к нам прибегали на поляну потанцевать. Как давно это было»...
Много лет спустя, я поинтересовалась историей зарождения этого вальса пытаясь понять, откуда у простых советских солдат военной поры появилась любовь к западной музыке? Ведь был еще "Венский вальс", другие. Объяснение сему феномену не давало мне покоя. А вот немного из истории вальса, прочитанной в Википидии. Его часто называют, как Вальс-Бостон или Вальсом при свечах. Родившись в Бостоне в начале 20 века, он очень быстро завоевал популярность, благодаря своей простоте и элегантности. По этой причине его часто выбирают свадебные пары для своего новобрачного шоу, что повергает друзей и родителей в изумление и трепет. Может быть, этот красивый волнующий мотив уводил бойца в другую, мирную, жизнь, где он оставил на малой родине своих родных и близких? Кто его знает. Но "Бостон" был чрезвычайно популярен в армии.
- Сергей Лукич, расскажите о войне, - прошу его. Он, хитро улыбнувшись, прихлебывая из миски жижу, мне отвечает: - А что про нее вспоминать да рассказывать? Много нашего брата полегло на полях неведомых, так и остались они, по сей день лежать серыми бугорками, а некоторые могилки, поди уже и травой заросли.
- А за что вы получили свою медаль? – задаю свой детский наивный вопрос.
- Я тогда уже сержантом был, - начал он свой рассказ. – Командовал отделением мотострелкового пулеметного батальона 93 танковой бригады. То был переломный ход Великой Отечественной войны, 1943 год. Харьковское направление. Мы наступали. Дали приказ окопаться у маленькой сожженной деревушки, укрепив свою оборону, не дать фрицам ни одного шанса к наступлению и прорыву из котла. Середина августа. Теплынь стояла, по полю шел духмяный запах горькой полыни, как сейчас помню. И тяжелый запах войны. Мы с отделением заняли оборону, куда послали. Сидим в траншее, нюхаем этот летний воздух, вспоминаем каждый про себя свою родимую сторонку, а дозорный, что на кромке бруствера, кричит нам: «Братцы, немчура поперла!». Враз за автоматы и приготовились отражать атаку. А они напролом прут на наш порядок. Тут бы растеряться. Да ведь был уже кой - какой боевой опыт у меня. Контратаку отбили. Навсегда они остались там лежать, в поле, фрицы поганые. Ни одного мы своего солдата в том бою не потеряли, хотя на других участках потери случились, - продолжает ветеран.
– После боя докладываю командиру, что атака отбита. Он с командой, которая трупы собирала, насчитал 20 немцев убитыми. Человек 9 в плен ранеными взяли. Это не осталось без внимания начальства и меня представили к медали «За отвагу». Но не я один ее получил, много наших бойцов с того боя были отмечены командирами.
В его бесхитростном рассказе я почувствовала необычайную скромность человека, который не привык быть в центре внимания и всегда терялся, когда оно было сконцентрировано на нем.
- Сергей Лукич, а как вы ловко рябчика положили….
- Да в молодые годы я знаешь, как ножи метал! - улыбается мой собеседник. – Нас на курсах младшего комсостава этому инструкторы обучали. Пулемет, автомат и винтовку Мосина с закрытыми глазами разбирали – собирали. На фронте навык пригодился при обучении молодого пополнения….
Мой отец закурил, а Лукич ему : - Ты, Гера, бросай курить. Ни к чему это баловство. Как я вот курил на войне, без самокруточки нельзя было обойтись. Ты сам знаешь, наверное: постоянные лишения, холод, мокрота, в окопчике сидишь, и так манит хоть одну затяжку сделать. Когда меня ранило тяжело, в госпитале отказался я от этого баловства. Так организм был ослаблен. А как бросил, так и на всю оставшуюся жизнь…
Много лет прошло с тех пор. Стерлись в памяти фамилии хурмулинцев, живших некогда рядом с нами, мы уехали в другие края. Но в семейном альбоме, который просматриваю изредка, нет-нет да и промелькнет фотография Сергея Лукича вместе с моим отцом, сидящими в нашем поселковом КБО. Это они по старой памяти и дружбе зашли после работы сфотографироваться, даже не подозревая, что фотография станет для них последним приветом о прежней совместной работе. Несмотря на то, что разницей годами в 15 лет, они по-мужски, крепко дружили. Я иногда бывала в гостях у гостеприимной пары Кривошеевых. Мне нравился бордовый бархат на круглом столе в большой комнате, где всегда стояла вазочка с конфетами и печеньем. Оранжевый абажур свисал с потолка низко-низко, освещая по вечерам ужинающую большую семью. Оттоманка в углу была излюбленным местом ветерана близ телевизора. А еще я заметила обилие периодики. Газеты лежали на тумбочке, у стола, на подоконнике, на полу у лежанки. Любил читать газеты и быть в курсе событий Кривошеев. И не просто читать, а делиться новостями, что происходит в мире, со своими сослуживцами. Отец вспоминает, как по утрам на Ключевом, где работал с Сергеем Лукичом, редкое утро обходилось без политинформаций.
Прошли годы. Накануне семидесятилетия победы, получив доступ к архивным документам ЦАМО, стала интересоваться солдатскими биографиями своих земляков. Нашла документы и на Сергея Лукича Кривошеева. Стала расспрашивать у дочери Нины, живущей в Германии, об отце. А жизнь у него, оказалось, была, ох какой непростой. Узнала я, спустя много лет с того самого времени нашей поездки на охоту, что Сергей Лукич кроме медалей, был награжден и двумя орденами в 1945 году. А он никогда не кичился наградами, не любил рассказывать, за что их получил. Нам уже никогда не узнать с его уст интересных историй и подробностей о военной его молодости. Только когда звучит вальс «Ботстон», я замираю на мгновение, и перед глазами встает этот человек, с рыжими волосами, с прищуром глаз, тонкими волевыми губами. А потом помогли архивные документы. Они вот и рассказали о боевом пути моего земляка. Вот один из них:
Сергей Лукич Кривошеев родился в Уссурийской области Ханкайского района в селе Ново-Качаловка в 1921 году в семье Луки Карповича Кривошеева. По окончании школы поступил в институт, хотел стать географом, но закончив два курса географического факультета, получил повестку в военкомат. Призвали на действительную. И стал Сергей Кривошеев проходить географию уже на реальных событиях Великой Отечественной. Раньше путешествовал с указкой в руках у доски на семинарских занятиях, теперь пареньку из небольшого села пришлось увидеть всю ширь необъятной России воочию.
В 1941 году на фронт не отправили, а в Уссурийске оставили на обучение младшего комсостава. Из послужной карточки, хранящейся в Центральном военном архиве Министерства Обороны, узнаем, что в период учебы роту, в которой служил солдат, переводят на охрану дальневосточных рубежей. Два года охранял солдат Кривошеев советско – японскую границу, затем их со станции Ханкайская отправляют на передислокацию, загружают в теплушки и к началу 1943 года сержант Кривошеев в составе 93 танковой Житомирской Краснознаменной, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригады, состоит на вещевом и пайковом довольствии. Путь 93 ТБР героичен . Она 4 августа 1943 г. поступила в подчинение 27-й армии Воронежского фронта (с 20.10.1943 - 1-го Украинского фронта). 25 ноября 1943 г. переподчинена 1-й гв. армии 1-го Украинского фронта. В наградном листе на командира отделения, сержанта Кривошеева читаем: «Вражеская группа солдат и офицеров, численностью до 20 человек, 19.08.43 г. бросилась в контратаку на участок обороны, которую занимало отделение т. Кривошеева. Тов. Кривошеев не растерялся, умело организовал систему огня (вот где пригодились пройденные курсы солдату! прим. авт.), метким ружейно – пулеметным огнем успешно отразил превосходящего в численном составе врага, причем на поле боя осталось до 18 фрицев только убитыми. Остальные – рассеяны. Атака противника была успешно отбита. За весь период боев тов. Кривошеев со своим отделением участвовал во многих атаках с врагом, не имея потерь бойцов, … проявил себя мужественным, выдержанным и отважным командиром. За отличное выполнение боевой задачи в отражении контратак противника, умелое руководство противника, достоин правительственно награды, медалью «За отвагу». В аннотации к награждению прописано, что сержант пока еще не имеет ранений и контузий, является членом ВЛКСМ.
В составе героической танковой бригады Сергей Лукич продолжает свой боевой путь, и через месяц после награждения, все-таки, пуля неприятеля нашла бойца. К счастью, ранение оказалось не тяжелым, но руку зацепило. Отлежался в госпитале, и через военно-пересыльный пункт, уже младший лейтенант, попадает в 264 стрелковый Горлицко Краснознаменный полк 241 стрелковой Винницкой дивизии. Происходит стремительное продвижение вверх по военно-карьерной лестнице. Согласно наградного документа, мы узнали, что Сергей Лукич в батальоне является комсомольским организатором, к этому времени его принимают в партию, выдают партийный билет за № 3888204. В кратком изложении личного боевого подвига написано: «… участник боевых действий с августа 1943 года. При освобождении г.Алатырки 23.08.43 г. был легко ранен при выполнении боевого задания в 93 танковом корпусе Степного фронта. При освобождении Сумской области был тяжело ранен 9.09.43 г. в той же части. В 241 стрелковой дивизии во время наступления был легко ранен 19.02.45 года в Боровецком лесу и четвертый раз ранен 15.04.45 г. в том же полку. Тов. Кривошеев за время пребывания в 264 стрелковом Горлицко-Краснознаменном полку с января 1945 г., работая в должности комсорга 2 стрелкового батальона, в боях с немецко-фашистскими захватчиками, проявил себя храбрым, мужественным воином. Все время, находясь в боевых порядках, своим личным примером воодушевлял бойцов на боевые подвиги. За время наступательных боев принято в ряды ВЛКСМ 53 человека. Комсомольцы, воспитанные Кривошеевым, дрались храбро и смело. В районе деревни Велька Полом противник сильной контратакой потеснил наши части. По приказу комбата Кривошеев, находясь в боевых порядках, поднял батальон, и высота от противника была отбита». За этот бой 9 марта 1945 года Сергей Лукич был удостоен правительственной награды – орден Красной звезды.
Третью свою боевую награду – орден Отечественной войны 1 степени комсорг получил перед капитуляцией Вермахта. То был март месяц, приближение весны, и в воздухе вместе с подтаявшим снегом носилось радостное ожидание окончания войны. Те далекие дни ветеран вспоминал в кругу своих товарищей по работе. А о его подвиге мне рассказал мой отец. Кой-какие детали он, конечно, по истечении времени уже подзабыл, но мы их восстановили, благодаря архивным записям.
Выписка из наградного листа от 7 марта 1945 года: «… во время отражения сильной контратаки противника в районе с. Касинка Мала, тов. Кривошеев лично огнем из ручного пулемета уничтожил трех и рассеял не менее восьми гитлеровцев. 18.02.45 г. в бою при отражении контратаки противника в районе западнее г.Струмень, тов. Кривошеев заменил раненого командира стрелкового взвода и, действуя стойко и решительно, отбросил противника на исходные рубежи. На протяжении всего наступательного пути, находясь в боевых порядках, в подразделении, ежедневно занимался вопросами роста комсомольских организаций батальона и политико-воспитательной работой»… Во время прохождения документов по различным инстанциям, твердой рукой генерал-майора, начальника политотдела 38 армии Ортенберга стоит крепкая запись: «Достоин награждения орденом Отечественной войны 1 степени». Так нашего Лукича нашел орден не второй, а первой степени. И было за что награждать. Во всех приказах упоминается, что хурмулинец не прятался в ходе боев за спины товарищей, а всегда «находился в первых боевых порядках».
После прочтения этих документов, уже не стоило удивляться, почему офицера в отставке в мирное время осталась такая тяга к газетам и журналам, и проводились постоянные политинформации среди рабочих его бригады.
Дочь Нина вспоминает скупые рассказы отца о войне. Как везли их с фронта на теплушках раненных в тыловой госпиталь. Из-за нехватки медикаментов и недостаточного медицинского обслуживания, гноились раны у солдат. Они подползали к щелям дощатого вагона и выковыривали червей из ран, скидывая их прямо на железнодорожную насыпь. И такое, к сожалению, было. Рассказы потрясли дочь.
Послевоенная судьба капитана развивалась по спирали. Возвращаясь на свою малую родину в Приморский край, он познакомился с украинской девчушкой из Шепетовки Ириной. Вскоре она стала его женой. Увез орденоносец ее в родное село в Приморье. В семье родился первенец Федор. В 1950 году Сергея Лукича снова призывают в действующую армию. Служить поехали в Хабаровск. Здесь родилась дочь Нина. Шесть лет еще отдал Лукич армии родной, пока его окончательно не демобилизовали.
По партийной линии в конце пятидесятых Кривошеева направляют в поселок Хурмули. Стране нужен был лес. В 1947 году поселок, по воспоминаниям моего отца, был закрытым и для въезда в него необходим пропуск. На каждом километре дороги стоял военнопоселенец японской национальности, и утрамбовывал ямки, которые делал большегрузный транспорт, вывозя лес из тайги. Поезд ходил всего один раз в неделю до станции Дуки. Дальше железнодорожных путей не было. Все заменяли простые дороги. К началу пятидесятых годов японцев отправили на малую родину, так как они отбыли свой срок наказания, но правительству нужны стали специалисты из когорты местных. Сергей Лукич пришел работать на Ключевой бригадиром разделочной площадки. Работа заключалась в тяжелом ручном труде топором. Лес вывозили напрямую из тайги на С-80. Там его принимали бригады и доводили до нужной кондиции: обрубали сучки, пропускали через поток. Послевоенной стране нужен был не только металл, но и древесина. Она давала твердую валюту в дальневосточном регионе, за нее платили и корейцы, и китайцы, и японцы.
Сослуживцы Сергея Лукича вспоминают, как в бригаде постоянно выпускали стенную газету, протягивая в ней лентяев и лоботрясов, как писали с помещением фотографий о передовиках производства. Стенгазета была своеобразным рупором того времени. Иногда в ней помещали стихи сучкорубов, были же и среди них доморощенные таланты. Ветеран почему-то их запоминал слету. И часто потом во время работы цитировал строки из опусов местного производства. Все удивлялись его памяти. Приглашали Лукича и в школу, чтобы он занимался военно-патриотическим воспитанием подрастающего поколения, он был активным помощником и комсомольской организации местной школы. Приходил на их собрания. Находил время и для пионерии. Почти вся его трудовая биография связана с лесом. В семидесятые годы пришел на лесопункт простым сучкорубом, работал так, что молодым было за ним не угнаться.(А я еще удивлялась, откуда у него навык в метании топора).
Прошла незаметно жизнь, подоспел пенсионный возраст. Ночами мучился от осколочных ран на ноге, потому что в свое время ему их вытащили не все, и они, по словам дочери, перекатывались в мышцах горошинами. Были проблемы и с поясницей – тоже следствие ранения в 1945 году. На пенсию Сергей Лукич уходил с базы ОРСа, где не преминул «отметиться» парторгом. Внезапная трагическая случайность оборвала его земную юдоль в аккурат, на Рождество, 7 января 1985 года. Похоронен на поселковом кладбище. Сельский совет поставил ветерану скромный обелиск с пятиконечной звездочкой… Помнят ли о Кривошееве Сергее Лукиче старожилы поселка, я не знаю, но когда слышу вальс –Бостон, в памяти моей всплывает образ ветерана: трещат смолистые сучья на поляне в тайге у Двести тринадцатого километра - бывшего лагеря спецпоселенцев , булькает вода в таганке, и в профиль от меня сидит живая легенда Второй мировой войны.
Н. Захарова
Вложения
Лукич и папа.jpg
Лукич и папа.jpg (16.35 Кб) Просмотров: 12236
Кривошеев Сергей Лукич.jpg
Кривошеев Сергей Лукич.jpg (6.57 Кб) Просмотров: 12236
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 11 фев 2015, 20:16

ПЕРЕД ПРИСЯГОЙ
Я помню и запомни ты, мой юный друг,
Что каждый праздный час моей Отчизны,
Оплачен славной кровью ратных мук,
Плюс 28 миллионов русских жизней!
Усталые глаза тех стариков,
Что не блестят уже, как их медали,
Всю жизнь, до гроба, целовать готов!
Нет, друг! Такой войны мы не видали!
Отцы и братья уходили в смерть,
В пожары войн Чечни, Афганистана.
Их подвигов и славы круговерть,
Чтить буду! Никогда не перестану!
Теперь и ты, как я, мой юный друг,
Вступил в ряды защитников Отчизны...
Теперь от силы наших юных рук,
Зависят сотни миллионов русских жизней!

Захаров А.
Вложения
Артем 2.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 07 мар 2015, 17:59

Солдат пришел домой!
Ищем несмотря ни на что, невзирая на реплики среди сослуживцев, типа - кому это надо! В зимний период времени разбирали картотеку по военнопленным города Хемер Германия, умерших на неметчине, так и не дошедших до дома, которых родные и близкие в послевоенные годы оплакали стократ и смирились с участью, что муж, отец, брат - так и остался в списке "пропавший без вести". Мы - это поисковый отряд из с. Мокроусово и Тамара Мюллер, живущая в Германии, в городе Арнсберг , который находится в 25 км от г.Хемер .
. Она занимается поисковой работой с 2011 года. С нами контактирует около года. С заведующим архивом города Хемер г-ном Томасом знакома не понаслышке. Он и предоставил списки умерших в различных лазаретах после освобождения лагеря в Хемере американцами . Списки на немецком языке, более чем на 700 человек. Их нет в Центральном архиве Министерства Обороны .
В городке есть солдатское кладбище, где в братских могилах навсегда остались лежать тысячи наших воинов, не сломленных, не покоренных, положивших на алтарь победы свою жизнь. Так уж случилось. Так произошло. Был ранен, упал в тяжелом бою, потерял сознание. А когда очнулся, понял, что оказался в плену. Через 70 далеких лет о подобном, предполагаю, мог бы рассказать каждый второй из военнопленных. Пригнанные с разных пересыльных пунктов, они попали на Рурские рудники, самые выносливые, на работы к местным фрау и "ляйстерам". Им приходилось легче, так как работников фрау кормили сносно - им нужна была рабочая сила на сельхозпроизводстве. Тяжелее приходилось солдатам на Рурских рудниках. Умирали сотнями, пленных просто скидывали в огромный ров, а потом бульдозерами зарывали. Когда не успевали, сжигали в печах крематориях, стоящих на территории лагеря. Пепел вывозили на близлежащие окрест поля. Так сказать, удобряли свою землю под посадки овощей. Эти данные взяты из книги Гаубермана "Шталаг Хемер"...
Свыше 35 человек уже найдено по хемерской картотеке, которые родом из Курганской области. Среди карточек военнопленных Тамара Мюллер нашла с фотографией сведения о Кокшарове Михаиле Ивановиче 8.11.1903 г.р. из Кособродска.
Солдат был зарегистрирован в лагере шталаг 367 Ченстохово (Польша . ) В плен попал здоровым , есть отметка в карте. А 28.06. 42 года был переведен в шталаг 326 Германия. Оттуда 12.07. 42 года направлен в рабочую команду под номером 1564 в г. Гевельсберг , которая относилась, в свою очередь, уже к шталагу 6А Хемер. Умер в рабочей команде в городе Гевельсберг, там он и похоронен на кладбище. В карточке военнопленного прописано, что была у солдата жена - Лукерья Моисеевна Кокшарова, дети - Петр, Александр да дочь Ольга. Отец Иван по старости и инвалидности на войну не взят.
В плен наш земляк попал в окружении под Керчью. То были страшные для русских войск дни. Немцы рвались на Кавказ, отборные войска СС штурмом брали один населенный пункт за другим, оттеснив наших бойцов к самому берегу моря, можно сказать, загнав окруженные части в него. Кто сумел вырваться из котла на суднах, вспоминал кровавые дни с содроганием. Но таких красноармейцев было очень и очень мало. Немало наших солдат погибло, утонув в море. Михаил Иванович выжил, но поплатился свободой. Живет в Кособродске хороший человечек по специальности учительница. Она не на словах, а на деле проводит в школе патриотическо-воспитательную работу со своим классом. Болеет за каждого "возвращенного" домой земляка. Через социальные сети, благодаря ее бывшей ученице Ирине Григорьевой, Татьяна Ильинична Плотникова узнала о том, что мы разыскиваем родственников Михаила Ивановича Кокшарова. И она нашла внука, Михаила Петровича Кокшарова, который по какому-то стечению обстоятельств живет в доме напротив.
Тот встретил женщину на пороге своего дома доброжелательно, а когда узнал приятную новость о том, что наконец-то имя деда "вернулось" домой, не смог сдержать своего волнения.
- Вы знаете, на 23 февраля смотрели патриотическую передачу по телевидению, и я в кругу домашних почему-то вспомнил: "Вот и мой дед так же, без вести пропавший. Лежит где-то на чужбине, и некому ему даже букет цветов принести к месту захоронения. А может и вовсе - даже косточек не осталось - временем ветра развеяли по белу свету. А буквально через несколько дней вы такую нам весть принесли, что я даже растерялся. Как будто дед сам решил, что хватит ему там лежать безымянным - пора домой собираться".
Семья Кокшаровых в далекие тридцатые годы, по рассказу внука Михаила, была сослана во время раскулачивания из Куртамыша в Кособродск, где только – только начиналось строительство железной дороги и завода по разделке древесины на шпалы. Там они и работали до войны.
Михаила Ивановича призвали в армию осенью 1941 года. Дома оставил жену, троих детей, да престарелых отца с матерью. Кто мог предположить, что им уже не придется увидеться на этом свете никогда. Извещение о том, что их муж, отец, сын пропал без вести - пришло в аккурат осенью 42 года. Тяжело дались военное лихолетье Лукерье Моисеевне. Мальчишки еще маленькие, а дочка Ольга – старшая в семье, помогала матери дома по хозяйству, как могла. Потом замуж вышла и отделилась от семьи. Кокшаровы никогда не слыли лентяями и лежебоками, а родители мужа стали подспорьем в воспитании внуков и внучки. Ребята пошли учиться в местную школу, окончили ее и, получив специальность, определились в этой жизни. Они дали хорошую поросль на этой земле.
Большая семья осталась у героя нашего рассказа. 70 лет считавшегося пропавшим без вести – внучка, дочь Ольги (сестры Михаила), Екатерина Петровна Соколова - живет в Краснодарском крае, внук - Корчагин Анатолий Вениаминович (сын Ольги), в Курской области, до недавнего времени работал на атомной станции. Долго еще разговаривали Татьяна Ильинична с Михаилом Петровичем "за жись". Перебирали старые фотографии. К сожалению, не оказалось в семейном архиве фото деда. Но нашел снимок конца 50-х годов, где навсегда запечатлены сыновья и дочь найденного нами солдата, жена Лукерья, а также его отец, Иван. Отсканированная фотография с карточки немецкого плена - как последний привет родным, легла на стол внука. Память - вот она - близка!
Вложения
Михаил Кокшаров Кособродск.jpg
Кокшаровы - семейство стр. 116..jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 30 мар 2015, 19:00

Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЛА О ВОЙНЕ.

Оказывается, это действительно так. Работая с документами, пересмотрев их тысячи и тысячи в Государственном Курганском архиве, на сайте Министерства Обороны, других поисковых сайтах в поисках о без вести пропавших по просьбе их родственников, как - то не задумывалась о том: где воевал мой родной дед? Каковы были его фронтовые дороги? Какими путями он шел и совершал поступки? Тем более, что на фронте был по рассказам моей бабушки Марии Павловны, совсем немного, всего год с небольшим. И надо такому случиться, что, начав работу по своей родословной, возникла необходимость поднять этот пласт.
Мама вспоминала о своем отце, Федоре Александровиче Коркине с тенью грусти, рассказывала, что была еще маленькой, когда его призвали на войну. Но она помнит этот день, как в составе маршевой роты бодро шагал по пыльной дороге новобранец к районному центру - месту сбора мужиков. На большаке оставалась толпа деревенских баб, голосивших каждая по своему мужу, брату...
До этого они жили по специфике специальности деда, в разных деревнях нашего района. К примеру, мама родилась в селе Семискуль, а ее брат Александр – уже в Шелепово. Почему семья переезжала так часто, родительница моя не смогла пояснить. Не интересовалась до поры - времени и я. Но по-видимому, всему свой срок. Пришел он и до меня. Сделала запросы в медицинский и Подольский архивы.
Ответ на запрос о возможных наградах деда – Коркина Федора Александровича, если таковые и были - превзошел все ожидания. Оказалось, что мой дед был представлен к награждению медалью «За отвагу» и к ордену «Красная звезда»… Кто же он такой, мой прародитель? Откуда родом? Стала узнавать на основе документов в архиве.
История одной лишь ветки моей семьи такова. Федор Александрович Коркин был родом из Макушинского района. Рано лишившись родителей, которые умерли в 1918 и 1919 годах, он состоит на постое у своих родственников, можно сказать, работает у них в хозяйстве. Через 2 года устраивается трактористом в сельхозартель. Затем, судя по архивному документу - автобиографии при вступлении в партию - приезжает в Мокроусовский район. Здесь повстречал мою бабушку Марию и женился. Жили в Семискуле, Шелепово, Могильном, затем перед войной - в Утичьем. Работал шофером, так как к этому времени обучившись на курсах, имел права. А что такое шофер в конце тридцатых годов? Первый парень на селе! Работал в районном «Райпотребсоюзе», ездил по хозяйствам. В областном партийном архиве нашла подтверждение, что в составе председательствующего на собрании партячейки в 1937 году , в Шелепово, требовал от коммунистов бдительности в работе и выполнения директив областного комитета партии, хотя еще не был принят в партию, а только являлся кандидатом. Такова была жизнь и политика в стране, и он, по всей видимости, свято верил в победу коммунизма и в светлое его будущее.
Мама вспоминает: «Жили бедненько. Порой в печке, кроме картошки в чугунке, ничего не было. Хорошо, хоть на дворе корова. Приедет вечером тятенька с полей, чугунок достанет с загнетки, сядет за стол и зовет нас с братом, мол, идите пАужинать, зайчик гостинцев прислал из леса. Мы подбежим, а он нам по бокалу молока в кружках, да по картофелине в руку даст, на лавку заставит сесть. Сидим, жуем, смотрим во все глаза – какой такой гостинчик зайчик передал ? Как поедим, отец вытаскивает из холщовой сумы букет веточек с клубникой, нам подает"
. Вкус лесной ягоды остался светлым воспоминанием о детстве у мамы. Вкуснее клубники из рук отца, она, как призналась, не помнит больше. "Иногда отец принесет брату красивую замысловатую коряжину, похожую на человечка, рассказывает мама. - Мы с ней вместо куклы играем несколько дней да зайчика вспоминаем"…
Перед войной работал Федор Коркин на машине – возил с полей урожай, отправлял его на станцию Лебяжье. На него была наложена бронь как на водителя, но по заявлению в военкомат, передают дедовскую старенькую грузовую машину «ЗИМ» молодым паренькам, и отправляют на курсы танкистов при Москвском гарнизоне от Копейского танкового училища. По окончании курсов, Федор Александрович на короткий срок попадает в запасной полк, стоящий под Москвой, а затем вместе с 31 гвардейской стрелковой - на передовую. В наградном листе написано, что служил мой дед с апреля 1942 года в составе 37 гвардейского стрелкового полка 31 гвардейской стрелковой дивизии на Западном фронте. Судя по истории Великой Отечественной войны, Западный фронт – это московское направление. В Википедии есть статья о 31 гвардейской стрелковой дивизии, где говорится, что она в составе 10-й, 16-й (с апреля 1943 – 11-я гвардейская) армий участвовала в Московской битве, в наступательных и оборонительных боях под Жиздрой и Кировом, в Орловской, Белорусской, Гумбинненской и Восточно-Прусской наступательных операциях.
К июню 1942 года дивизия совершает марш, ведет бои в районе города Жиздра и переходит к обороне.
В феврале 1943 года начала наступательные бои под Жиздрой. После чего передислоцируется и 12 июня 1943 года переходит в наступление на Карачев на Орловском направлении, где ведет бои до 6 сентября 1943 года.
Данные из наградного листа на Федора Коркина подтверждают справочный материал : «…дважды легко и один раз тяжело ранен… командир отделения… 6 марта 1943 г. , исполняя обязанности старшины роты, во время боя за населенный пункт Верхнее Ошково (правильно – Верхнее Ашково Жиздринского района Калужской области ) и Пырники Смоленской области, с группой своих бойцов уничтожил до 30 немецких автоматчиков, просочившихся в тыл роты, за что был представлен к правительственной награде – медали «За отвагу». Но по причине ранения и убытия в госпиталь, награду не получил. 12 июня 1943 года во время наступления немцев в районе Дубно Орловской области, тов. Коркин огнем из станкового пулемета отразил 5 контратак немецких цепей. Во время боя был тяжело ранен. За боевые действия на фронте, проявив при этом отвагу и мужество, достоин к представлению правительственной награды – орден «Красная звезда».
После госпиталя моего деда комиссовали по полной ввиду тяжелейшей контузии. Мама помнит его возвращение, как войдя в дом, он высоко-высоко подкинул вверх своих детей, и его черные глаза повлажнели…
Дома он устраивается на работу шофером уполнаркомзага, его принимают в 1944 году в партию. Я нашла в областном архиве учетно-политической документации анкету на деда и рекомендации партийцев по принятии его в рядв ВКП(б). Меня удивило, что одну из рекомендаций ему дал секретарь райкома партии Наговицын. Значит, дед был с ним знаком. Но к сожалению, трагическая случайность обрывает его жизнь сразу после войны. Фотографироваться мой дед не любил, единственный снимок, сделанный для документа, остался как память о нем. И еще ряд документов, отсканированных в архивах нашей области о его коротком, но славном жизненном пути.
Оказывается, я действительно ничего не знала о войне…
Вложения
дед Федор Александрович.jpg
НАгр. лист Коркин.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 06 май 2015, 19:20

Наступит день: в смятении нежданном
Замрут сердца у всех людей страны –
Простимся мы с последним ветераном
Невиданной в истории войны.
Они живут пока что с нами рядом,
От испытаний немощны, седы,
Они горды зеленым дачным садом
И мало - мальской пенсией горды.
Но горько им, прославленным солдатам,
Чью молодость в огне сожгла война,
Что только по большим военным датам
Их вспоминает милая страна.
Их, годы, раны и болезни косят,
Как острый серп июльские цветы,
И незаметно Ангелы уносят
Святые души в темень высоты.
Жизнь на земле короткая такая,
Ее никак не назовешь игрой.
И в сердце боль меня не отпускает:
Уйдет от нас последний наш герой.
Нет всенародной памяти святее,
Пусть будут ваши помыслы чисты,
Когда в слезах земля осиротеет
И вздрогнет мир от страшной пустоты.
Не хочется с таким концом мириться,
Не хочется слезой туманить взгляд,
Пока поют в лесах российских птицы,
Пока березы русские шумят.
Но смерть найдет последнего солдата,
Ему ее никак не обмануть.
И мы тройным салютом автоматов
Проводим все его в последний путь.
Но чтоб мы вечно память сохранили,
О тех, кем славна русская земля,
Хочу я, чтоб его похоронили
На мемориале Ржевского кремля!

Недавно я услышала рассказ,
Под камнем, в лесу, возле Буга,
Ребята отрыли противогаз
С документами Виктора Струга…
Он стоял в сорок первом у Брестской стены,
Он стоял до последнего вздоха,
И, пробитый осколком в начале войны,
Партбилет он запрятал под мохом.
Пересылка, тюрьма, лагеря, лагеря…
Шесть побегов в течение года.
И нашивку пришили на спину не зря,
А он жил, веря в черта и в Бога.
Он не рвался к немногим, стремящимся в рай,
Он бежал от погони в дверь ада,
Он бежал, словно в прятки со смертью играл,
Полосой, где свистели снаряды.
Вот траншея, последний бросок,
Впереди – каски с красной звездою.
И, скатившись за бруствер, в горячий песок,
Прошептал : «Русь, я снова с тобою».
Много жизней война унесла,
Разбросала могилы по свету,
Нет им, холмикам малым, числа,
Скорбным холмикам нашей планеты.

Орден Красной звезды и медаль «За отвагу»
Протянул мне сосед чуть дрожащей рукой,
И, заплакав, сказал : «Этот орден – за Прагу,
А медаль получил я за то, что живой.
Я прошел всю войну – от Москвы до Берлина,
Кошеварил, солдатушек кашей кормил,
Подвозил на коняге снаряды и мины,
И России своей верой – правдой служил.
А теперь я – никто, отголосок Победы!
Я песчинка, я – миг отгремевшей войны,
Сколько горюшка – горя я в жизни изведал,
Не жалея ни сил, ни себя для страны.
А награды возьми, это – наши награды,
Сохрани их, чтоб память навеки жила.
А когда я умру – крест поставь да ограду,
Да сирень посади, чтоб весной расцвела».

СОЛДАТСКИЙ МЕДАЛЬОН
Я зарядил последних шесть патронов,
Боезапас уже не подвезут,
Сползает солнце вниз по небосклону,
Упорно фрицы к нам опять ползут.
Нас только двое, и одна граната,
И у Сереги меньше на патрон,
Весь взвод полег, но продержаться надо,
Пока свой фланг подтянет батальон.
Нам на двоих и сорока нет полных,
Такой уж выпал сорок первый год.
К земле прижавшись гимнастеркой потной,
От глаз, со лба стирая грязный пот,
Серега улыбнулся вдруг : «А знаешь,
Не зря мы здесь, и в крови, и в пыли
Лежим сейчас. Однажды в мирном мае
Придут сюда и спросят: как могли
Полдня держаться два почти мальчишки,
Когда весь взвод к утру уже полег?
А я себе шепчу : «Васяня, слышишь,
Как жаворонок в небе нам поет?».
… На месте том нашли два медальона,
В одном записка, скрученная в жгут:
«Я зарядил последних шесть патронов,
Боеприпас уже не подвезут»…



Вложения
Александров 4.JPG
Александров 4.JPG (22.69 Кб) Просмотров: 12236
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Рафкат » 06 май 2015, 20:06

Орден Красной звезды и медаль «За отвагу»
Протянул мне сосед чуть дрожащей рукой,
И, заплакав, сказал : «Этот орден – за Прагу,
А медаль получил я за то, что живой.
Я прошел всю войну – от Москвы до Берлина,
Кошеварил, солдатушек кашей кормил,
Подвозил на коняге снаряды и мины,
И России своей верой – правдой служил.
А теперь я – никто, отголосок Победы!
Я песчинка, я – миг отгремевшей войны,
Сколько горюшка – горя я в жизни изведал,
Не жалея ни сил, ни себя для страны.
А награды возьми, это – наши награды,
Сохрани их, чтоб память навеки жила.
А когда я умру – крест поставь да ограду,
Да сирень посади, чтоб весной расцвела».


За душу берет...
C уважением, Зулькарнаев Рафкат Минибаевич
123иап(27гиап), 1940-1992г.г.
http://tehnar21.narod.ru
http://pobeda-09-05-1945.forum2x2.ru/f1-forum
Аватара пользователя
Рафкат
Ветеран
 
Сообщения: 2515
Зарегистрирован: 02 май 2010, 21:40
Откуда: РОССИЯ, Башкортостан, г. Салават
Skype: nuguman77

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Ульмарик » 07 май 2015, 11:21

наташазахарова111 писал(а):
[size=85]СОЛДАТСКИЙ МЕДАЛЬОН
Я зарядил последних шесть патронов,
Боезапас уже не подвезут,
Сползает солнце вниз по небосклону,
Упорно фрицы к нам опять ползут.
Нас только двое, и одна граната,
И у Сереги меньше на патрон,
Весь взвод полег, но продержаться надо,
Пока свой фланг подтянет батальон.
Нам на двоих и сорока нет полных,
Такой уж выпал сорок первый год.
К земле прижавшись гимнастеркой потной,
От глаз, со лба стирая грязный пот,
Серега улыбнулся вдруг : «А знаешь,
Не зря мы здесь, и в крови, и в пыли
Лежим сейчас. Однажды в мирном мае
Придут сюда и спросят: как могли
Полдня держаться два почти мальчишки,
Когда весь взвод к утру уже полег?
А я себе шепчу : «Васяня, слышишь,
Как жаворонок в небе нам поет?».
… На месте том нашли два медальона,
В одном записка, скрученная в жгут:
«Я зарядил последних шесть патронов,
Боеприпас уже не подвезут»…
[/size]
А я вчера от этого стихотворения так ревела! Даже ребенку толком прочитать не смогла.
Ульмарик
Ветеран
 
Сообщения: 575
Зарегистрирован: 23 янв 2014, 22:20

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Саша Медведь » 07 май 2015, 13:00

Здравствуйте !

НАТАЛЬЯ- спасибо за стихи.

САША.
Саша Медведь
Завсегдатай
 
Сообщения: 264
Зарегистрирован: 18 фев 2015, 07:46
Откуда: Верхнеднепровск- х. Базавлук

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 29 июл 2015, 09:00

СЫН ДОСТОИН ОТЦА!
Жил на земле человек. В неспокойное время он родился в большой крестьянской семье, на земле – кормилице знакомился с сельскохозяйственными заботами, переживал тягостное лихолетье тридцатых в кругу родных и близких. Рос и мужал.
Ему повезло, о таких говорят, «в рубашке родился»: на фронте уцелел, вернулся домой, семью завел, растил после войны ребятишек. Звали на пионерские сборы и патриотические классные часы – не отказывался, а шел в школу, чтобы рассказать всю военную правду, всю боль человеческую страшных огневых сороковых. В 1973 году упокоился на райцентровском Мокроусовском кладбище. И вроде бы, забыли о том, что был – ветеран войны, орденоносец, что свою лепту человеческого труда внес в восстановление народного хозяйства страны, не только района.
Через много лет память о нем возвращается.

Николай Прокопьевич Зимин родился в селе Могильное Мокроусовского района Челябинской области 17 мая 1925 года. Отец – Прокопий (по другим документам – Прокофий) Семенович Зимин имел во дворе единственную лошаденку, корову да пару овечек. С женой своей Татьяной поднимали троих деток. Сызмальства приучали к крестьянскому труду.
Коля, окончив начальную школу в деревне, был отправлен на продолжение учебы в Мокроусово, определен на постой к родственникам, так как при школе не имелось интерната. А отправил его Прокофий по той причине, что мальчику легко давались науки, в чем родитель увидел тайный глубинный смысл и затаил мечту – дать соответствующее образование сыну, чтобы на старости лет гордиться своим отпрыском. А желал он, чтоб стал Кольша агрономом, который от сохи русской, с земелькой на «ты», чтобы крепче притянуть его к своей малой родине и к тому месту, где родился. Николай оправдал надежды отца и очень хорошо закончил семилетку, что в ту пору уже считалось достойным образованием.
Приехав домой, работал в колхозе, собирался в сельхозтехникум. Но пришла война. Как-то враз осиротело село, мужиков осталось – раз-два и обчелся. Прокофий на ферме работал трактористом, и ему на 41 год была определена бронь. Да разве дома усидишь, коль почти через каждый двор ежедневно слышен был бабий вой после ухода почтальонки к сельскому тракту. То вдовы оплакивали своих мужей, матери – сыновей. Как-то вечером зашел с сыном, которому едва минуло 17 лет, разговор у него. Строго наказывал Прокофий Николаю, чтобы матери во всем помогал, как его призовут в военкомат, чтобы за сестрой приглядывал, да был «головой» семьи, мужиком. Не получилось по - батькиному . Обоих забрали на войну в 42 году треклятом. Про то Прокофий уже на фронте узнал из письма жены своей Татьяны, что «Кольша вслед за тобой был вызван в военкомат и отправлен»…
Воевал Зимин - старший в знаменитой Знаменско - Кременчугской 233 стрелковой дивизии. В Гражданскую еще им был приобретен опыт лихого рубаки – командира, так что знания пригодились и в Великую Отечественную. Член ВКП(б) с 1932 го, заместитель по строевой части командира батальона – не больше и не меньше. Письма домой писал редко, не до того было, но с сыном переписывался: интересовался, как у него дела, да где сейчас воюет. А Кольша, в аккурат в декабре того же сорок второго, был призван. Сначала в Чебаркуль на курсы краткосрочные командиров младшего комсостава, затем отправили паренька в Златоуст. Там как раз формировалась 26 стрелковая дивизия. Определили уже с сослуживцами солдата по дороге к фронту, в 87 стрелковый полк.
Сестра его, Галина Прокопьевна, мало что знает о боевом пути своего брата, но записи, которые сохранила при его жизни, остались в ее доме, как реликтовая память. В них рукой Николая Прокопьевича были аккуратно занесены пути-дороги, по которым ему суждено было пройти. Изучал, так сказать, географию Российской Федерации, непосредственно на местах разворачивающихся событий. А они стремительно несли его в самую гущу атак и сражений. Сначала Северо-Западный фронт. Затем – II Белорусский, Брянский. Назначили Николая Прокопьевича командиром пулеметного взвода поначалу, но увидев его смекалку и горячую решительность, определили в роту разведчиков. Ветеран рассказывал своим родным по возвращении домой, как в одной из вылазок их поймали немцы и связали, заперев в сарай, чтобы утром допросить и расстрелять. А он был худенький, да небольшого росточка. Подкоп сделали с друзьями-разведчиками, зубами веревки перегрызли, освобождая руки, сбежали. Тогда в темноте при погоне за беглецами, его и зацепила шальная пуля, но до своих окопов все же добрались. После лечения в медсанбате, снова вернулся в строй. Документы той поры (наградные листы). Если бы о них знать раньше, когда еще был жив человек, когда можно бы как-то ему по - особому отдать дань уважения за его подвиги на войне. А он их совершал! В свои неполные 19 лет
«1
27/н
23.08.1944
Медаль «За отвагу»


…он в наступательных боях по преследованию противника показал образцы геройства, мужества и отваги, своим личным примером увлекал остальных бойцов на выполнение поставленной боевой задачи. Участвуя в разведвойсках, он своими решительными действиями своевременно обнаруживал противника и докладывал командованию о его расположении. 21 августа 44 года, участвуя в захвате военнопленного, огнем своего автомата поддерживал действие захвата языка…». Подписано командиром полка! По сему видно, что слава о маленьком молодом парнишке и его бесстрашии ходила по части. И как доказательство тому, еще один Наградной лист:
«66/н
05.09.1944
Орден Славы III степени

– тов. Зимин – участник многих боев с немецкими оккупантами и разведпоисков. За короткий период пребывания в пешей разведке, рядовой Зимин прославился своей храбростью, настойчивостью и смекалкой. Участник группового захвата 15 языков за 23 дня его пребывания в разведке. При захвате последнего языка в ночь на 28.08.44 г. тов. Зимин, находясь в группе поддержки, огнем своего автомата не дал противнику контратаковать наших разведчиков, обеспечив при этом захват военнопленного и доставку его в штаб. 1.09.44 г. Приказ подразделения»
Вот так, по-нашему, зауральский паренек сумел за менее одного месяца столько раз побывать в разведке с целью поимки немцев и препровождения их в штаб. То было на участке II Прибалтийского фронта. А в это время его отец в составе II Украинского на границе с Венгрией, форсирует Дунай. Он как бы передает эстафетную палочку своему сыну – «За Родину! За Отечество!». О том пишет в своих письмах. Вот наградной лист Прокофия Семеновича Зимина, который рассказывает о его боевом подвиге:

Посмертно Зиминум- страшему было присвоено звание капитана. Погиб он перед новым 1945 годом, месяцы не дожив до победы, похоронен в местечке Бобоча, что под Будапештом. (т.7 КП стр. 317).
Об этом Николай узнал лишь в 45 году, когда от матери Татьяны Афанасьевны, пришло письмо на передовую. И до того горько было парню, что не сберег себя отец, до того тошно стало, что волком вой (как он признавался впоследствии сестре).
Домой Николай Прокопьевич вернулся в 1947 году, два года дослуживая в армии свой призывной возраст. Время было такое – не ставили в счет службу на войне. Обучал он молодое зеленое пополнение послевоенных первых лет, числился ветераном и заслужил уважение командования части. Его наградили именными часами и Похвальным листом, где указыался перечень заслуг в послевоенный период.
Деревня бурлила новой жизнью, восстанавливалось сельское хощзяйство. А его определяют заведующим клубом. Но недолго поработал он на ниве культпросветительской деятельности, родовое взяло верх – поступил учиться, исполняя завет отца. В Мишкинский сельскохозяйственный техникум. Окончил его и был направлен агрономом в село Куртан. Там женился, обзавелся ребятишками – Анной и Юрием. Опыт своей работы передавал молодым агрономам. «Помню, как возили в конце шестидесятых годов, – вспоминает сестра, - молодежь на его поля. Он тогда первым применил мальцевский способ обработки земли безотвальным способом. Пшеница уродилась в тот год на славу. Так радовался Николай небывалому урожаю! За его труд был направлен на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву».
Последний предпенсионный год произошли перемены в его укладе – перевез семью в районный центр, из-за ребятишек, которым надо было кончать десятилетку. Пошел работать в лесничество. Оттуда и ушел на заслуженный отдых.
Жизнь человечья – вот она, как на ладони. Казалось, недавно мальцом бегал по теплым деревенским лужам, гонял гусей на луг, купался в озере со своими загорелыми сверстниками. Затем враз перешел во взрослую – полную страданий и слез… видел боль людскую и смерти своих товварищей по оружию… подступила незаметно старость…Что поимел? Лишь скромный обелиск на местном кладбище и постепнное угасание памяти …
Вложения
Зимин фото.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 09 авг 2015, 22:46

Имя тебе – женщина!
Сколько россыпей жемчужных таит в себе зауральская глубинка!
Какие красивые душой люди живут здесь, прямо подстать природе! Едем в Маломостовое. Мимо несутся прозрачные березовые колки, потянув руки-ветви навстречу августовскому солнышку. Уже кой-где видны пожелтевшие проталины увядающей травы – первые предвестники холодной росы и начала осени. Скоро, совсем скоро пернатые покинут окрестные леса, чтобы улететь на далекий юг, покинут свои с такой любовью свитые в березняке гнезда.

Давно свиты эти дома-гнездышки у старожилов села, которые крепко пустили свои корни в одной из глубинок Зауралья. Судьба мне подарила удивительное знакомство с одной из немногих, оставшихся в живых, старожилок, с солдатской вдовой Еленой Ивановной Кунгурцевой (бабой Леной, как зовут ее соседи).
Встретила незваных гостей без удивления и опаски, как будто поджидала давно, усадила за стол, словно родню какую, и обстоятельно обо всем расспросила: мол, кто такие да откуда? Дом-гнездо, в котором проживает баба Лена, выстроен давным-давно из кондового леса в три обхвата толщиной. Все пазы и щели снаружи тщательно промазаны красной глиной. Большая русская печь с просторными полатями занимает половину кухни, невеличка горенка, где кровать, старый изразцовый шифоньер да стол со стульями, в дальнем углу – огромный сундук. Вот и вся мебель бабы Лены.
- А мне боле ничаго и не надобно, - уловив мой взгляд, спокойно говорит женщина. – Ныне 90 годков стукнуло, что в хате есть, с тем и доживать буду…
Вся ее жизнь прошла на этой земле. Рожденная за три года после революции, Елена Ивановна не спеша, с расстановкой, рассказывает о своей родословной.
- У отца – Ивана Иосифовича (а в деревне просто величали Осиповичем), да матушки – Марии Наумовны, нас было семеро. Поперед все сыновья рождались: Алексей, Дмитрий, Константин, Андрей Я промеж ними где-то народилась. Ну кто со мной нянькался, как не старшие братья, а боле кому ишшо? Матушка с отцом на сельхозработах: то на покосе, то за дровами. Дом от наш двухэтажный был, стоял на краю улицы в Малосередкино, его надо было отапливать. А на базу скотина, живность мелкая водилась, за всем догляд хозяйский нужон. Словом, росла я, как пацан. Кто забидит невзначай, братья заступались, ну и я уж вострущая така была – себя в обиду тоже не давала.
С крестьянским трудом знакомили ребятишек очень рано. Родителям дети помогали. У каждого – свои обязанности по дому. – У меня, к примеру, грядки полоть, поливать по мелочи, - продолжает свой рассказ старушка. – У братовьев работа посурьезней: с дровам возились, навоз таскали, за скотиной ходили. Когда в Малосередкино первые сельхозартели стали открывать, родители вступили в одну из них, работали на пашне. Учиться в школе мне не довелось, хотя грамотешку освоила мало-мальски. Тоже в сельхозартели работала опосля на разных работах.
В горнице, в старых, выкрашенных в голубой цвет рамках под стеклом, у бабы Лены фотографии ее родных. Глядит задумчиво и строго, запечатленный навек, Иван Иосифович. Двубортная тужурка на плечах, рубаха-косоворотка застегнута на все пуговицы. А рядышком как-то бочком, примостилась Мария Наумовна с зачесанными назад, собранными на затылке волосами, в ситцевой кофточке, юбке колоколом. Сыновья стоят рядышком: строгие напряженные лица перед редкостным в ту пору фотообъективом фотографа, чудом заехавшего в сельскую глубинку. В другой голубенько рамке – портрет брата Елены Николаевны – Андрея. Он в военной форме.
А рассказ, словно веточки в гнезде птицы, плетется дальше. – Просватал меня Зотей в 1933 году. Жил туточки, рядышком, в Середкиной (Овечкиной). Ну и приглянулась, видать, ему, - улыбается баба Лена. – Дружить от особо не дружили, некогда было нам, а срок-ить, девичий ужо подошел. Пора и о семье задуматься. Брат старшой Алексей свою семью имел, росло у него три сына и дочь. Другие братья тож только-только вставать крепко на ноги стали. Матушка с тятенькой тож не молоды были ужо. Обвенчались, стали жить рядышком с родителями мужа в Середкиной. Те помогли хозяйством обзавестись на первых порах. Сыночек Санька народился в 1938 году. А в октябре 1939 – го забрали мово Зотюшку на действительную службу. Думали, четыре года отслужит, домой вернется, ишшо робятишек нарожам. Куды там!
Баба Лена вытерла кончиком фартука враз повлажневшие глаза.
- В сорок первом, когда объявили про войну, сердце вдруг у меня захолонуло. И не напрасно. Вскоресь пришло письмо от Зотея, что на фронт везут…
Солдатские треугольники. Как они были дороги родителям, женам, детям… Попал Зотей на передовую, писал редко, но метко.
- В одном из писем Саньке так и отписал, по-видимому, ревнуя , что в тракторной бригаде роблю «…если со мной что случится, не доживу до победы, а мать замуж выйдет, не называй того отцом»…
Обиду на сердце по тем колючим словам все годы носила Елена Ивановна , хоть и много воды в реке Суерь утекло с тех пор. Она ведь действительно, в 1940 году от колхоза в Верхней Суерке курсы механизаторов закончила. В тылу, мыслями и душой с Зотеем родным, всю войну вплоть до 1946 года на стареньком тракторе отработала: пахала зябь, засевала поля, боронила землю-матушку. Санька подрастал.
Как мужа в армию призвали, перебралась Елена жить вместе с сыном к родителям, так было легче ей и спокойнее. Но беды на семью Кунгурцевых сыпались одна за одной.Пришли похоронки на Андрея, Алексея, Дмитрия, Константина. Тяжело переживал Иван Иосифович гибель своих сынков – старый совсем был, растил себе на подмогу, да проклятая старуха-смерть всех скосила на полях брани. В 1943 году пришло на сельсовет извещение и Елене Ивановне. Заголосила на всю деревню, завыла от боли непроходимой, затеребила враз растерявшегося Сашутку, крепко прижав к себе : «Как жить-то, сынок, без батьки будем, кааак????»
Так и осталась Елена Ивановна в двадцать восемь неполных лет вдовой солдатской.
- А не сбылось предречение Зотеево, - с усмешкой и горечью произнесла женщина. – Ни во время, ни опосля войны замуж я так и не пошла боле. Сколь мужиков звали, а ни к одному из них сердце не прикипело. Несколько лет не могла в себя прийти, поверить, что нет больше на этом свете мово Зотюшки. И хоть бумага была, все надеялась: авось кака ошибка вышла, венется он с войны все равно…
В 1947 году умер отец. Окончательно его подкосило соощение о гибели и внука, восемнадцатилетнего Гришутки, сына Алексея, который не дожил до дня победы всего три дня, сложил головушку на чужбине, как и его отец.
…После войны вдова солдатская продолжала трудиться за палочки в колхозе. Дело выбрала себе не женское – с лошадьми управлялась в конюховке колхозной. Любила быструю езду, знала из сотни ее питомцев каждого по кличке. Тягловая сила в ту пору была одной из основных в подкошенном войной хозяйстве. Стали мужики возвращаться домой после победы. Только подушка да мама знала, сколько слез горючих вдовьих высушено темными ночами. Но подрастал сын, ее надежда и опора, и оставшееся единственное счастье. К тому времени Кунгурцевы перебрались на центральную усадьбу, в Маломостовое. Понемногу обустроили свой быт. Так и прожили единой семьей до 1968 года – мама и дочь. Мария Наумовна ушла в мир иной в 1968 году, напоследок попросив ее похоронить рядышком с мужем, Иваном.
- Сейчас как поживаешь?, - спрашиваю вдову. – А вот сама поди видишь, отвечает мне. – Сашенька –от мой рядом живет, на пензии уже. Кажное утро ко мне бежит. Одной трудно стало управляться с дровам. А он и водички принесет и дровишек в избу заташшит.
Род Кунгурцевых не замер. Трое внучат у бабы Лены – Олег, Владимир и Ольга. А у каждого из них по двое детей народилось. Так что Елена Ивановна уже прабабушка шестерым. – Времячко бежит. Война вона сколь моих братьев скосила, и сколь потребовалось сроку, чтобы род наш восполнить…
Стоит в центре села избушка солдатской вдовы. Не обойдите ее стороной, люди! Толику человеческого участия, своей доброты подарите этой женщине. Она, ей-богу, заслужила этого!
очерк был написан 9 лет назад.

400861281
Информация из Книги Памяти
Фамилия КУНГУРЦЕВ
Имя Андрей
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1918
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 17

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400861281

67507521
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Кунгурцев
Имя Андрей
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1918
Дата и место призыва 20.02.1939 Мостовский РВК, Курганская обл., Мостовский р-н
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.07.1942

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 219
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67507521

400861280
Информация из Книги Памяти
Фамилия КУНГУРЦЕВ
Имя Алексей
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1900
Дата выбытия __.02.1942
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 17

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400861280

66337164
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Кунгурцев
Имя Алексей
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1900
Дата и место призыва 05.08.1941 Мостовский РВК, Курганская обл., Мостовский р-н
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.02.1942

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 243
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=66337164

66345431
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Кунгурцев
Имя Алексей
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1900
Дата и место призыва 06.08.1941 Курганский ГВК, Курганская обл., г. Курган
Воинское звание мл. сержант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.02.1942

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977520
Номер дела источника информации 245
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=66345431

67507520
Информация из документов, уточняющих потери
Фамилия Кунгурцев
Имя Дмитрий
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Дата и место призыва 26.06.1941 Мостовский РВК, Курганская обл., Мостовский р-н
Последнее место службы п/п 68258
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.03.1944

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977521
Номер дела источника информации 219
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=67507520


400904870
Информация из Книги Памяти
Фамилия КУНГУРЦЕВ
Имя Дмитрий
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1910
Дата выбытия __.03.1944
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400904870


3437839
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Кунгурцев
Имя Константин
Отчество Иванович

Дата рождения/Возраст __.__.1921
Место рождения Челябинская обл., Мостовский р-н, д. Мало-Середкино
Дата и место призыва Мостовский РВК, Челябинская обл., Мостовский р-н
Последнее место службы 375 сд
Воинское звание сержант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 16.10.1943

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18001
Номер дела источника информации 1061
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=3437839

83838746
Информация из списков захоронения
Фамилия Кунгурцев
Имя Константин
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1921
Воинское звание сержант
Дата смерти 16.10.1943
Страна захоронения Украина
Регион захоронения Кировоградская обл.

Место захоронения Онуфриевский р-н, с. Успенка, центр села
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=83838746

83838769
Информация из списков захоронения
Фамилия Кунгурцев
Имя Константин
Отчество Иванович

Дата рождения/Возраст __.__.1921
Воинское звание сержант
Дата смерти 16.10.1943
Страна захоронения Украина
Регион захоронения Кировоградская обл.
Место захоронения Онуфриевский р-н, с. Успенка, центр села
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=83838769

400904881
Информация из Книги Памяти
Фамилия КУНГУРЦЕВ
Имя Константин
Отчество Иванович
Дата рождения/Возраст __.__.1912
Дата выбытия __.08.1943
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400904881

57310148
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Кунгурцев
Имя Григорий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1924
Место рождения Курганская обл., Мостовский р-н, с. Мостовое
Дата и место призыва Мостовский РВК, Курганская обл., Мостовский р-н
Последнее место службы ОК 218 сд
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 09.02.1945
Первичное место захоронения Польша, Вроцлавское воев., пов. Легницкий, с. Вальдтштат

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 720
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=57310148


73967153
Информация из приказа об исключении из списков
Фамилия Кунгурцев
Имя Григорий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1924
Последнее место службы 218 СД 658 СП
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 09.02.1945
Место выбытия Польша

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 644
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=73967153

400904867
Информация из Книги Памяти
Фамилия КУНГУРЦЕВ
Имя Григорий
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1925
Дата выбытия __.02.1945
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400904867

400902437
Информация из Книги Памяти
Фамилия СЕРЕДКИН
Имя Зотий
Отчество Петрович
Дата рождения/Возраст __.__.1918
Дата выбытия 19.02.1943
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7

https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=400902437
Вложения
старушка-вдова.jpg
вдова.jpg
Кунгурцев.jpg
Сегодня снимок мне скинул наш форумчанин Александр ВС. Знаете, до слез, право!
кунгурцев 2 общий вид памятника.jpg
кунгурцев 3.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 07 сен 2015, 19:04

ГАЗЕТА СООБЩИЛА - ЛЮДИ ОТКЛИКНУЛИСЬ!
22 июля в газете Мокроусовского района была опубликована информация о солдатах - земляках, ранее считавшихся пропавшими без вести. На самом деле, почти все они погибли в плену. Долго «шли» наши земляки домой. Целых 73, а иные – 74 года. Родные и близкие, кто провожал их на войну, а в послевоенное время, искал с помощью запросов в архивах разных уровней и рангов, давно ушли в мир иной. Внуки как-то не особо интересовались своими дедами, павшими на поле брани и умершими в немецких застенках ради их продолжения жизни на этой земле. И лишь последнее десятилетие немного всколыхнуло их память, благодаря вышедшему указу Правительства России об оцифровке Подольских архивных документов, чтобы стали они достоянием общественности и гласности.

Первыми, как ни странно, откликнулись родственники наших земляков, проживающие в других районах области. Видимо, им передали информацию кто-то из мокроусовских людей, неравнодушных к такому роду сообщениям. И, скорее всего, они знали истории той или иной семьи, что остались без главного кормильца из-за проклятой войны. Из Керамзитного позвонила Вера Васильевна Савельева, сказав, что она – родная племянница Александра Антоновича Грамотеева, уроженца деревни Полой. Женщина рассказала, что Александр ушел на войну совсем молоденьким парнишкой, не успев обзавестись семьей и детьми. А до войны проживал с родителями в Казарках Макушинского района. У солдата до сих пор жива сестра – Раиса Антоновна. И она со слезами на глазах восприняла эту новость от племянницы. Письмо с отсканированными документами, подтверждающими место гибели солдата, ушло в поселок Керамзитный.

Из Варгашей позвонила бывшая соседка Павла Емельяновича Лопарева, чей медальон с останками нашел поисковый отряд в ходе полевых работ подо Ржевом. Солдат - уроженец деревни Большекаменное. Женщина с волнением в голосе рассказала, что помнит его, так как их дома стояли напротив друг друга на одной деревенской улочке. Павел работал на колхозной конюховке, очень любил лошадей. Любовь Степановна в предвоенные годы была еще ребенком, но в ее памяти сосед оставил своеобразный след, так как любил ребятишек, и катал на лошадках, запряженных в кошеву. Она живо нарисовала словесный портрет Павла Емельяновича: был он невелик росточком, лицо широкое и добродушное. Особенно выделялись его толстые мясистые губы, которые частенько улыбались. Детей у Лопарева Любовь Степановна не помнит, поэтому смеем предполагать, что не успел он оставить потомство на этой земле. И хотя информация прошла в областной печати и была передана в свое время по областному радио – никто более так и не откликнулся. Поэтому следопыты решили отправить капсулу медальона в наш районный музей на постоянное место прописки.

Рыльских Владимир Тихонович жил в деревне Селезнево. Еще в мае на запрос откликнулся племянник солдата – В.А. Геков. Он рассказал, что есть у земляка родные по прямой линии, но проживают в другом районе. Мы передали копии документов на солдата Владимиру Алексеевичу, который нам поведал, что Владимир был призван в армию молоденьким парнишкой, и у него не было своей семьи. Так солдат «дошел» до дома и навсегда вычеркнут из списков «пропал без вести». К сожалению, в семейном архиве не сохранилось фотографии паренька из деревни Селезнево.

Газету читают в селах. В этом убедились, так как в редакцию после получения районки, стали поступать отклики. Приехал к автору этих строк из Куртана Виктор Васильевич Иванов – внук Виктора Егоровича Иванова, погибшего в шталаге 310 в декабре 1941 года. Он рассказал волнительную историю о том, что в семье Ивановых – Егора Демидовича и Прасковьи Михайловны (в девичестве Лопаревой), росло пятеро детей – Нина и Евстолия, Евгений, Михаил и Виктор. Работали в совхозе «Красные Орлы». Отец ослеп после Первой мировой войны, поэтому дети рано познали тяжелый крестьянский труд. Первыми на фронт из семьи Ивановых забрали Виктора и Евгения. Следом по повестке из военкомата уехала Евстолия. Михаил был призван военкоматом в 1943 году, но из-за маленького роста его отправляют в трудовую армию в Чебаркуль. Вернулся Миша оттуда в 1945 - ом с подорванными легкими. Евстолия служила в зенитных войсках на Ленинградском фронте, по окончании войны осталась работать и жить в Ленинграде. Виктор Егорович умер в шталаге 310 в канун нового 1942 года. Захоронен в Гамбурге. По книге памяти считался пропавшим без вести все эти годы.
Попутно Ивановы попросили посмотреть документы на еще одного родственника – Иванова Петра Ефимовича, погибшего в 1944 году. Семья ничего не знала о его месте захоронения. Но дома до последнего времени хранились письма с фронта от Петра, где он сообщал своим родным, что служит в танковых войсках и даже является командиром Т-34. Мы нашли документы о его награждении медалью «За отвагу» в 1943 году. Никак не могли пробить орден Красной звезды. После недели поисков, наконец-то обнаружили, что на фронте Ефимович почему-то стал Филипповичем. Есть на лейтенанта наградной лист, где командование по ошибке его окрестило «Филиппович», так и вошел навсегда танкист в документ с иным, не родным, отчеством. Ошибка перекочевала в КП Курганской области. А родные считали его без вести пропавшим много лет.

Приехал из Травного Виктор Александрович Смольников, привез с собой фотографии своего отца и сродного брата – офицера, Ефима Тимофеевича Смольникова, уроженца нашего района. Он, 1928 г.р., тоже воевал в 1944 году на фронте. Домой вернулся в мирное время, служил в различных точках бывшего Советского Союза. Проживал на пенсии в Архангельской области. К сожалению, не сохранилась фотокарточка его родного дяди – Василия Ивановича Смольникова, уроженца деревни Сливное, погибшего мученической смертью в шталаге Бохольт. Виктор Александрович поведал, что в семье было пять сыновей. Петр Смольников в войну работал на челябинском танковом заводе. Тимофей трудился на трубопрокатном . Дмитрий призван в первые месяцы 1941 г. Погиб в январе 1942 года. На Василия приходило извещение, что пропал без вести, и уже потом, после войны, стало известно, что он умер в плену. Но никто не знал, где его место погребения и время гибели.
О своем отце пожилой человек рассказал, что Александр Иванович закончил в тридцатые годы партийную школу, работал на шахте в Карталы Челябинской области, откуда его и призвали . В январе 1942 года пришло от отца последнее письмо [color=#000000]из-под Смоленска[/color], а через несколько месяцев, в мае, извещение, что пропал без вести. Документов на солдата, на сайте ОБД Мемориал до обидного мало. Нет точного армейского адреса, в каких войсках служил. А без вышеперечисленных данных поиск по интернету практически сведен к нулю. В семье в военные годы побывала не одна похоронка.

-У моей мамы, - рассказывает Виктор Александрович, - пропал без вести родной брат – Александр Павлович Шушарин, родом из Семискуля. У жены Тамары – остался навсегда безвестным ее брат – Андрей Константинович Югатов. Жил в Куртане, призван Мокроусовским РВК в 1941 г. Поэтому известие о родственнике семья Смольниковых из Травного приняла со слезами на глазах.

Из села Куртан откликнулись родные специалисты сельской администрации. В ходе опроса местного населения по Афанасию Георгиевичу Кокореву выяснилось, что оставался у солдата дома сынок – Валентин, да жена – Федора. Как жили без отца и кормильца после войны? Очень бедно, но женщина сумела поднять на крыло сына. А сама вскорости после войны умерла – надорвалась на тяжелых работах. Валентин Афанасьевич жил в Варгашах, с женой Ларисой вырастили дочь Галю, которая сейчас проживает в Арамиле Свердловской области. Есть внуки. То есть, род Кокорева продолжается.

Позвонила в редакцию дальняя родственница Зиновия Филипповича МохиреваЗоя Никитична Булатова. В своей информации мы рассказывали, что дальнейшая судьба нашего земляка по карточке военнопленного оставалась неизвестной. Зоя Никитична нам рассказала, что после войны Зиновий Филиппович вернулся домой. Но со своей женой жить по каким-то причинам не смог, а женившись вторично, уехал из района в Челябинскую область. Умер в шестидесятые годы.

Богаты куртанцы на «возвращенцев». Еще один солдат, родом из этого славного села, вернулся домой. Виктор Иванович Иванов. Из Кургана позвонила Александра Васильевна Замиралова и сказала, что газету ей привезли земляки. Она, ее открыв, прочитала информацию о своем родном дяде по материнской линии. В семье знали о том, что в войну он пропал без вести. Искали, делая запросы в Москву, да все напрасно. А история его предвоенной жизни такова. Женился Виктор на Клавдии Александровне Рыльских, можно сказать, гражданским браком, не расписавшись в сельсовете. Народился сыночек Юрий. Из Куртана переехали в Мокроусово, где Виктор Иванович работал служащим, в какой организации – пока точно не установлено. В 1940 году призвали на действительную службу, уже военную. Попал в пехотные войска в Полоцк, что в Белоруссии. После краткосрочных курсов присвоили звание лейтенант. И как знать, может совсем бы по-иному сложилась судьба у куртанца, если бы не война. Белоруссия попала под оккупацию уже в первые месяцы боевых действий. Наши войска там попросту взяли в окружение. Не избежал злой участи и В.И. Иванов. 278 стрелковый полк, по дневниковым записям одного из офицеров Вермахта, был почти полностью положен на заклание отборным немецким дивизиям. Пленных брали пачками. В итоге, Виктор Иванов умер от истощения (такова запись в карточке военнопленного), в феврале 1942 г. в шталаге 310. Копии документов на дядю для Александры Васильевны готовятся.
«Пришел» домой и пивишанский солдатик – Афанасий Павлович Корюкин. Откликнулась племянница – Людмила Николаевна Комарова, которая рассказала, что семья Корюкиных жила на краю деревни, ближе к тракту на Курган. Было много детей. Афоня до армии пастушил на бригаде, помогал своим родителям по хозяйству. Его призвали в армию в 1940 году. Был он совсем молоденьким, и, конечно же, еще неженатым. Домой писал письма, в которых сообщал, что служит в артиллерийском полку, что кормят хорошо, и что скучает по родным местам. И гулять бы всей деревне на его свадьбе после возвращения на свою малую родину, да судьба проклятая положила так, что почти мальчишкой, в первые месяцы окружения, попадает Афанасий в плен. Он умер в шталаге 310 в июле 1942 г. Племяннице переданы сканы документов, которые она, в свою очередь, обещала увезти родной сестре солдата, проживающей в Челябинской области.

И еще откликнулись родственники одного солдата – Аркадия Григорьевича Мухина из Мокроусово. Им также переданы сканы документов Подольского архива.
Не все из списка публикации пришли домой. К великому сожалению. Или на территории района не осталось ни одного родственника, или люди забыли о своих корнях.
Вложения
Иванов Виктор Егорович.jpg
Иванов Виктор Егорович.jpg (8.6 Кб) Просмотров: 15916
Иванов Петр Ефимович.jpg
Фомягин Николай Александрович.jpg
Фомягин Николай Александрович.jpg (7.25 Кб) Просмотров: 15916
запорощенко.jpg
запорощенко.jpg (17.4 Кб) Просмотров: 12236
Смольников Ефим Тимофеевич Сливном.jpg
Смольников Ефим Тимофеевич Сливном.jpg (2.04 Кб) Просмотров: 12236
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 30 сен 2015, 22:45

ЕХ, ЖИЗНЬ, ЕСЛИ КАТИТ, ТО ДЕРЖИСЬ...

Жил на Дальнем Востоке в одном поселке человек. Работал сварщиком в паровозном ДЕПО, знал свое дело мастерски. И сухой сваркой владел, и обыкновенной. Детали к паровозам и тепловозам чинил. С железом был на «ты». Хорошо, одним словом, работал. Знали люди, что являлся участником войны. А более подробностей никто не ведал.
В семидесятые годы вдруг для всех неожиданно уехал на свою малую родину, на Украину. И как-то забыли о нем, только фотография в альбоме поселкового совета сохранилась: « Иван Ильич Ищенко – ветеран Великой Отечественной войны».
Прошли годы. Вспомнили о солдате, когда инициатор поискового движения и автор электронной книги памяти – Игорь Теплых - стал собирать сведения о хурмулинцах, участниках войны. Тут и пришел на помощь сайт «Подвиг народа». На нем нашли наградные документы на разведчика Ищенко, благодаря которым восстановили его довоенную и военную биографию, и удивились – какой человечище жил рядом с нами!
Иван Ильич родился на Украине: Кировоградская обл., Долинский р-н, с. Вершино-Каменка в 1925 году. Войну встретил пареньком в Новгородском районе Кировоградской области, где проживала его семья. Призван Иван был в 1943 году Ново-Пражским РВК в ряды Красной Армии. Попал служить в 294 гвардейский стрелковый полк 97 гвардейской стрелковой Полтавской Краснознаменной и ордена Суворова дивизии. Поисковики знают, если дивизии и полку было присвоено звание «гвардейский», это значит, что участвовал он в сложнейших военных условиях на переднем фланге театра боевых сражений и по праву заслужил этот титул. Там, на фронте, приняли Ивана в ряды ВЛКСМ, дали членский билет. Видать, бесстрашный был восемнадцатилетний паренек из сельской глубинки. А может, по причине своей молодости, горячности слыл в войсковой части «безбашенным»: пулям не кланялся, не вздрагивал при разрывах снарядов и артподготовки. Все просился в разведку. И взяли. Не один раз ходил в тыл врага, проявляя при этом храбрость и бесстрашие. Была боль в его груди за поруганную украинскую землю, за свой край, где он родился и вырос, который страстно желал защищать. Вот выписка из наградного документа на Ищенко Ивана Ильича, которому едва минуло 19 лет:
«…тов. Ищенко, в боях за Кировоград, проявил исключительные мужество и отвагу. 5 января, 1944 года в составе танкового десанта в бою за с. Казарка, ворвался в окопы противника и уничтожил 7 немецких солдат и одного немецкого офицера. Достоин правительственной награды орден Славы III степени». В этом же наградном отмечено, что вскоре ранен был Иван после этого боя в аккурат 13 января этого же года. Подлечившись в медсанбате, вернулся солдатик в строй, продолжая освобождать родной край от оккупантов.
Второй наградной «рассказал» нам, поисковикам, еще об одном боевом подвиге Ищенко. Случилось это в октябре 1944 года.
«…с 6 на 7 октября 1944 года участвовал в группе прикрытия при захвате «языка» в районе высоты 245.4. Прикрывая отход разведчиков, он гранатой вывел из строя вражеский пулемет, мешавший действиям разведчиков… В ночь с 25 на 26 октября вторично участвовал в захвате «языка» в том же районе. Действуя в группе захвата, он в числе первых ворвался в дзот и вместе с другими разведчиками захватил пленных… Достоин награждения орденом Славы II степени».
Предполагаю, что местность на Украине была знакома Ивану, это и стало одной из причин его появления в разведке. Ведь не за красивые глаза Ильича, его представляли к столь высоким наградам.
Шло время, дивизия двигалась вперед, выйдя к январю 1945 года на рубеж с Германией. Иван Ильич продолжал служить в разведке, потеряв за столь короткий срок несколько друзей-товарищей. Но судьба была к нему милостива. Из третьего наградного листа мы узнаем еще об одном подвиге разведчика.
«…Во время боев за водный рубеж Одер, одним из первых форсировал реку, и, действуя в составе группы разведчиков, проник в тыл к противнику, произвел разведку о расположении его сил и огневых средств… уничтожил 19 немецких солдат и один пулемет противника. Достоин награждения орденом Слава I степени».
На ту пору Ивану было всего 20 лет. Вскружила слава голову пареньку или нет – мы теперь уже никогда не узнаем. Так же, как не знал герой моего рассказа, что кроме взлетов, в жизни бывают еще и падения. Да еще и какие!
Вот его рассказ моему отцу о том, за что отсидел срок в 8 лет в Магадане Иван Ищенко – полный кавалер орденов Славы. Просто мы жили с его семьей по соседству, и папка дружил с этим человеком. А я бегала в школу и училась в одном классе с его сынишкой Володькой. Но тогда была маленькой и ничего не знала о перипетиях жизненных и скорбящих.
« Наша часть расквартировалась в одном из сел Западной Украины на ночлег. Мы только-только отбили это село от бандеровцев и немецких солдат. Зашли в одну из хат, что на окраине. Хозяйка расстелила овчины прямо на полу для ночевки. Но какой тут сон, еще горячечные после боя, не отошли. Решили сходить к своим ребятам, которые стояли на постое через пять домов. Оружие – автоматы оставили в своей хате и ушли. Слышим, идет стрельба на улице. Что такое? Побежали к своему дому. Прибегаем. Вроде бы все нормально, но ничего понять не можем, кто стрелял? К утру выяснилось, что пока мы ходили в гости к своим разведчикам, из наших автоматов, что оставили в хате, две избы красноармейцев бандеровцы расстреляли. И оружие поставили наше туда, где ранее стояло. Была грандиозная проверка всего личного состава, в наших автоматах недосчитались патронов. В результате, военный трибунал нам дал каждому 10 лет, который отсрочили до конца войны. А как война закончилась, сразу же взяли под стражу, отобрали все награды, конвоем отправили по этапу. Попал я в Магадан, где вместо 10 данных мне лет, отсидел 8. Амнистировали. Домой ехать не было желания – стыдно перед односельчанами. Приехал на Дальний Восток к сестре, которая проживала в Хурумлях. Женился поздно, от того и дети пошли поздние у нас»…
- В конце шестидесятых годов пришел запрос из Центрального Министерства Обороны с просьбой прислать характеристику с места работы на Ищенко Ивана Ильича, - рассказывает историю о возвращении наград солдату, мой отец. – И хотя Ильич не был членом партии, производственную характеристику почему-то запросили с парткома. Написали, что трудится человек с 1953 года добросовестно, не раз являлся победителем социалистических соревнований, участвует в общественной жизни паровозного депо. Отправили. Через месяц пришел вызов из войсковой части, где служил когда-то Иван. Долго он размышлял – ехать туда или нет. Ведь не знал, зачем вызывают, а по живому его резало, что с той самой части заковали его в наручники, отобрав табельное оружие и награды, увезли потом под осуждающие взгляды сослуживцев вместе с тремя разведчиками, которые в ту злополучную ночь оружие оставили в хате и ушли. И что по их вине десятерых сослуживцев в ту ночь потеряла воинская часть. Но начальство приказало ехать и он уехал. Через несколько дней приходит телеграмма из войсковой части, где было написано всего два слова : «Встречайте героя».
Отец рассказывал, как на перроне вокзала к приходу поезда, все чисто прибрали и повесили транспаранты, как был заказан с Комсомольска-на-Амуре духовой оркестр. Прибыл поезд. Выходит Иван Ильич Ищенко из вагона в военной форме, а его тут же товарищи по работе из депо, старые и молодые паровозники, давай качать под духовой оркестр, подкидывая вверх высоко-высоко!
… Судя по сему, фотография сделана эта примерно в тот же период времени, потому что Иван Ильич на ней запечатлен молодым и здоровым. Просто красавец! Прожив в поселке еще пару-тройку лет, решил ветеран вернуться на свою малую родину. Так мой отец потерял со своим другом связь, а я потеряла своего одноклассника Володьку, с которым просидели за одной партой целых три года. Я думаю, что уже нет в живых Ивана Ильича Ищенко из Кировоградской области. Но ведь должны остаться у него дети и внуки! Предполагаю, что они живут все там же, в том краю, который освобождал от поработителей их отец и дед!
Благодаря поиску, удалось отыскать родную дочь Ивана Ильича, живущую на Украине. Валентина дополнила сведениями о своем отце рассказ автора. Вот они:
"Участник Парада на Красной площади в Москве 9.5.1985 в ознаменование 40-летия Победы в Вел. Отеч. войне. Нагр. орд. Отечественной войны 1 ст., медалями. Умер 1.11.1989. Похоронен в пос. Чапли Самарского р-на г. Днепропетровск."
Вложения
Ищенко Иван Ильич.jpg
ищенко 11 (2).jpg
Ищенко иван  наградной.jpg
ищенко 12 (2).jpg
Ищенко Иван.jpg
фотография сделана или в Польше, или в Чехословакии. Племянник не помнит. Май 1945 год. Перед заседанием трибунала.
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 13 окт 2015, 08:49

Мои друзья! Недавно я посетила ветерана Великой Отечественной войны, которой 93 года, Надежду Тимофеевну Тюшнякову-Сибирякову. Она мне долго читала свои стихи, написанные в юности, на фронте, которые все знает наизусть! Я просто в изумлении от ее памяти. Хочу с вами поделиться ее творчеством, так как ветеранов сейчас становится все меньше и меньше, а писавших в годы своей юности стихи, и подавно! Пусть они не совершенны, недоработанные, так сказать, но главное в их сути - твердая гражданская позиция солдат того времени и чувство высокого патриотизма! С Богом!
Надежда Тюшнякова (Сибирякова) ветеран войны, 92 года с.Мокроусово Курганской области
На смерть друга Саши Майфета, командира роты разведчиков

Как тот далек день нашей встречи,
Ушел в песок разлуки час.
Из уст лились потоки речи,
Увы! Не слышно их сейчас.
Я помню первое свиданье,
Твой милый образ дорогой,
И будут жить воспоминанья
О нашей встрече фронтовой.
Того уж нет, кого любила,
Кого теперь еще люблю,
Осколком мины поразило
Его за Родину в бою.
Погиб! Он дрался за свободу,
Он воевал за край родной.
Служил советскому народу
И не лукавил предо мной…
Фашистам – нет! Я не прощаю,
И снайперски я буду бить,
А другу тоже обещаю
За смерть лишь кровью отомстить.
Я не спущу врагам кровавым,
Я чую, близок мести день!
И мы великим делом правым
На Запад их прогоним тень!
Быть может, я погибну также,
В разгаре боевого дня,
Но много есть бойцов отважных,
Что отмстят и за меня!
Когда в параде победивших -
На Красной площади - страна,
В число, за Родину погибших,
Вольются наши имена!

Сентябрь, 1944 год.
3-й Белорусский фронт


В госпитале

Так тяжела эта ночь, беспробудна,
Тело горит, как от ремня….
Ровно в одиннадцать, до полудня,
Кап. Маленков навещает меня…
С ним боль ушла, растворилась куда-то,
Мне он рассказывает о том,
Как с поля боя до медсанбата
На старой шинели тащил меня он.
Греет меня, словно солнце весною,
Простенький Гриши о бое рассказ:
Не отступили мы моря волною,
Выполнив штаба , начдива, приказ!
Ранило слепо меня в ходе боя
Мины осколком. Упала ничком…
Слышала шепот: «Я здесь! Я с тобою!»
И – темнота, в горле сухо, как ком…
Родину любим мы с кап.Маленковым,
Снайперов роту, где службу несла…
А вот о чувствах друг к другу – ни слова,
Только глазами…к чему нам слова?
Тридцать три года тому капитану,
Дом свой оставил, пошел воевать…
Кажется мне, не болит больше рана,
Хочется петь мне и танцевать.
Быстро поправлюсь, вернусь в «этажерку»,
В строй свой родной я мечтаю опять
Рядом с девчатами встать на поверку,
Родину нашу от зла защищать.
Есть ли прекраснее день, чем сегодня?
Думаю, нету прекраснее дня.
Ровно в одиннадцать, до полудня,
Кап. Маленков навещает меня.

( в медсанбате после ранения. 1944 год. 3- й Белорусский фронт)

Письмо дочери на фронт

Из далекого русского тыла,
С зауральской седой деревушки,
Написала на фронт своей дочке
Малограмотная старушка
- Я тебе, моя милая дочка,
Материнский привет посылаю,
И в жизни твоей боевой,
Счастья, успехов желаю.
Ты, родная, умчалась туда,
Где земля обагряется кровью,
Ты не бойся, дитя, пусть не дрогнет рука,
Я защиту тебе приготовлю.
Я тебя осеняю крестом,
И трижды, по-русски, целую,
Будь ты честным, достойным бойцом,
Выполняя волю святую!
Мы не сами войну развязали,
Ты об этом знаешь сама,
На границе людей убивали,
Нет, не мы! А фашист - :::::::::::::::::::::::::::!
Мой наказ материнский таков:
Не щади ты, дочурка родная,
Этих злых, бессердечных псов,
Что российский народ убивают.
Передай, мое солнце родное,
Всем бойцам, командирам, привет.
Пусть молитва наша укроет
Их от пули лихой и от бед…


Ответ на письмо маме

Дорогая, самая родная! Ты сидишь, наверно, у окна,
Одиноко смотришь на дорогу, размышляешь, с грустью, про себя…
« Я стара, судьба со мной жестока, а война сколь горя принесла,
Вся семья моя теперь далеко, и на фронт дочурку увела.
Я одна, но унывать не время, вся в работе из последних сил.
Чтоб пришли со скорою победой, и маршрут никто не изменил»…
Знаешь, мама, стала я солдатом, а солдат, ведь он у нас – герой!
Все наказы сохранила свято! Хоть и трудно в тактике порой…
Немца мы на Запад так погнали, что забыл в землянках он портки,
Гоним и лесами, и полями, до границы мы почти дошли.
Знаю я, в колхозе очень трудно. Забываешь сон, и про покой.
Но, родная, понимаешь, нужно! Не печалься, сердце успокой!
Обрушимся фронтом и тылом, в бездну фашиста столкнем,
И скажем, что мы ПОБЕДИЛИ! И полною грудью вздохнем!

Июль, 1944 год. 3 – й Белорусский фронт.
Вложения
Надежда Сибирякова - ветеран войны, снайпер..jpg
мать с дочерью.jpg
через пять лет после войны. Надя слева.jpg
через пять лет после войны. Надя слева.jpg (52.63 Кб) Просмотров: 12236
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 28 окт 2015, 08:35

ЖИЛ - БЫЛ СОЛДАТ В СУНГУРОВО
Чем больше занимаешься списком военнопленных, погибших на поле брани или в плену, реже, выживших в годы Великой Отечественной, тем чаще встречаются имена, поистине достойные того, чтобы о них рассказали.

Павел Трофимович Просеков. В 60-70-е годы о таких ветеранах, как он, не говорили. Было не принято предавать огласке бывших военнопленных. Его не приглашали в школы на пионерские сборы, в трудовые коллективы в Дни победы, а он и не рвался, большей своей частью молчал, но стопку красного вина на 9 мая в кругу семьи выпивал, со слезами в голосе произносил: «Ну вот, мать, еще один год нашей победы прошел! Ех, жизнь…».
Солдата три раза оплакали в семье в годы войны, ибо дважды на него приходили извещения, что пропал без вести, а третьей была похоронка.
Жил – был человек. Родился студеным зимним утром 1898 года в селе Сунгурово, что в Мокроусовском крае Тобольской губернии. Большая крестьянская семья, но дети умирали еще до года жизни, как случалось в то время почти в каждом доме. Оно-то и понятно: откуда было фельдшеру взяться в сельской глубинке, когда даже в Мокроусово, большом селе, что стояло в 25 верстах от Сунгурово,он отсутствовал. Младенцы - то умирали от дизентерии, то родимцем заходились, то еще что – либо приключалось. Когда Павлу годик исполнился, вздохнули Просековы облегченно, ну, стало быть, долгую жизнь ему Господь даровал. Так оно и вышло. Образования не получил, лишь в церковно-приходской школе три класса закончил. Писать, считать научили, и слава Богу! С 10 лет помогал родителям по хозяйству, были на то определенные обязанности. Скотине сена в пригон подбросить навильничек, воды с озера маленькими ведерками натаскать, с огорода в помощь маменьке траву прополоть разную. За кринкой молока в погреб слазить да лягушку с молока вытащить, окаянную. Боялся Павлушка холодных, скользких, но отец Трофим пристыдил, мол, не годно мужикам всякую маленькую поганку бояться в руки брать. Тогда крестьяне всегда лягушат в кринки кидали с молоком, чтобы оно холодным было в жаркий полдень, не брезговали.
На хозяина батрачила семья Просековых. В основном, на скотном дворе. Отец пастушил, мамка за птицей ухаживала с утра до вечера, на покосы ходила для господского скота.
Революция пришла неожиданно в зауральскую деревушку. И на два года позже, чем в центральной части России. Не успели очнуться от нововведений, от артелей, создаваемых повсеместно, где работала впоследствии вся семья, как Павлу 19 лет стукнуло, и в армию призвали. В Красную. Почти отслужил парень свой срок, да в 1923 году Колчак изрядно погулял по просторам степным, в ополчение записался. Банды поручика Лисовского, сподвижника Колчака, аж два раза в Сунгурово заходили: скот резали, большевиков искали, вешали на столбах придорожных. Много крови пролилось в смутное время. Но судьба оберегала Павла Просекова и в то неспокойное время – пули мимо пролетели, сабля ни разу над ухом не прозвенела. Хотя не раз, и не два участвовал в вылазках против лесных бандитов, что попрятались по окрестным лесам и вредили селам, деревням.
Банды изгнали с земли родной. Пришел вместе с женой молодой Марфой в первый созданный колхоз, который громким именем назвали, «Социализм». Землепашец. Ребятишки, как после благодатного теплого грибного дождика, прорастать стали. Благо, изба позволяла. Сначала Мишенька, первенец, народился, через три года – Полинка, дочка, стало быть. Еще через два года Валюшка на свет появилась, затем опять сыновья пошли – Василий, Николай. Две коровы на двор привел, за плуг взялся крестьянин. Только-только жить посвободнее начали вроде бы, да репродукторы протрубили: «Война!».
В 1941 году дали ему бронь, так как был мастером он умелым по железу – плуги, лемехи ладил для колхоза, на тракторе работал, окончив соответствующие курсы. Но в 1942 году все же получил от военкомата повестку. Оставил малых своих кровиночек вместе с женой Марфой Павел на придорожном тракте, и пешком в Мокроусово вместе с другими призывниками ушел. Как потом оказалось, на целых 2 года, которые десятилеткой показались, так как много мытарств за это время претерпел солдат.
Сначала отправили новобранцев на призывной пункт в Курган, где очередная дивизия формировалась, затем в Челябинск зачем-то кинули в теплушках, а через несколько дней с пополнением - сибиряками да дальневосточниками - назад вернули. Знать бы о том солдатам, что через станцию Лебяжье проезжать будут, весточку хоть какую-нибудь своим женам кинули, чтобы повидаться с ними приехали на перрон. Да где там! Не до свиданок тогда было! Прямым перегоном повезли под Москву солдат, у которых вместо сапог – обмотки на ногах, да ботинки английские. Не хватило на складе обмундирования им, призванным из крестьянских селений. А что поделать - во что одели, в том и воевали!
Первый свой бой Павел Трофимович Просеков принял в составе 61 Арм. 744 СП 149 СД на Орловском направлении. Вот справка из Википидии о славном боевом пути 149 –й, в состав которого входил 744 стрелковый полк (СП) : «В ходе Московской битвы участвовала в наступательных операциях на болховском и орловском направлениях. С весны 1942 года до середины 1943 года на Брянском и Западном фронтах вела оборонительные и наступательные бои южнее и юго-западнее Белёва, в составе Брянского фронта участвовала в Орловской операции в июле — августе 1943 года». Как раз в этот период и ранило первый раз Петра Просекова. Подобрали на поле боя санитары другой части, которые делали зачистку после кровавой схватки. А со своего, родного полка, улетела домой похоронка, в которой командир отписал, что убит красноармеец Просеков у деревни Аннино Орловской области, там же и похоронен. Уж по каким параметрам определяли отцы-командиры фактическую смерть своих солдат и сам факт их захоронения, нам не узнать теперь, зато поисковики знают, как тогда хоронили убитых на полях брани и впоследствии отчитывались они в своих донесениях. Тысячи подобных дел находятся в Центральном архиве Министерства Обороны.
51948264
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Просеков
Имя Павел
Отчество Трофимович
Дата рождения/Возраст __.__.1898
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы 61 Арм. 744 СП 149 СД
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия убит
Дата выбытия 05.04.1942
Первичное место захоронения Орловская обл., Ульяновский р-н, д. Аннино[.
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1076
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51948264

В полевом передвижном госпитале подлатали немолодого уже солдата и отправили на ВПП. В последний день своего нахождения в госпитале написал он домой письмо, что «жив - здоров, чего и вам желаю…». Как там восприняли эту новость, сейчас нам и не узнать. Но предполагаю, что жена Марфа молилась у образов всю ночь, благодарив Богородицу за живого мужа.
Сформированный на ВПП запасной батальон из легко раненных, таких же, как он, кое-как отошедших от первых впечатлений войны, повезли на южное направление. Влился солдат на 2 Украинском фронте в 1176 СП 350 СД, Воронежское направление (так в документе – с 5.04.42 по 14.08.42 г.). Приставили его к батарее заряжающим. Снарядами «заправлял» наш землячок минометы. Силы, слава Богу, хватало для этого. И опыта тоже по изнурительной работе. Ответным взрывам не кланялся, слыл могутным и выносливым. Представили к награде нашего земляка за старание в боевой службе - медали «За боевые заслуги». ( Приказ подразделения был подписан 28.01.43 г.).
Выписка из наградного листа гласит, что с «12 декабря 1942 г. за населенные пункты Дорозовка, Красный Ключ, Дмитровку и Пасюково (солдат) проявил исключительную самоотверженность. Благодаря его самоотверженности не было ни единой задержки и осечки мин. При отходе сумел вынести материальную часть»…
Не успели солдату Просекову вручить медаль, так как полк с тяжелыми боями откатывался назад, на исходные рубежи, затем попал в окружение.

51847865
Информация из донесения о безвозвратных потерях

Фамилия Просеков
Имя Павел
Отчество Трофимович
Дата рождения/Возраст __.__.1898
Место рождения Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы ЗФ 1176 СП 350 СД
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 14.08.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1177
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51847865

52042890
Информация из донесения о безвозвратных потерях


Фамилия Просеков
Имя Павел
Отчество Трофимович
Дата рождения/Возраст __.__.1898
Место рождения Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Челябинская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы штаб 350 сд
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 14.08.1942

Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818883
Номер дела источника информации 1176
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52042890

63048864
Информация из донесения о безвозвратных потерях


Фамилия Просеков
Имя Павел
Отчество Трофимович
Дата рождения/Возраст __.__.1898
Последнее место службы 1176 СП
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 14.08.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977525
Номер дела источника информации 210
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=63048864
Дома, спустя много лет после войны, рассказывал солдат, как выбирались они группами и поодиночке из котла, чудом вышли к своим, не попав к немцам. И этот случай он посчитал просто везением в своей судьбе в той обстановке. Про то отписал Павел Трофимович домой, не зная, что письмо это его будет последним перед пленом. В одном из боев, Павла Трофимовича тяжело контузило. Очнулся лишь тогда, когда немец его подобрал. Мы нашли карточку на военнопленного Просекова:
76903634
Информация из документов, уточняющих потери

Фамилия Просеков
Имя Павел
Отчество Трофимович
Дата и место призыва Мокроусовский РВК, Курганская обл., Мокроусовский р-н
Последнее место службы 3 Укр. Ф 188 зсп
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия попал в плен (освобожден)
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18002
Номер дела источника информации 1610
(https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=76903634 ).
Дата донесения датирована 23.10.1944 годом.

За время его плена, в далекое зауральское село снова пришла на сельсовет казенная бумага из части, что «пропал без вести» их односельчанин. Про то доложил командир части вышестоящему составу. В штабе 350 СД отписали в военкоматы по месту жительства солдат, которые из боя не вышли. Если бы сознание солдат тогда не потерял, может быть, уберегся от очередного мытарства неминучего. Но, видать, Господь ему дал еще пережить одно испытание, как бы проверяя на крепость. В бараке, где находились военнопленные, было очень холодно, помещение не отапливалось, ныли не зажившие раны, мучил голод. Не мог весточки о себе подать на родную сторонку Павел, возможности на то не было просто. Гоняли на работы разные – от завалов и разрушенных строений чистили местность, камни да кирпич таскали военнопленные, территорию в порядок приводили.…
Доподлинно неизвестно, как, где и кто освободил в начале 1944 года военнопленных. Но после освобождения, попал Павел Трофимович в 188 запасной стрелковый полк, а оттуда его прикрепили к 1 военной трофейной бригаде 62 Гвардейской стрелковой дивизии второго Украинского фронта. Не только трофеи подбирал солдат после наступления наших войск, а участвовал и в боевых операциях.
Наградной лист за 1946 год, уже от Мокроусовского военкомата, «рассказывает», как Просеков в 1944 году, в составе 186 СП 62 гв. СД, проявив героизм, мужество и отвагу в боях за город Будапешт, был тяжело ранен. В госпитале на излечении находился семь месяцев, и что солдат достоин награды – медали «За отвагу".
Читая наградные листы наших земляков, написанных военкомом военного времени с. Мокроусово Лаврентьевым, я невольно испытываю дань уважения к этому человеку. Он не упустил из виду ни одного бойца, вернувшихся с фронта раненными, но живыми. В наградных скрупулезно описывал все события подвигов, совершенных ими. Сколько наградных, попадалось мне на глаза, на сайте "Подвиг народа", подписанных военкомом Лаврентьевым и первым секретарем райкома партии Тарасовым!
Комиссовали Павла Трофимовича Просекова ввиду тяжелой контузии и ранения в бедро подчистую. Дома медицинская военная комиссия дала группу инвалидности, но рабочую. Ребятишки за два с половиной года без отца подросли, надо было их поднимать. Марфа часто болела из-за непосильного труда в голодное военное лихолетье. Пошел работать в колхоз «Социализм».
Нынешний глава органов местного самоуправления Николай Орлов вспоминает о ветеране: «Я его хорошо помню, хотя был еще пацаном. Он работал добросовестно, и мы, ребятня, часто собирались в его мастерской, где он плел корзинки из ивового прута, делал метла для общественных нужд. Тогда не было заводских саней, а Павел Трофимович их знатно мастерил нам с березового леса. Мы катались на самодельных салазках, сделанных его руками, добрым словом поминая дедушку Павла.»
В Сунгурово колхоз «Социализм» переименовали в им. Кирова. В этот период времени и вручили ветерану в военкомате сразу две медали – «За боевые заслуги» и «За отвагу», скромно, без помпы. Нашли, все-таки награды, земляка! Умер П.Т. Просеков в своем родном селе, откуда после войны никуда и не выезжал более. Похоронен на местном кладбище, оставив после себя богатое потомство.
Сейчас у дочери ветерана, Валентины, сын Виктор, проживает в Асбесте. Он-то и ведет генеалогию своего рода, записывает рассказы старожилов села, когда приезжает в отпуск домой. Записал свои воспоминания и о дедушке. Говорит, что ранений было легких много, и только одно тяжелое, когда бедро и руку повредило осколком от мины. В рубашке, мол, дед, родился. Ветеран своим внукам при жизни рассказывал, что был в окружении и под Сталинградом, хотя документальных подтверждений об этом эпизоде я не нашла.
Живут в настоящее время на центральной усадьбе еще два внука ветерана, сыновья последнего сына Николая - Юрий и Павел. Внучка ветерана, Людмила, проживает в соседнем Лебяжьевском районе, в селе Лисье. Но дважды в год собирается большая семья Просековых в родном гнездовье в Сунгурово – на Родительский день и в День победы, чтобы посетить могилу своих прародителей, которые оставили после себя добротную поросль – 11 внуков и 3-х правнуков. Действительно, не просто так жил-был человек…
Историю послевоенной жизни ветерана рассказала Зинаида Николаевна Ивачева из Сунгурово. Она не осталась равнодушной к публикации в районной газете о поисках родственников солдата и откликнулась.
Вложения
просеков 3 медаль за  отвагу.jpg
Медаль "За отвагу". Наградной, где описывается подвиг Павла Трофимовича в боях за Будапешт.
Просеков павел трофимович 1.jpg
Часть наградного листа, к медали "За боевые заслуги".
просеков павел 2.jpg
Просеков Павел Трофимович.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 01 ноя 2015, 11:40

Друзья, хоть публицистика на этой ветке в основном, о солдатах, в годы войны пропавших без вести, а также вернувшихся домой, хочу поделиться с вами краеведческим материалом, законченным на днях. Далее, постараюсь выложить сведения о тех солдатах, упомянутых в статье в конце материала. Приятного вам чтения. Буду рада за отклики!

СЕЛО МОИХ ПРАРОДИТЕЛЕЙ

По административной реформе 1782 года, кроме восьми деревень, заявленных в переписи (ревизии) 1763 года, в Мостовской волости значились еще несколько деревень: Ново-Першина, Круглая, Песьяная, Кабакова, Беленькая, Осеева, Сунгурова. Среди них и деревня Лапушки. Это первое упоминание о селе.

Селились на нашей земле переселенцы и поселенцы. Переселенцы – это крестьяне, добровольно покинувшие свои края в поисках лучшей доли, свободных земель. Переселение было стихийным (в первое время), затем – организованным. Поселенцы – это люди, высланные правительством России за те или иные провинности, совершенные на прежнем своем месте жительства. Некоторые поселенцы определялись по Указу на пожизненное поселение, другие на определённый срок. Впоследствии их стали называть «ссыльными». Ссылка в широких масштабах стала практиковаться правительством с середины восемнадцатого века.

Из «Списка населенных мест Тобольской губернии», изданного в 1871 году известно, что поселение Лапушинское было уже крупным селом, насчитывающим 1039 жителей. «Село располагалось по торговому тракту из г. Кургана в г. Ишим, по левую сторону этого тракта в окружении озер Лапушки, Орлово и Чернодырово. Казачье село Лапушинское соединялось с деревенькой Пивишна. В селе было 187 дворов. Число жителей: мужчин – 533, женщин – 506. В селе – церковь православная во имя Рождества Богородицы».

Село Лапушинское входило в Мостовскую волость Курганского округа Тобольской губернии, в нем было Министерское начальное народное училище (1882 г).

Как известно, в конце девятнадцатого века Россия вступила в эпоху капитализма. В селе стали проявляться некоторые его ростки в виде организации небольших промышленных предприятий, торговых учреждений и ярмарок. Самое старинное промышленное производство в деревне – это мельницы. В это время в Лапушках была 21 ветряная мельница, с годовым размолом на 210 рублей. Широко славилось сибирское масло. В Лапушках был и маслодельный завод. В селе действовал торжок в день Святого Кирика и Улиты с оборотом в 600 рублей. Главными предметами торговли являлись: зерно, мясо, масло. В селе стояла и винная лавка.

Но основой жизнедеятельности наших деревень вплоть до революции оставалось сельское хозяйство. Хотя урожаи и были нестабильными, все же основная масса крестьян жила вполне зажиточно. «Пахотная земля отстоит в 1,5 верстах в одной окружной меже, грунт земли – черноземный. Жители – исключительно хлебопашцы. Оброчных статей нет. Расходует же село на пастуха 150 рублей, на школу – 11 рублей 02 копейки, и на ямщика – 24 рубля. Жителей мужеского пола 276 человек, женщин – 282, всего 558 душ. В селе есть свой плотник» (данные Тобольского архива, Государственного архива Курганской области).

В центре села, на развилках двух дорог, в конце 19 века стояла церковь, вблизи нее находилось два священнических дома, волостное управление (единственное кирпичное здание), небольшая приходская школа, куда бегали учиться не только ребятишки Лапушек, но и деревень Пивишное, Б.Песьяное и Белая, расстояние до которых от школы было 7-9 километров. Основным ведущим предметом в школе был Закон Божий. Уроки вел местный священник, затем приехала учительница государственной казенной школы. Она и проводила занятия.

В 1909 году в селе Лапушинском (Пивишном): Волостное правление, министерская школа, законоучитель – священник Иоанн Демин, учитель – Самсонов Сергей Иванович, учительница Зайцева. Бакалейно-мелочная лавка Букова Федора Ивановича, бакалейно-мануфактурная лавка Зайцева Сергея Сергеевича. Скотопромышленник – Михалев Никифор Васильевич (из адрес-календаря Кургана и его уезда 1909 года).



Религиозная жизнь села

Село Лапушинское при одноименном озере на почтовом тракте входило в приход Свято-Троицкой церкви села Мокроусовского. В 1863 году жители деревень Лапушки, Пивкино (Пивишной), Песьяной и Беленькой обратились в Тобольскую духовную консисторию за разрешением на строительство новой церкви. До этого в селении действовал молитвенный дом. 15 июля 1864 года последовало разрешение на постройку храма, с образованием самостоятельного прихода в деревне Лапушки. В этом же году образован Лапушинский приход. 24 июня 1865 года исправляющим должность благочинного Ялуторовского округа, священником Сергеем Виноградовым заложена новая церковь во имя Тихвинской иконы Божьей Матери. Контракт на строительные работы заключен с крестьянином Красногорской волости Ялуторовского округа Павлом Елсуфьевым. Устройство иконостаса поручено Тобольскому мещанину Петру Белькову. 25 мая 1870 года благочинным Курганского округа, священником села Могилевского Александром Шалабановым, в соборе совершено освящение нового храма. Из церковных документов узнаем, что в 1913 году в приход Тихвинской церкви входили деревни: Пивкино, Белое и Песьяна. В 1919 и1922 г.г. церковь в селе Лапушки именуется как Богородицкая. Священником служил Арсентий Урбанский, дьяконом Василий Парышев. Вскоре церковь закрылась, а здание было приспособлено под сельский Дом культуры.



Как раньше жили на селе (из воспоминаний старожилов)

Село Лапушки было небольшое, все люди знали друг друга, и дома на замки не запирали. Нередко дверь палочкой приставляли, этого было достаточно, чтобы понять, что хозяина нет дома.

Крестьяне с малолетства приучали своих детей к работе и порядку, старались держать их поближе к себе. Все крестьяне жили своим хозяйством: обрабатывали на лошадях землю, сеяли пшеницу, рожь, овес, горох, гречиху, просо, коноплю, лен. Жили дружно, помогали друг другу. Особенно весело было летом. Вечером ребятишки отводили лошадей пастись на поскотину – пространство вокруг деревни, обнесено изгородью. Утром приводили лошадей, а чтобы их поймать, подманивали кусочками хлеба. Когда начиналась страда, уборка урожая, все были в поле, от малого до старого.

Косили хлеб литовками с грабельками, богатые косили машинами, вязали в снопы, ставили кучами, затем свозили в клади и обмолачивали. Приедут крестьяне поздно домой, поужинают и лягут отдыхать. Двери, окна открыты, никто воров не опасался.

Зимой, после окончания полевых работ, начинались свадьбы. На тройках, под звуки бубенцов катались молодые. В длинные, зимние вечера девушки и женщины собирались на супрядки: пряли лен, коноплю, пели песни. Ребятишки тоже не отставали, но не мешались, а лежа на печи или на полатях смотрели, как старшие работают, да слушали их песни. Песни всегда были в моде. Летом особенно. То в том, то в другом краю села раздавались звонкие молодые голоса, люди отдыхали от трудового дня. Светлее становилось на душе.

В Мокроусово три раза в год проводились ярмарки, по две недели каждая. Туда ездили и лапушинцы, чтобы продать излишки и приобрести кой-какого товару. Первая ярмарка была летом, когда крестьяне заканчивали сев. Подводы с товаром приезжали из разных мест, за многие версты. Бывали купцы из Средней Азии, которые приводили верблюжьи караваны. Разноцветные ткани, кустарные изделия, глиняная посуда, игрушки, восточные пряности – чего только не было! Ярмарки проходили на большой площади; где теперь находится стадион и сад. Выступали скоморохи и фокусники. Такая ярмарка называлась Троицкой. Были и осенние, и зимние ярмарки. Вторая ярмарка – Покровская, начиналась 14 октября, когда крестьяне уже убрали хлеб. Третья ярмарка – Крещенская, с 25 декабря. На эту ярмарку приезжали промысловики с севера, из города Тобольска, приходили целые обозы по 50-60 подвод разного товара. Здесь были клюква и брусника, кедровый орех, свежая и соленая рыба – окунь, щука, сырок, карась. На ярмарке закупали муку-сеянку у наших купцов. Из Тюмени привозили деревянную посуду, прялки, коромысла и многое другое. По сведениям губернского комитета, в 1900 году Мокроусовская ярмарка имела товарооборот в 34 тысячи рублей. Был торжок и в Лапушках (100 рублей). Четвертая ярмарка – Троицкая. Она была самая веселая и задорная. Девки расплетали косы и вплетали в волосы ленты, водили хороводы, парни прыгали через огонь, что горел по берегам озера. На полянке люди постарше качались на веревочных качелях. Торговали в летнюю ярмарку, в основном тем, что уже нельзя было сохранить в голбцах и погребах – квашеная капуста и грибы соленые, в сахаре брусника и квас медовый, рыба всякая, много сушеной, мясо соленое. На Троицкой ярмарке в центре площади ставили молодую березку и украшали ее разноцветными лоскутками, как бы встречая лето красное и прославляя Святую Троицу.



Становление советской власти

В 1917 году территория современной Курганской области не представляла единого административного образования. Курганский уезд, охватывающий восточную часть нынешней Курганской области, в том числе и Мокроусовский район, входил в состав Тобольской губернии.

Край был сельскохозяйственным. В нем, в отличие от европейской России, почти отсутствовало помещичье землевладение.

Известие о победе вооруженного восстания в Петрограде пришло в Зауралье 26-27 октября. Широкой поддержки населения новая власть на первых порах не обрела.

Село Лапушки расположено от ближайшей станции железной дороги (Лебяжье) в 70, а от Кургана в120 километрах, имело к приходу Советской власти более 230 дворов. Черноземные поля создавали благоприятные условия для получения обильных урожаев. И лугов, и пастбищ было достаточно.

В конце 1920 года одновременно с партийной ячейкой при активной помощи председателя ревкома И.Е.Быкова, в селе была создана первая комсомольская организация. В нее входило несколько человек: Косарев Андрей, Рыбин Иван, Перцев Иван. Комсомольской ячейке не удалось сразу начать свою деятельность. 21-го февраля 1921 года в село Лапушки вошел вооруженный отряд. Крестьянское восстание отняло много жизней.

От руки повстанцев в селе Куртан бывшей Могилевской волости погиб лапушинец Иван Ефимович Быков. Крестьянское вооруженное восстание под руководством Лаврентия Евсеева и других, в течение двух месяцев сумело захватить большую территорию. Только лишь село Елошное, устояло от нападения восставших и явилось центром их разгрома. На знамени восставших было написано: «Советская власть, но без коммунистов».

В апреле 1921 года повстанцы решили перейти железную дорогу в районе станции Лебяжье, уйти в степи Казахстана, в момент перехода через линию железной дороги, они были разгромлены красноармейцами. Но отдельные небольшие вооруженные отряды наносили ущерб народному хозяйству и убивали членов ВКП (б), советских работников до декабря 1921 года. Архивные документы тех лет показывают, насколько яростной и беспощадной была борьба.

Без сомнения, Февральская и Октябрьская революция 1917 года, ликвидация старого государственного строя, а затем и гражданская война всколыхнули все слои общества. За события тех далеких лет, дорогая цена была заплачена сельчанами.

Несколько раз фронт кровью и железом прошелся по Мокроусовской земле. Много братских могил появилось в 20-е годы в селах и деревнях. Есть братская могила и в Лапушках возле школы. На могиле – памятник с пятиконечной звездой. Старожилы отлично знали имена погребенных здесь людей. Кроме двоих – во время гражданской войны, жители села подобрали и похоронили двух неизвестных красноармейцев.

... Обезглавленное тело коммуниста Ивана Михайловича Балакина нашли в березовом колке – Балакинской реднице. Кисти его рук были отрублены, видимо, защищал ими свою голову. С почестями тело председателя волисполкома было похоронено на самом видном месте села. ...Вскоре, большевики лишились председателя земельным отделом волисполкома Федора Афанасьевича Поликарпова, уроженца д. Белое. Он похоронен рядом со своим товарищем по работе.

Под руководством Егора Евдокимова, группа бойцов настигла и уничтожила Яшку Калистратова и Семку Букова – убийц и грабителей, бывших жителей села Лапушки.

А в годы коллективизации, рядом с жертвами крестьянского восстания были похоронены: Тимофей Григорьевич Шорин – организатор первой коммуны «Новая жизнь»; Ефрем Егорович Дубровин – бывший председатель райисполкома, а затем председатель колхоза «Крестьянин», Варакосов Максим Константинович, житель деревни Пивишное. Его, как активиста, повстанцы пытались схватить в ноябре 1921 года, загнали в озеро Спирино, где он отлежался в камышах, но простудился, заболел туберкулезом и вскоре умер. Был похоронен в с. Лапушки, в братской могиле, там стоит памятник по настоящее время.



Из воспоминаний старожилов

Солнце перевалило уже за полдень, когда показалась за околицей села конная разведка красных. Трое вооруженных конников въехали в село, издали издав победный ружейный залп в сторону «поповского участка». Этот залп означал .начало новой жизни...

Красные разведчики были ободрены тем, что такое большое село освобождено от Колчака, но крайне удивились, проехав по нему. Улицы пусты, не было видно ни одного человека. Наконец появился около разведчиков четырнадцатилетний паренек Андрюшка, сын бедняка Косарева Ефима Тимофеевича. Он поведал посланцам Красной Армии, что село Лапушки вот уже три дня, как оставлено войсками Колчака, не имеет власти, что с белыми из села отступил лишь один поп Урбанских, а остальное население, запуганное белыми, просто боится и не выходит из своих домов. На вопрос разведчиков о том, где можно отдохнуть и покушать, он указал на дом псаломщика Парышева.

Пообедав у Парышева и, рассчитавшись новыми казначейскими билетами, выпущенными в обращение уже Советской властью, разведчики направились к своим коням, но их здесь уже ожидала небольшая группа людей. Бойцы Красной Армии охотно разъяснили собравшимся цели и задачи Советской власти, посоветовали быстрее организовать в селе Совет и начать создавать новую жизнь.



Первые сельхозартели и товарищества

В начале 20-х годов в селе было организовано товарищество. Судьба урожая решалась на общем собрании. Часть зерна шла на оплату налога, на хлебопоставки, погашение кредита, а остальное делилось между членами товарищества. Хлеб делили по отработанным людским и конским дням. В товарищество были записаны, в основном, бедняки, но среди сельчан оказались и такие предприимчивые, которые относились к классу так называемых середняков, у кого на дворе были лошади и упряжь. Они поначалу также входили в товарищества. Но видя, что голытьба не в состоянии проявить свою хозяйскую жилку и в основном, ленива, «лишь бы на готовое», стали один за другим выходить из товарищества.

В 1928 году в Мокроусовском районе развернулась работа по организации коммун. Лапушинская сельхозкоммуна «Новая жизнь» по отчету за 1928 год состояла из 11 крестьянских хозяйств. Земли трудового пользования имелось317 га,741 гасдавались в аренду. Тракторов – нет, плугов – 7, культиваторов – 2, борон – 19, сенокосилок – 2, конных граблей – 2, зерноочистительных машин – 1, рабочих лошадей – 17, коров – 15, свиней – 2, овец – 26, ягнят – 13, птицы – 168 голов. Всего имущества на сумму 2200 рублей (по данным Курганского архива).

Чуть позднее, в Лапушки пришел первый трактор «Фордзон», и сразу же стал распахивать целину между песьяновской дорогой и кладбищем. Старые люди рассказывали, какой это был праздник. Люди пришли на поле с сияющими лицами и зачарованно смотрели, как трактор плавно кладет пласты, перепахивает межи. Народ с уважением и завистью смотрел на первого тракториста Корюкина (имени – отчества в документах не сохранилось). Это было лишь начало преобразования старой деревни на социалистический лад. Кто же руководил и направлял всю работу? Безусловно, партийная организация. Несмотря на то, что она была еще малочисленной, и объединенная при Ревкоме и сельсовете (куда входило несколько деревень), но полностью руководила работой в деревне. Известны по документам большевики Быков Иван Ефимович, Шорин Тимофей, Попов Афанасий, Белоглазов Иван и другие. В дальнейшем основной формой коллективного объединения стали сельхозартели. Они наиболее удачно сочетали общественные и личные интересы граждан.

Колхозное движение развивалось в обстановке ожесточенной классовой борьбы, которая особенно обострилась в конце 1929 года. Кулаки всячески вредили колхозу: сжигали хлеб, гноили его, прятали. Кроме того, они объявили жестокий террор коммунистам и комсомольцам.

В ночь на 12 мая1929 г. в Лапушках были убиты 2 крестьянина – активисты Киселев и Исвелов (из протокола собрания большевиков 13 мая1929 г. Государственный партийный архив). Упорная борьба кулаков против колхозов привела к принятию решительных мер, вплоть до раскулачивания и выселения. Так, например, внеочередным заседанием президиума Мокроусовского райисполкома 29 августа1930 г. было вынесено постановление о выселении за пределы района семейства кулака из деревни Белое Богачева, так как он «эксплуатировал чужой труд, как до революции, так и после нее. Являлся ярым организатором бандитской шайки» (данные из Курганского партийного архива). Имущество его решено конфисковать. Борьба с кулачеством продолжалась и в 1931 и 32-м годах. Всего в Лапушинском сельсовете было раскулачено 37 человек.

Ох, непросто создавался колхоз в Лапушках. Деревня шумела, как встревоженный улей: если гражданская война поделила всех на «красных» и «белых», то коллективизация разделила крестьян на сторонников и противников колхозов. Принцип гражданской войны «кто не с нами, тот против нас», вновь встал на повестку дня. В обстановке нездоровой погони за высокими процентами коллективизации, усилился нажим на низовые организации. Невыполнение «контрольных цифр» по коллективизации рассматривались как правый уклон, что влекло за собой исключение из партии, другие наказания, вплоть до ареста и тюремного заключения. Подстегиваемая сверху, коллективизация в Лапушках принимает стремительный характер. Без учета желания крестьян, в Курганской области стали создаваться колхозы-гиганты. И партийные руководители видели в них лишь благо, объясняя нововведение местному населению. Такое же укрупнение было произведено и при Лапушинском сельском совете. Из пяти колхозов и одной коммуны была создана одна коммуна. Насильственная коллективизация, сопровождающаяся массовым раскулачиванием, больно ударила по деревне, но борьба партии с «перегибами» позволила в какой-то мере временно стабилизировать положение.
Годы военные

В 1941 году Лапушинский сельсовет охватывал территорию четырех населенных пунктов: Лапушки, Большое Песьяное, Пивишное и Белое. Жители были объединены в четыре коллективных хозяйства: «Стахановец», «Крестьянин», «Восход» и «колхоз имени Ворошилова». Люди занимались в основном сельскохозяйственным производством.

22 июня заставило сменить мысли и планы. Уже 23 июня в наших селах прошли митинги протеста против вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Все выступающие выразили твердую уверенность в том, что враг будет разбит и победа будет за нами. Сельчане призывали, не жалея сил, сделать все возможное для Родины. Тогда ещё никто ни знал, и предположить не мог, сколько горя и трудностей принесет эта война, и какой долгой будет дорога к победе. Началась всеобщая мобилизация. В первый месяц с территории Лапушинского сельсовета было призвано более 40 военнообязанных, а всего на фронт ушло более 500 наших земляков. Они принимали участие во всех крупных сражениях, начиная с первых пограничных боёв и кончая битвой за Берлин.

Женщинам приходилось работать за себя и мужей! Они пахали на быках, убирали урожай и доставляли его до станции Лебяжье. Обозы с хлебом до Лебяжья шли с транспарантами и плакатами по два дня кряду. «Все для фронта, все для победы» - таков был лозунг тех лет.

Дома колхозницы вязали теплые вещи, отправляли их на фронт. В д. Пивишное в колхозе «Крестьянин» Иосиф Андреевич Копнин за 46 дней вручную скосил53 га. хлебов. В те годы ударный труд также считался подвигом. Многие граждане Лапушинского сельсовета за труд в годы войны были награждены медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945». Домой приходили редкие письма от солдат, но извещения, что пропал без вести или погиб, гораздо чаще. Деревни не просыхали от слез.

Всего 299 земляков сложили свои головы в боях за Родину. Сотни ветеранов за тяжелый и самоотверженный ратный труд получили высокие правительственные награды. К примеру, уроженец деревни Белое Михаил Иванович Каюкин за героизм и мужество, проявленное в боях с немецко-фашистскими захватчиками, удостоен звания Героя Советского Союза, награжден орденом Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 2 степени; Александра Невского и медалями. Александр Николаевич Корюкин из деревни Пивишное награжден орденами Красной Звезды, Александра Невского и Отечественной войны первой степени. Тимофей Андреевич Диканов, Иван Андреевич Буков, Зиновий Евгеньевич Ильиных, Николай Гаврилович Шаталов и другие – награждены орденом Красной Звезды. Николай Федорович Ситников – орденом Славы 2 степени.

Время скоротечно. Много лет прошло с тех пор, как отгремел салют Великой Победы. На баннере во дворе районного музея есть фотографии «Бессмертного полка». На них лица фронтовиков и Лапушинского сельсовета. Это они добились вместе с другими победы светского народа над фашистской нечистью.

Источники:

1. Государственный архив общественно-политической документации Курганской области.

2. Киселев А. Дорогой борьбы: Очерк // Восход. - 1967. - ] 35, 37, 38, 39.

3. Кокорев И. Имена известны: к 50-летию Советской власти // Восход. - 1967. - N 41.

4. Мокроусовский районный краеведческий музей.

5. Курганский партийный архив и фонды Государственного Курганского архива.
Вложения
Лапушинские ветераны..jpg
Лапушинская церковь.jpg
Лапушки стр. 276.jpg
Лапушки стр. 276.jpg (55.44 Кб) Просмотров: 9012
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 18 ноя 2015, 16:09

СЧИТАЛСЯ ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ

В газете Шатровского района «Сельская новь» в 45-м номере от 5 ноября в статье «Родные, отзовитесь», в списках погибших в немецком плену солдат, узнала своего дядю - Игнатия Анисимовича Кокшарова. Я его старшая племянница, и помню дядю очень хорошо. В их семье было ещё два брата, жизнь которых тоже опалила война.

Игнат Анисимович родился в большой крестьянской семье Кокшаровых - Анисима Андреевича и Настасьи Андреевны в селе Изъедугино. Он был шестым ребёнком. Хочу рассказать о трёх младших братьях, по судьбе которых тяжёлым катком прошла Великая война. Двум, к сожалению, вернуться домой было не суждено.
[b]Старший - Григорий Анисимович Кокшаров[/b] - появился на свет в 1915 году. До войны служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке. В феврале 1941 года вернулся домой, а в первый день войны, 22 июня, его вновь призвали в армию. Служил в звании лейтенанта в стрелковом полку. Погиб 7 марта 1943 года в боях у деревни Кожановка Думинического района Калужской области, где и похоронен в братской могиле. По запросу его старшей сестры Евдокии , был дан ответ от местного секретаря исполкома о месте захоронения брата. Спустя много лет на этой могиле побывали сын младшего брата Петра Анисимовича, Александр, со своими детьми. Позже он написал стихотворение
«У братской могилы»:
С сыновьями стою у могилы солдатской,
Что на русской земле называется братской.
Сколько их по Отчизне, считать не берусь,
Ими густо усеяна Матушка Русь.
Над могилою ветер листвой шелестит,
Да роса материнской слезою блестит.
Тишина! Их никто не нарушит покой,
Я, как в детстве, слезу утираю рукой.
И мне слышится плач бабули моей,
Не дождавшейся с фронта своих сыновей.
Старший, здесь вот, в Калужскую землю зарыт,
Он в жестоком бою за поселок убит.
Вы зайдите в любой бревенчатый дом,
Посмотрите, в переднем углу над столом
В чёрной рамке портрет, или больше, висят,
Не вернувшихся с фронта солдатских ребят.
В этот дом, заходя, надо шапку снимать,
В землю с горя ушла вскоре русская мать.
И сынишек обняв, я стою и молчу,
И немногого в жизни для счастья хочу.
Было б хлебушка вдоволь на каждом столе,
Был бы мир и покой на нашей земле.
И чтоб не было больше солдатских могил
На бескрайних просторах родимой земли.

Жена Григория рассказывала нам о военной переписке с ним. В одном из писем она просила мужа, чтобы он берёг себя. На что солдат ответил: «Лучше стоя умереть, чем жить на коленях».

Второй брат Игнатий Анисимович Кокшаров родился в 1919 году. Когда началась война, он уже служил в армии. До службы трудился в селе трактористом, был всеми любимым и в семье, и односельчанами. Очень хорошо играл на гармошке, балалайке, гитаре. Игнатий обладал прекрасным музыкальным слухом. Я помню, как к нему приходили с работы, прибегали соседские девчонки, просили настроить разные музыкальные инструменты. Он никому не отказывал. Игнат рано женился, но детьми до войны обзавестись не удалось. Его жена всю жизнь вспоминала его с тоскою и теплотой, часто разговаривала с его племянниками. В каждом из нас и наших детях, она хотела увидеть черты своего мужа. Я это помню.
В семье сохранились несколько писем Игната с фронта. Служил водителем танка. Писал, что в одном из боёв все члены экипажа и солдаты на броне (в общем количестве семь человек), погибли от прямого попадания вражеского снаряда, а он чудом остался жив. Игнат мечтал приехать за новым танком в Челябинск, повидаться с родными, но этого не произошло. Больше никакой весточки мы от него не получали. На все запросы в военкомат родителям солдата приходил ответ: «Пропал без вести». Все родные жили одной мечтой, что он жив и найдётся, но... Закончу о нём такими строчками: «Стоит солдат — худ и простужен. Попал из первых на войну. В бою был ранен и контужен и умер с голоду в плену».
Третьим братом в большой семье Кокшаровых был Пётр Анисимович , 1921 года рождения. В армию его призвали в апреле 1941 года. Он проходил обучение в полковой школе недалеко от западной границы. Фашисты в первые часы разбили их воинскую часть. Раненым его взяли в плен. Когда пришёл в сознание, твёрдо решил бежать. Несколько раз пробовал убежать из плена, в него стреляли, травили собаками, избивали, морили голодом. Больного и изнемождённого его вместе с другими пленными увезли в Австрию. Здесь в концлагере он пробыл всю войну! В 1945 году их лагерь освободила наша армия. После войны Петр вернулся домой, женился. С супругой они воспитали шестерых детей: 4 сына и 2 дочери. Дядя работал на ответственных работах: бригадиром, заведующим фермой, кладовщиком. Все дети получили среднее и высшее образование, сейчас имеют свои семьи.
...Разузнать, где покоятся останки дяди, мы пытались более 70 лет. И наконец-то это произошло. Огромное спасибо поисковикам, журналистам за то, что они возвращают из небытия наших родных, земляков, отдавших свои жизни за мир и покой. Чем дольше сохраняется память о войне, тем дольше будет и мир.

Лидия КОКШАРОВА.
с. Изъедугино.
Дополнение:
Из лагерной карты военнопленного: «Рядовой Игнатий Анисимович Кокшаров родился 30 декабря 1919 года. В плен попал 29 мая 1942 года в городе Харьков. Находился в шталаге IV В под номером 199950. Погиб в плену 17 августа 1943 года. Похоронен на кладбище III города Цайтхайн (Германия, область Саксонии), участок 58, блок 1, ряд 10». Сегодня на этом месте создан Мемориальный комплекс «Эренхайн Цайтхайн», который посвящён памяти жертв лагеря военнопленных. В нём содержались десятки тысяч человек из бывшего СССР и других стран. Для советских военнопленных лагерь стал местом смерти. Причиной кончины были, прежде всего, недостаточность питания и катастрофические санитарные условия. Советские жертвы в том шталаге исчисляются 25-30 тыс. человек. 23 апреля 1945 года части Красной Армии в ходе наступления освободили лагерь.
Вложения
Кокшаров Игнатий Анисимович.jpg
Игнатий Анисимович в шталаге.jpg
Игнатий Анисимович в шталаге.jpg (18.88 Кб) Просмотров: 14972
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 30 янв 2016, 11:58

И ПИСЬМА ТОЖЕ НЕ ГОРЯТ...
На электронную почту пришло обращение от племянника лейтенанта Григория Васильевича Пястолова, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны в Польше. Александр Бурулев проживает в г. Миассе Челябинской области, работает в полиции участковым инспектором. А вышел он на меня через друзей – поисковиков с необычной просьбой – помочь разыскать следы его дяди, родного брата отца, от которого в конце войны пришло оказией письмо с оккупированной территории. Саша скинул мне отсканированный реликтовый документ, а также письмо от солдата Старшинина, который переслал последний «привет» от сына родным в далекое Зауралье. Я тогда подумала: да, действительно, письма, как и рукописи по Булгакову, не горят.
Из письма Григория Пястолова: «Добрый день! Здравствуйте, дорогие мои родители, мамочка, Шура, Лида, Прасковья Алексеевна, Иван В, Данило Евграфович и Александра Д., и все остальные. Мама, я расписывать много не буду, потому что нет бумаги. Мама, во-первых, я хочу сообщить о себе, я еще жив. Это письмо пишу 9 июня 1943 года. Лежу я во ржи и пишу письмо»…
В электронной книге памяти Курганской области нашла короткую запись: ПЯСТОЛОВ Григорий Васильевич , родился в 1913 году в селе Чистое Щучанского района. Призван в 1939 году. Лейтенант. Пропал без вести в 1941 году.
Запись, мягко говоря, не совсем соответствует действительности, ибо по документам Центрального архива Министерства Обороны , ( а их пять), лейтенант пропал без вести как бы дважды - в 1941-ом и в 1942 до 1943 г.г..
2973324
Информация из донесения о безвозвратных потерях:

Фамилия Пястолов
Имя Григорий
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Последнее место службы Западный фронт 209 МД 770 СП
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия между 22.06.1941 и 22.06.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 83

2984297
Информация из донесения о безвозвратных потерях

Фамилия Пястолов
Имя Григорий
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Последнее место службы Западный фронт 770 СП 209 МД
Воинское звание мл. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия между 22.06.1942 и 26.07.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 90

69317603
Информация из документов, уточняющих потери

Фамилия Пястолов
Имя Григорий
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1913
Дата и место призыва 10.10.1939 Тракторозаводский РВК, Челябинская обл., г. Челябинск, Тракторозаводский р-н
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977524
Номер дела источника информации 266

69707221
Информация из документов, уточняющих потери

Фамилия Пястолов
Имя Григорий
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1913
Дата и место призыва 10.10.1939 Тракторозаводский РВК, Челябинская обл., г. Челябинск, Тракторозаводский р-н
Последнее место службы п/я 1
Воинское звание лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 977524
Номер дела источника информации 294


Данные документы подтверждают, что Григорий Васильевич был призван на действительную службу в 1939 году, в октябре, Тракторозадодским РВК Тракторозаводского района г. Челябинска. Рассказ племянника расширяет наши познания: «…Нам также известно, что Григорий Пястолов работал на ЧТЗ, но кем, мы не знаем. Женился он в 1938 или в 1939 годах. Вместе с супругой ушел на Белофинскую в составе Челябинского сводного отряда лыжников. Он был спортсменом и занимался лыжным спортом. Скорее всего, там и познакомился с супругой (на занятиях спортом). Может быть, они жили гражданским браком (имеется в семье и такое мнение). Моего отца и бабушки уже нет в живых, и мне более не у кого спросить, к сожалению!»
Из выше изложенного ясно, что Григорий Васильевич был участником войны с Финляндией. По всей вероятности, по окончании финской кампании, направлен на курсы младшего комсостава, успев до Великой Отечественной войны получить офицерское звание «младший лейтенант». Служил, судя по сведениям послевоенного подворового обхода, в Барановической области, Лидском районе, военный городок Бердовка, почтовый ящик №1 на 25 января 1941 г. Родители его в ту пору проживали по адресу: г. Копейск, 3-й Снайперский переулок, д. 7.
Из письма племянника героя нашего рассказа: «… Супругой Григория Пястолова была некая Мария. Детей у них не было. Они оба призывались из Челябинска… Она работала санитаркой или медсестрой в передвижной медсанчасти. Нам все это стало известно из писем, которые я отослал вам сканами. Более родственников от данной ветви в живых не осталось никого. Только жива моя мама – сестра дяди Гриши. Бабушку звали Натальей Дмитриевной Пястоловой, а отца дяди Гриши – Василий (отчества не знаем), Пястолов… В семье еще росли брат дяди Григория - Иван, сестры - Александра, Елизавета. Была еще одна старшая сестра, которая вышла замуж за председателя колхоза. Ее супруг в лихие 30-е годы и предупредил родителей Григория о том, что придут раскулачивать, так как они имели свою кузницу и одну или двух лошадей. Семья, вовремя предупрежденная, сразу же собралась и уехала в Челябинск на ЧТЗ. Собрались срочно в одну ночь. Это все, что известно».
Бердовка, где служил Григорий Васильевич, попала в окружение сразу же, после первых дней вступления немецких войск на территорию Белоруссии. Был ли пленен лейтенант Пястолов в эти дни, в документах ЦАМО в электронном варианте не обнаружено. Ведь письмо его было датировано 43-м годом! А до этого? Что произошло с нашим земляком на военных тропах?
Из письма Григория Васильевича:
«Мама, теперь подробно перехожу к своей жизни. Я был в плену у немца с 15 июля 1942 г. С плена сбежал 14 мая 1943 г. Жил у одного хозяина в Польше, пас коров. Но дали распоряжение, чтоб русских не держать. И стали немцы производить обыски. Хозяин не стал держать. Поэтому и жизнь настала бродяжья и нищенская - укрываться или в лесу, или во ржи. Думаю пробираться через границу на свою сторону, Но навряд ли я с вами увижусь, потому что очень трудно укрываться. Но это еще летом, а зимой совсем пропащее дело. А когда кончится война – то, черт ее знает. Но я решил написать письмо и оставить его у хозяина, если война кончится, то он пошлет его.»

Обратимся к исследовательским документам, чтобы исходя из письма Пястолова, проследить его короткий боевой путь до момента пленения.
Григорий Васильевич встретил войну в 209 моторизованной дивизии, которая формировалась с марта 1941 года в районе Ивье (Гродненская область) на базе 13-й моторизованной пулемётно-артиллерийской бригады, в составе 17-го механизированного корпуса. На 22 июня 1941 года дислоцировалась в Ивье и окрестностях.

В составе действующей армии с 22 июня по 19 сентября 1941 года. Выдвинувшись маршем, заняла позиции в районе городка Мир, до 25 июня 1941 года в боевое соприкосновение с противником не входила, подвергалась незначительным авиаударам. 26 июня 1941 года попала под удар, была вынуждена отступать в направлении Столбцы — Дзержинск. Колонна дивизии на марше подвергалась ударам, вела бои близ населённых пунктов Кресты, Валки, Боровая (28 июня 1941 года), но в конечном итоге была рассеяна, штабная колонна разгромлена. Разрозненные подразделения выходили из окружения южнее Минска, за реку Березина. Бойцы, выходящие из окружения, были отмечены в июле 1941 года на переправе через Днепр в Смоленской области. Большой интерес представляет письмо бывшего зам. политрука Г. А. Шалагинова этого батальона. Мотострелковый батальон, в котором он служил, 23 июня принимал участие в боях западнее Лиды. Но что это был за батальон! Из состава 770-го моторизованного полка 209-й мотодивизии, входившей в формируемый 17-й механизированный корпус окружного . Вероятность ошибки абсолютно исключена, настолько четко запомнил все старый солдат. Он назвал номер полка и шифр полевой почты (в/ч 8947), вспомнил фамилии ротного младшего лейтенанта Уланова и комбата капитана Котова. 22 июня батальон находился в с. Субботники Лидского района.
«О начале войны узнали в 8–9 часов утра, в 10 была объявлена тревога. Личный состав получил патроны, гранаты и сухой паек. Артиллерии и минометов не было, имелось только стрелковое оружие. В полдень батальон выступил из Субботников на Лиду. Заночевали в каком-то лесу, а утром 23 июня подошел автотранспорт. Погрузились и длинной колонной (машин 30 или более), двинулись вперед. Возможно, на запад выдвигался не только батальон, а весь полк. Несколько раз налетала вражеская авиация, теряли машины, теряли людей и примерно в 10 часов прибыли в Лиду. В городе не задерживались, на его окраине подождали отставшие машины и поехали на запад, в сторону Гродно. За Скиделем заняли оборону, отрыли окопы и несколько часов просидели в тишине, пока не подошли немцы. После артобстрела вражеская пехота несколько раз пыталась прорвать их рубеж обороны, но все атаки были отбиты. Вечером поступил приказ отойти на восток, снова были поданы автомашины, и те, кто поместился, уехали, а оставшиеся пошли пешком. Так закончилось участие 770-го МП в боях в составе 3-й армии, но кто направил его под Скидель, возможно, уже навсегда останется неизвестным.»
19 сентября 1941 года дивизия исключена из списков действующей армии. Григорий Васильевич попал в плен в июне 1942 года, значит, ещё в какой-то части воевал?
Одним словом, вопросов стало больше, чем ответов. Хотя поисковики по документам определили, что, «В Бердовке дислоцировался 119 ремонтно-восстановительный батальон 209 мд. 770 мп - в Трабах. Только дивизии в январе еще не было.»
Вот еще одно доказательство первых дней начавшейся войны и окружения части Пястолова. У Владимира Мартова в книге "Белорусские хроники 1941", в главе "Белостокско-Минское сражение" упоминается 770 МП 209 МД:
цитата:
"Управление советской 56-й стрелковой дивизии отсутствовало; к исходу дня часть ее подразделений сражалась на р. Котра (здесь же держали оборону пограничники; В числе защитников также 770-й мотострелковый полк 209-й мотодивизии 17-го мехкорпуса, переброшенный из Ивье), другая часть 56-й стрелковой дивизии оказалась отброшена к югу от Гродно."
Из переписки с племянником лейтенанта – Александром Бурулевым: «… мама обращалась по данным документам в поисковую группу на ТВ по адресу: г. Москва ул. Ямского Поля "Телевидение". Но результатов никаких мы не получали. После чего обращались в архив в г. Подольска. Пришел ответ, в котором значилось, что точных данных, кроме, как пропал без вести, нет.
Бабушка тоже предпринимала попытки его розыска через областной военкомат (сразу после войны), и через государственные военные архивы (1973 год). Из обоих источников пришел ответ "Пропал без вести"! В книге памяти Челябинской области он значится, как пропавший без вести.»

Из письма Григория Пястолова:
« Мама, немного сообщу о своей жене Марусе. Маруся была со мной на фронте . Когда началась война, то она не осталась дома, а поехала со мной на фронт. Ее зачислили санитаркой, и были мы вместе. Когда дали приказ отступать, то я от части отстал ввиду погрузки хлеба. Когда я догнал свою часть, то уже потеряли дорогу два батальона, полковая, санитарная часть, при которой она находилась, стало быть, они другой дорогой уехали, поэтому про ее судьбу не знаю: жива она или нет»…
Мы пробовали искать следы неизвестной Маруси через архив ЦАМО, не нашли ничего похожего, чтобы с уверенностью сказать, что это именно она. Есть несколько документов на Марусь, призванных из Челябинской области, но они не подпадают под данные письма лейтенанта. Его Маруся на начало войны уже служила в армии, то ли санитаркой, то ли медсестричкой. Скорее всего, так же, как и муж, пропала в горниле военных боевых действий, выходя из окружения.
Далее в письме Григория Васильевича идут приветы своим родным и знакомым. Из письма Григория Пястолова:
«Мама, я не знаю, останусь ли жив! Как Иван В., Данило Е., Александр Д? Потому что не ошибусь, что оне (стиль автора), взяты на войну. Да, наверное, и у вас тоже плохое положение. Но дорогие родители, если до вас это письмо дойдет, то может быть, узнаете о моем милом друге, с которой, так жаль, что пришлось жить так мало и не пришлось побывать у вас (это с Марусей), то сообщите ей об моей жизни. Так, дорогие родители: мамочка, Шура, Лиза, Парасковья А., и если будут живы – Иван В., Данила Е., Александр Е., Илюша, Валя, Гено, Вася, Шура – всех крепко целую, и прощайте! прощайте, и прощайте! Дорогая мамочка, наверное, больше я вас не увижу, и всех родных. Писал это письмо верный ваш сын Пястолов Григорий В. 9.07.43 г.»
Остается предполагать, в каком состоянии находились родители Пястолова Григория, получив эту весточку в конце войны или сразу после ее капитуляции, пересланную неизвестным им солдатиком, Старшининым Иваном Федоровичем. Кто этот солдат, сумевший передать страшное сообщение о гибели сына родителям? Мы постарались об этом узнать как можно шире, опираясь на письмо сержанта.
Из письма Ивана Старшинина:
[b]«Здравствуйте мне неизвестные родители Пястолова Григория В!
Мамаша, я хочу сообщить вам о том, что ваш сын Григорий Пястолов попал в плен к немцам 15 июля 1942 г. А потом бежал с плена 14 мая 1943 г. Работал у одного хозяина и скрывался у него. Потом, когда немцы создали приказ о том, чтобы русские не работали у поляков, а хотели забрать на работу в Германию, или хотели забрать в контрационные (стиль автора) лагеря, тогда ваш сын Пястолов начал прятаться по хозяйствам. И когда была облава, они заховались втроем в одном таком вырытом вроде погреба. И когда немцы подошли к этому сховищу, т.е., где они были захованы, то немцы раскопали. И когда докопались до этого потолка погреба, то немцы дали выстрел и запалили весь сарай. А в этом сарае находился ваш сын – Пястолов Григорий, и еще двое товарищей. Один из них был летчик, а второй кузнец. А ваш сын Пястолов был старший лейтенант.»
Далее, сержант сообщает свои данные, по-видимому, для того, чтобы родные не сомневались о достоверности вышеизложенного.
«Мамаша, я – Старшинин Иван Федорович, родился 1924 года. Уроженец Сталинской области, с Донбасса сам. Теперь, когда я сам находился у этого хозяина на квартире и вечером разговорились, он начал мне рассказывать о вашем сыне, и говорить, что «я сохранил его письмо. Когда-то он писал его домой». И я попросил у него письмо, прочел и решил написать вам, т.е. сообщить о судьбе вашего сына. Мамаша, вот и все, что я мог узнать от этого хозяина. И вот его письмо я посылаю вам. С приветом к вам, ваш незнакомый Старшинин Иван Федорович.
Мой адрес: Полевая почта 91155 «у».
Старшинин Иван Федорович.
Прошу и мне известить о том, что получили письмо мое или нет. И прошу – напишите мне ответ.
Вот и все. До свидания.»
[/b]
И еще один штрих оставил о себе молодой солдат, сообщив о своей семье, как будто что-то прорвало у парня после сообщения о смерти лейтенанта на его малую родину:
[b]«У меня из родных тоже нет сейчас никого. Отец погиб в шахте в 1932 г. А мать умерла в 1942 г. Братьев и сестер нет у меня никого».[/b]
Одна из друзей – поисковиков Лариса написала мне: «Имеем данные на бойца . Старшинин Иван Фёдорович. Из наградных следует - 301 сд, 1052 сп
Дивизия, сформированная на базе 34 -й и 157 - й стрелковых бригад . По справочнику мы имеем номер войсковой части, которая была указана в письме Старшинина - " в/ч 91155" , что и соответствует 34 ОСБР:
91155
Название: 2 ОСБ
Подчиненность: 34 ОСБР».
http://soldat.ru/pp_v_ch.html

Что можно сделать? Ехать в ЦАМО ( или заключать договор с толковым исследователем), заказывать журнал боевых действий 301 -й сд, изучая документы 1052 стрелкового полка. Анализировать - где, когда и в каких населённых пунктах проходили бои за Польшу. А дальше? Ехать в Польшу? Проводить своё расследование, работать в архивах местных, изучая кропотливо воспоминания жителей тех мест? Расспрашивать стариков? Это раньше, ещё после войны, можно было заняться. И то, не всегда поляки лояльно относились к русским. Примером служат разрушенные на территории Польши памятники советским солдатам-освободителям местными вандалами в наше время.
Можно ещё попытаться найти родных Старшинина , написавшего письмо. Может, он оставил свои воспоминания? Но, как известно из письма самого сержанта, у него никого не оставалось на Донбассе родных. Может, после войны только женился? Детей нарожали вместе с супругой? И как знать, где – нибудь, за семейным праздничным столом на 9 мая, он рассказывал об этом случае , записал где - нибудь в своих воспоминаниях? Но ведь даже родным не был указан населённый пункт, где Старшинину передано письмо.
Утекло много воды. Можно только надеяться, что когда – нибудь и всплывет рассказ об этих русских , бежавших из плена, "сховавшихся" однажды в подвале при облаве и погибших при таких странных обстоятельствах.
Но сколько таких трагических историй!
Я реально попыталась посмотреть на всю эту ситуацию. При этом понимая, какую боль испытали и продолжают её ощущать родственники лейтенанта, вспоминая написанные строки о его гибели.
Если оставить отправной точкой отсчета номер полевой почты Старшинина, то можно проследить боевой путь дивизии в польском направлении. А он таков:
О пути на Берлинское направление.
Переброска эшелонов под Варшаву.
http://forum.patriotcenter.ru/index.php ... #msg290137
30 августа 1944 года, после пяти дней отдыха, дивизия совершает марш на станцию Веселый Кут, где должна погрузиться в железнодорожные эшелоны для переброски под Варшаву на берлинское направление.
20 сентября первые эшелоны начали выгружаться на станции Голобы восточнее города Ковель. Дивизия сосредоточилась в лесах вокруг населенного пункта Гоньчи-Бруд и приступила к боевой подготовке.
В середине октября 44-го дивизия переоделась в зимнее обмундирование и передислоцировалась в новый район сосредоточения. Преодолев походным маршем 350 километров бездорожья и болот, дивизия 29 октября сосредоточилась в районе населенных пунктов: Крупынске, Зеленец, Шинкашизна, что в 50-ти километрах северо-восточнее польской столицы Варшавы.
19 ноября снова поднятые по тревоге полки форсированным маршем двинулись на юг и 21 ноября вышли в район Круки, восточнее Минск-Мозовецкой. Здесь дивизия начинает подготовку к предстоящим боям.
9 января 1945 года стрелковые батальоны дивизии, сменив части 39-й стрелковой дивизии, заняли позиции на песчаных высотах, западнее населенного пункта Осембрув на магнушевском плацдарме.
С 14.1.1945 г. дивизия в составе 9-го ск 5-й Ударной армии переходит в наступление. Двигаясь в первом эшелоне корпуса, дивизия в тяжелейших лесных боях разгромила противостоящего противника, отразила контратаки пехоты и танков на открытом фланге со стороны Буды-Гжегожевске, форсировала Пилицу, захватила плацдарм с населенными пунктами Леханице, Застуже, Пальчев и две исправные переправы в районе села
17.1.1945 г. части дивизии заняли глубокий плацдарм на западном берегу реки Равка, в 2-х километрах севернее города Скерневице. 18-го - передовой отряд дивизии атаковал город Лович. Атака с ходу вдоль шоссе успеха не имела. Пришлось развернуть полки, нанести удар с севера и юга. Полки дивизии прорвали оборону противника и стали окружать город. Немцы в панике бросали оружие и спасались бегством. За освобождение города Лович приказом от 18 января 1945 года Верховный Главнокомандующий объявил благодарность всему личному составу 301-й стрелковой дивизии. А впереди ждали новые бои. Впереди был Одер.
Из воспоминаний ветеранов о 301- й сд
Как раз о том времени, когда шла подготовка к вступлению на территорию Польши :
«...дивизия должна вступить на территорию Польши. Мы шли туда как освободители, чтобы добивать врага, протянуть руку помощи братскому польскому народу, который находился под фашистским игом с сентября 1939 года.
Среди личного состава была развернута большая разъяснительная работа. Особый упор делался на правила поведения наших войск за рубежом. Каждый боец должен был не забывать ни на минуту, что вступал на территорию другой страны как представитель первого в мире государства рабочих и крестьян. Личный состав воспитывался в духе гуманного отношения к народам освобождаемых стран, уважения к их культурным ценностям.
20 октября полк двинулся к реке Висле. Марш был продолжительным. Мы преодолели 350 километров по бездорожью и тяжелому песчаному грунту. 29-30 октября сосредоточились в районе населенного пункта ШИНКАШИЗНА.
Поляки с большой симпатией относились к нам. Даже те, кто был запуган вражеской пропагандой, вскоре поняли, что советские солдаты верные и настоящие друзья польского народа. Нам теперь предстояло довершить разгром немецко-фашистской армии, добить ненавистного врага в его собственном логове — Берлине.
С мыслью об этом мы усердно готовились к предстоящим боям.»

Итак, получается, что часть, в которой служил Старшинин, готовилась к предстоящим боям. Это район Венгрув. Повят – Венгровский, Мазовецкое воеводство. Шла учеба. Можно предположить, что воины были расквартированы . Рядом находился хутор Гробины. м. Садовно, Шинканшизны. Возможно, именно на этом участке была бОльшая возможность общения с местным населением. Не было боев, можно и поговорить, пообщаться. Тем более, в воспоминаниях звучало, что поляки отнеслись с симпатией.
Как предположение, что уже при первых встречах с местными жителями и могла произойти передача письма от хозяина дома. Но это лишь предположение, которое ничем не доказать.
Данные таблицы и карты, которые нашел Иван Алексеев в ЦАМО, говорят о том, как в 1944 г. скрупулезно работники штаба отмечали продвижение советских частей по территории Польши. Часть Старшинина шла по данному маршруту. И где искать место погребения Пястолова, на каком из отрезков этого пути? Более того, многих хуторов в настоящее время не существует на карте современной страны. Их попросту не осталось. Что такое хутор в польском понимании? Это небольшое имение в два-три дома, где живут панове – поляки своей семьей или несколькими родственными семьями, ведут совместное хозяйство, сдают молочную продукцию в город на рынок, работают на полях, на приусадебном участке. А если наступают горячие летние дни, то нанимают бедное население для помощи. В военное время паны частенько пользовались услугами офицеров вермахта, которые отдавали по найму военнопленных. Было выгодно для обеих сторон. Одним - не стало надобности кормить пленных в пересыльных пунктах и шталагах, другим – дармовая рабочая сила, которой можно не платить за наем. А кормежка, это дело для поляка сподручное. Они, живя в сельской местности, имея свой скот и надел поля, никогда не бедствовали, их подвалы и погреба были полны съестными припасами, которые время от времени изымали немцы.
Следующая остановка 301 сд – Круки.
Боевая подготовка и марш 4 декабря. Местечко Жаковек, через которую проходила часть Ивана Федоровича.
Может быть здесь произошла легендарная встреча солдата с поляком, в период кратковременного отдыха? Самое интересное, что фамилии Пястолова нет в картотеке Саксонских мемориалов, где собраны все военнопленные немецких шталагов, находившихся на территориях, оккупированных немцами. Не был лейтенант учтенным? Или люди, отданные в рабство местному населению, не учитывались? Одни вопросы.
А вот найдена еще одна карта героического пути части, местечко Багна. Здесь также находилась короткое время стрелковая дивизия.
Родные написали ответ Старшинину и не получили от него более письма. После Победы сержант как будто исчез. В семье Пястоловых подумали, что паренек убит в боях за освобождение нашей Родины. На сайте «Подвиг народа» мы нашли наградные листы на старшего сержанта Старшинина, которые подтвердили его место рождения и рассказали о том, что Иван Федорович вернулся домой. На груди с начала его боевого пути, с сентября 1943 г. по 1945 год, сияли - орден Красной Звезды, ордена Славы III и II степени. Медаль «За отвагу» старший сержант получил за подвиг, совершенный на территории Польши близ населенных пунктов Выборув и Марынка. Может быть, здесь была встреча с поляком, который отдал письмо Ивану Федоровичу, видя, что это тот самый парень, способный выполнить последнее завещание сгоревшего в огне Григория Пястолова?
Перечитываю эту историю уже который раз, и гложут большие сомнения по поводу «схрона» наших беглецов – военнопленных. Не этот ли самый панове – поляк предал наших ребят, рассказав немцам, где скрываются советские военнопленные? Ибо не оставили бы фашисты хутора живым и невредимым, если бы раскопали подполье в сарае самостоятельно. Да и семью поляка расстреляли бы, это точно. Сейчас мы уже об этом не узнаем никогда, равно и того, где именно погибли наши солдаты. И только письма, дошедшие до наших дней, остаются в семейном архиве, который будут бережно хранить внуки и правнуки Александра Бурулева. Действительно, письма, как и рукописи, не горят…
Выражаю огромную благодарность моим друзьям - поисковикам, которые помогли восстановить хронологическую последовательность короткого боевого пути части Пястолова, Старшинина. Особый низкий поклон Ванечке (Ивану) за найденные профессионально карты операций боевых действий 103-й в Польше. Благодарю также Ларису Алексеевну, которая очень и очень помогла подсказками, проводками о той части, где служил Григорий Пястолов. Только благодаря вам - родился этот материал!
Вложения
Пястолов Г.В..jpg
301 сд 3 путь части Старшинина в Польше 4.jpg
301 сд 4 - путь части Старшинина по Польше. 2.jpg
301 сд 5 Пястолов.jpg
301 сд 6 Пястолов 2.jpg
Багна Пястолов 4.jpg
Жаковек - Польша-путь части по Польше 1.jpg
Круки путь части Старшинина по Польше 3.jpg
Письмо Старшинина И.Ф., стр.1.jpg
Письмо Старшинина И.Ф., стр.2.jpg
Последнее письмо Пястолова, стр.1.jpg
Последнее письмо Пястолова, стр.2.jpg
Последнее письмо Пястолова, стр.3.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение Саша Медведь » 30 янв 2016, 12:35

Здравствуйте !

Как всегда,безупречный материал,отличнейший очерк и
глубочайшее изучения материала.

СПАСИБО НАТАША !

САША
Саша Медведь
Завсегдатай
 
Сообщения: 264
Зарегистрирован: 18 фев 2015, 07:46
Откуда: Верхнеднепровск- х. Базавлук

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 09 фев 2016, 18:21

ОКОПЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ

Осенью 2015 года ко мне обратились ребята из Международного военно-исторического лагеря «Волховский фронт» с просьбой помочь найти родственников Александра Дмитриевича Перескокова, 1900 года рождения, уроженца д. Чумляк Щучанского района. Его останки были найдены поисковиками на местах боев зимы 1943 г. около урочища «Круглая роща» на печально знаменитых Синявинских высотах в Кировском (Мгинском) районе Ленинградской области.
Рядом с красноармейцем Перескоковым поисковики подняли останки еще одного военнослужащего – бойца Неткачева, погибшего 16 января 1943 года. Не исключено, что и наш Александр Дмитриевич пал смертью храбрых примерно в те же дни. Оба солдата , по определению волховчан ,служили в 71 СД 126 СП.
Осенью прошлого года поисковиками проводились работы по поднятию наспех захороненных, в воронке от снаряда солдат, стоявших на защите города Ленина. Список получился внушительным. А вот смертных медальонов было немного, записки сохранились далеко не во всех. Нашему земляку «повезло». Он добросовестно заполнил бланк и крепко его закрутил в капсулу.
Весть о том, что курганский солдат «возвращается» домой, облетела все социальные сети области. На счастье, есть у меня библиотекарь из Щучанского района, с которой мы познакомились на краеведческих областных чтениях. К ней–то и обратилась с необычной просьбой. Алена Циулина согласилась помочь, а через сутки сообщила, что откликнулись внуки солдата. Радости не было предела! Мы стали переписываться с внучкой Татьяной и внуком Юрием, живущим в Челябинской области. К чести молодых, хочу отметить, что они не стали задавать много лишних вопросов, а изъявили желание присутствовать на церемонии перезахоронения их дедушки. К сожалению, поисковики не дождались, пока мы найдем родных, так как иногда на это уходят месяцы, и даже годы. Они перезахоронили бойцов почти сразу же после их идентифика́ции. Но…
Из письма внучки Тани:
… «Сегодня получила сообщение от Циулиной Алёны ,что предположительно найдены останки нашего деда Перескокова Александра Дмитриевича 1900 г.р. призванного на войну из с.Чумляк Курганской области. Знаю, что пропал без вести в 1943 году. Несколько раз обращались в военкомат, но безрезультатно... Напишите, что от нас, родственников, нужно на данном этапе: подтверждение родства или ещё какие документы? Хотелось бы, чтобы мой папа и тётя знали, где похоронен их отец, а также чтобы знали мы и наши дети... О дедушке и его семье я напишу Вам позже, сейчас я просто не в состоянии этого сделать! Слёзы радости переполняют меня, сейчас я буду звонить своим родственникам! Мы с братом искали его уже много лет, и отовсюду на все наши запросы приходили отрицательные ответы. Сегодня, действительно, просто праздник! Спасибо всем неравнодушным людям! Т. Козлова».
Ребята из поискового отряда «Волховский фронт» были обрадованы не меньше нас самих, так как поиски родственников могли затянуться на долгие годы. Стали готовиться к встрече с Перескоковыми. В это время на Синявинских высотах готовилось открытие памятника бойцам, найденным в урочищах и окопах, павшим в ходе операции «Искра». К этому событию и поспели с далекого Зауралья потомки солдата.
Из письма внука Юрия Перескокова:
«Родился дедушка 20.03.1900 года в с. Чумляк, в многодетной семье, четвертым ребенком, где было восемь детей, трое из них - девочки. До революции получил образование. В 1924 году дедушка женился на Понькиной Анфисе Васильевне 1901 г.р. Бабушка рассказывала, что ей в приданое братья выхлопотали на несколько коров и лошадей больше, чем было в хозяйстве родителей деда. В общем, жили и не бедствовали. В 1925 году родилась первая дочь Антонида (в н.в. умерла). В 1927 году родилась Фаина (в настоящее время проживает в г. Курган). В 1929 году - сын Дмитрий (в н.в. умер). В 1934 году на свет появилась Зоя (в н.в. умерла), в 1936 году - Николай (умер в детстве), в 1939 году Виталий (в настоящее время проживает в с. Чумляк Щучанского района Курганской области). В 1941 году последним родился сын Александр (в н.в. умер). Как вы видите, что смертность была в те годы очень велика. Семью Перескоковых она не обошла стороной.
С образованием колхозов, всю скотину и весь сельскохозяйственный инвентарь наши прародители сдали в колхоз, где впоследствии и работали. Так же, кроме этого, дед работал и лесником. Жили дружно. Александр Дмитриевич любил природу, охотился и рыбачил. Эту любовь к живой природе он привил своим детям, что впоследствии перешло внукам и правнукам. Перед началом войны дед работал в родном колхозе счетоводом. В первые месяцы войны, в августе 1941 года, добровольцем ушел на фронт, несмотря на то, что бабушка была беременна на последнем месяце. С фронта пришло всего лишь несколько писем, а потом на сельсовет уведомление о признании деда без вести пропавшим. В военное и послевоенное время бабушка работала в колхозе в животноводстве. Поднимала детей. Все это время жила с надеждой на то, что ее муж Александр вернется домой. Писала несколько раз запросы о поиске места нахождения своего мужа. Умерла Перескокова А.В. в 1993 году, пережив все эпохи 20 века, до последнего лелея надежду, что будет какая - то весточка о родном супруге. Впоследствии поисками занялись мы с сестрой, так же неоднократно писали в РВК по поводу установления места захоронения, боевой путь солдата, наличие наград, чтобы найти хоть какую – нибудь зацепку. Но положительных результатов поиски не дали. И вот 25.11. 2015 г. получено от вас сообщение»…
Мы попытались определить, в каком направлении вела бои 71 стрелковая дивизия в начале 1943 года, в состав которой входил 126 стрелковый полк, где служил Александр Перескоков . В этом помогли «Карты боевых действий», а если еще точнее, то фрагмент из карты Волховского фронта. Их нашел наш поисковик Иван Алексеев. И еще есть история этой славной дивизии на начало войны. Исходя из нее, видно, какой героический путь она проделала до момента ее передислокации на Волховский фронт. 15 декабря 1942 года дивизия вошла в состав 2-й Ударной армии Волховского фронта.
В нее входили:
126 и 367 стрелковый полк,
131 стрелковый полк (с 27.7.41 г.),
237 артиллерийский полк,
133 отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
367 минометный дивизион (с 29.11.41 г. по 19.10.42 г.),
74 разведовательная рота,
128 саперный батальон,
126 отдельный батальон связи (628 отдельная рота связи),
69 медико-санитарный батальон,
17 отдельная рота химзащиты,
193 автотранспортная рота (19 автотранспортный батальон),
166 полевая хлебопекарня (29 полевой автохлебозавод),
256 дивизионный ветеринарный лазарет,
193 полевая артиллерийская ремонтная мастерская,
234 полевая почтовая станция,
193 полевая касса Госбанка.
Боевой период
22.6.41-30.4.43
9.7.43-7.9.44
1.10.44-9.5.45 г.г.
На период гибели Александра Дмитриевича Перескокова, дивизия находи-лась в районе рощи Круглая.

Командиром 71 СД был генерал-майор Замировский, начальником штаба – подполковник Дементьев. На карте показаны районы укрепления обороны дивизии и попытки прорыва блокады Ленинграда близ Гонтовой Липки.
В журнале боевых действий мы прочитали, как осуществлялась оборона Ленинграда, в которой участвовал солдат из села Чумляк Щучанского района А.Д. Перескоков.
«13 января 1943 г. полк получил приказ наступать на рощу «Круглая». Читая скупые строки донесения, как будто переносишься мысленно в те пороховые огневые и буквально кожей чувствуешь напряжение январских дней семидесятитрехлетней давности.
«В 10.00 час. 13.01.43 г. полк с марша развернулся восточнее поселка Гонтовая Липка и начал наступление на рощу «Круглая». Пройдя боевые порядки 337 стрелковой дивизии, в полосе наступления, полк, уничтожая и преследуя противника, прошел за сутки боев, 1520 метров». Великой кровью и потерями достались русскому солдату эти полтора километра отвоеванной земли на Синявинских высотах! Может быть, именно в этом бою пал смертью героя солдат из Зауралья Перескоков? Читаем дальше: «Противник оказывал упорное сопротивление, особенно артиллерии и массированно применяя шестиствольные минометы ( текст штаба сохранен) прим. авт. За сутки боев полком было взято и разрушено 14 ДЗОТОВ – блиндажей противника, и захвачено трофеев: винтовок 13, автоматов 3, ручных пулеметов 5, ПТР -1, станковых пулеметов 3, пушек 37 мм. – 2»…

Внуков солдата – героя встретили на ленинградской земле. Они присутствовали на открытии памятника советскому воину-освободителю на мемориале «Синявинские высоты». Татьяна – внучка бойца, после поездки в Ленинград, написала: «Извините, что пишу не сразу как приехала, всё никак не могла собраться с мыслями. Сами понимаете, за одну неделю у нас произошло столько событий! Во-первых, хочется сказать огромное спасибо всем поисковикам России! Какое Вы делаете Доброе Дело - просто не высказать словами, это надо почувствовать кожей, чтобы понять! Всем здоровья, добра и мира! Теперь немного о нашей поездке. Когда нам сообщили, что домой деда забрать уже нет возможности, но можно побывать на могиле и присутствовать на церемонии открытия памятника Советскому солдату на мемориале "Синя-винские высоты", решение приняли моментально, без вариантов - надо ехать! И полетели…
По телефону связались с администрацией Кировского района, нам подробно объяснили, как добраться, забронировали гостиницу, так что проблем с проездом и проживанием не было. Приятно поразило отношение организаторов мероприятия к ветеранам ВОВ, детям войны, гостям. Столько заботы и тепла, сразу видно, что такие встречи не единичны, а носят постоянный характер. По возможности нам показали и рассказали, что успели, вновь пригласили побывать на торжествах, посвященных Дню Победы в мае. А ещё обещали показать то самое место, где нашли деда. Дедушке привезли низкий поклон от всех многочисленных родственников, в первую очередь, от сына Виталия и дочери Фаины, от всех внуков и правнуков, и горсть родной земельки. Думаю, что это не единственная наша поездка, летом хотим свозить своего отца и внуков, чтобы знали и помнили! Вот так мы с братом побывали в гостях у дедушки!».
Вложения
перескоков Щучанский район.jpg
2 ударная армия 15 января.jpg
анкета на Перескокова после войны.jpg
анкета на Перескокова после войны.jpg (18.88 Кб) Просмотров: 13461
71 сд.jpg
перескоков фото новое.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 11 фев 2016, 22:31

ДОЛГАЯ ПАМЯТЬ ВОЙНЫ

Далеко, где – то в Польше, на окраине бывшего хутора Доробка Тарновского уезда, стоит скромный обелиск. Среди имен, высеченных на братском захоронении, есть фамилия нашего земляка – Николая Федоровича Каблукова из Маломостового. В одном из боев в августе 1944 года он погиб смертью героя и был здесь захоронен. А в это же время, на нашей, мокроусовской земле, ждала мужа домой его жена – Екатерина, с тремя маленькими детьми на руках. Но похоронное извещение, пришедшее уже в конце войны, враз оборвала надежду на встречу.
Уходят годы, а вдова
Живет в непроходящей муке,
Все вспоминаются слова,
Что говорила при разлуке.
В дому осталась навсегда
С солдаткой старой – одинокость.
Не в силах излечить года
Боль в сердце, раненом жестоко.
Сидит задумчиво одна,
И слышится ей голос звонкий:
«Ты жди меня!» - и ждет она,
И все не верит похоронке.

Бабе Кате 90 лет. Она по праву считается старожилом Маломостовского сельсовета, что в Мокроусовском районе Курганской области. Небольшой бревенчатый домик выделен ей когда-то в 50-е годы колхозом, ибо свое родчее жилье совершенно пришло в непригодность, а сил и здоровья отстраивать новое, сил уже не было. В кухоньке чисто и опрятно. Пахнет свежеиспеченным хлебом и квасом – исстари знакомый до боли запах деревенских изб. Девять десятков лет за плечами, но веселые карие глаза и какая-то радостная, открытая навстречу людям улыбка, делает ее лицо совсем молодым. Даже не верится, что столько невзгод пережито этой женщиной. Кто он, ее суженый, не вернувшийся с войны, чье имя осталось лишь на обелиске в далекой Польше, и памятнике, установленном на малой родине погибшего солдата земляками? Чтобы узнать это, я и приехала в село на встречу с вдовой.
- Да не считаюсь я вдовой солдата, и дети мои по случаю потери кормильца никакого пособия не получали, - со вздохом говорит женщина, поведав грустную историю любви.
Родилась Екатерина Васильевна Мезенцева здесь, в Маломостовском, еще до революции. Семья была крепкой и зажиточной. Но с приходом большевиков к власти, когда девочке от роду было всего-то три годика, враз все оборвалось. Своего, родного отца, она не помнит, а двух дочерей на ноги поднимала мать – Елена Григорьевна (в девичестве – Кормина).
- Как жили? А плохо. Село наше считалось волостным, было большим и крепким. С одного края на другой чтобы пройти, не менее часа надобилось. В нем в годы советской власти образовались крестьянские артели «Карагайка» и «Звездочка», затем два колхоза – «1-е Мая» и им. Буденного. Зажиточных мужиков раскулачили, все добро отняли, самих выселили. Мы жили в ветхой избушке. Ходила в школу, закончила семь классов. Тогда семилетка считалась великим образованием. В «Коммуне» с мамой робила. Счетоводом – кассиром до войны была. Потом кладовщиком на складе. А далее, на разных работах – куды пошлют.
Артелью на покосы выезжали, по неделе - две сенокосили, жили в шалашах. За день так нахлопаешься, кажется, сил уже нет. А как вечер настанет, умоешься, пыль с себя смахнешь, и вроде усталости как не бывало. У костра песни поешь до хрипоты. А чуть солнышко зачнет появляться, бежишь в шалаш, чтобы успеть до высыхания росы часок вздремнуть….
Катерине не было еще 20, когда приглянулся ей, бойкой и задорной девчонке, тихий с виду, невысокий паренек Николай Каблуков. Дружили украдкой. Мать Коли, Мария Ивановна, была очень строгой. И, несмотря на то, что Катя одна из первых на селе вступила в комсомол, считала девушку «буржуйкой».
Шло время. Любовь не спрятать, не утаить, как и шила в мешке. Все уже знали на деревне, что встречается Катюша с Николаем. Да ничего не смогли поделать Каблуковы со вставшим вдруг непокорным сыном. После объединения сельхозартелей в колхоз, он с утра до позднего вечера работал на стареньком комбайне, ну а ночь – только для двоих. Как обрадовались, наверное, Каблуковы, когда по комсомольской путевке девушку направили на лесозаготовки. Да не тут – то было…
-… Напросился и Николай в бригаду, его взяли. Уехали мы на деляну, а там за полгода работы и обженились, - с обезоруживающей улыбкой ведет свое повествование баба Катя. – Приехали оттуда как ни в чем не бывало. Я свое единственное платьице постирала в щелоке, как раз Пасха была, да с подружками видаться в клуб побежала. А Коля меня там уже ищет : «Айда домой, родители зовут». Испужалася я, а он тянет за рукав. Ну и решилася. Пошли. У порога отец встречает: «Да не крадитесь вы, все уже знаем. Коль обженились, живите». Мария Ивановна, мать Кольши, улыбается : «Вот квашонку по этому случаю приставила, куличи стряпать с тобой будем».
Так и стали жить одной семьей. Предвоенные годы, как одно мгновение, пролетели. Мы с Колей жили дружно. Вином он не баловался. Шумные застолья не любил. Да и некогда тогда особо гулять было. В 1937 году сын народился, через год второй ребеночек появился на свет. Надо было на ноги поднимать детей-ить.
- Баба Катя, а войну как встретили?, - задаю вопрос.
- Очень тяжело, - вздыхает Екатерина Васильевна.
- Не зарегистрировались мы в сельсовете до войны, не было на заявление даже 15 рублей. Свекор все говорил: «Потом, робяты, когда деньги появятся, тогда и сходите в сельсовет». А они все не появлялись, робили же в колхозе за палочки-трудодни. Мы и успокоились. Многие тогда без регистрации в деревне жили. Меня же в похозяйственной сельсоветовской книге Каблуковой записали, да и в деревне так величали. И только в период выборов я Мезенцевой числилась, вот как бывает, - снова вздыхает женщина.
Перед войной еще одно несчастье обрушилось на большую семью
Каблуковых. Свекра обвинили в поджоге мельницы, саботаже против советской власти. Дали 10 лет лагерей. Николай Федорович стал единственным кормильцем в семье.
- А с нами еще жила его престарелая баушка, младшие братья, сестры, да мы с двумя детьми, - ведет нить разговора старушка. – В войну наложили на Николая бронь как на лучшего механизатора. Я дома – то почти не бывала: то на элеваторе, то на складе зерно лопатили вручную, веяли его, то на коровах пашем, то на покосе. Николай с утра до ночи то в МТС, то в поле пропадал. Техника старая, ломается. Трактора на фронт все забрали. Осталась тягловая сила. Комбайн же против танка не попрет. Но дошла очередь и до мово, - она утерла краем фартука повлажневшие враз глаза.
Третий ребенок, дочь Галинка, родилась в 1942 году. А в 43-ем пришла повестка из райвоенкомата…
Столько лет минуло, а трудно все вспоминать проводы бабе Кате по сей день. Дальше жила, как во сне: свекровь тяжко болела. Сказывалось недоедание, опухали ноги и руки. Катерина, как могла, старалась заработать как можно больше зерна на трудодни. С фронта шли письма, рассказывающие о неприхотливой армейской жизни, были изрядно замараны черной краской военной цензуры. Видать, солдат писал что-то не очень потребное и в то время считающееся тайной. Но больше Николай спрашивал в треугольниках о семье, поучал свою жену: «Катя, старайся выжить, что бы ни случилось, надо сохранить детей, держись моего отца. Ты же знаешь, что он осужден по навету. Все равно, домой вернется. Он вас не оставит. Если остануся жив, обязательно, моя дорогая и любимая женушка, свидимся…»
Нет, не пришлось им увидеться, лишь только во сне много раз Катерине снился ее Николай, идет по ромашковому лугу и призывно ее зовет куда – то…
- Ан правда его вышла, - говорит Екатерина Васильевна. – Свекра впоследствии реабилитировали, бумага пришла. Только на кой ляд она нам стала, коль его в живых ужо не было, пропал где-то в лагерях, домой не вернулся…. А похоронку на Николая в конце 44 – го почтальонка принесла…
Мой рассказ о вдове дополняет глава сельсовета Петр Никандрович Просеков: «Сколько мытарств перенесли, добиваясь для бабы Кати статуса солдатской вдовы. Она имеет награду «За труд в годы Великой Отечественной войны», уважаемая на селе женщина, долгожительница. Но закон, чтоб ему в дышло, так и не дал официального статуса солдатской вдовы. Хотя овдовела она в 28 лет и вдовой солдата считалась на селе всю жизнь.
3894430
Информация из донесения о безвозвратных потерях

Фамилия Каблуков
Имя Николай
Отчество Федорович
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Место рождения Курганская обл., Молотовс. МТС
Дата и место призыва Молотовский РВК, Курганская обл.
Последнее место службы 273 сд
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия убит
Дата выбытия 31.08.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18002
Номер дела источника информации 1047
66953342
Информация из документов, уточняющих потери

Фамилия Каблуков
Имя Николай
Отчество Федорович
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Причина выбытия погиб
Дата выбытия 31.08.1944
Первичное место захоронения Польша, Радомское воеводство, г. Радом
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации A-89798
Номер дела источника информации 1
87221827
Информация из списков захоронения

Фамилия Каблуков
Имя Николай
Отчество Федорович
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Дата смерти 31.08.1944
Страна захоронения Польша
Регион захоронения Келецкое воев.
Место захоронения повят Радом, м. Радом, ул. Варшавска
Могила 45
400904451
Информация из Книги Памяти

Фамилия КАБЛУКОВ
Имя Николай
Отчество Федорович
Дата рождения/Возраст __.__.1915
Дата выбытия __.08.1944
Название источника информации Книга памяти. Курганская область. Том 7
Вложения
старушка-вдова.jpg
Долгая память войны.jpg
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 12 фев 2016, 00:25

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ПОЖЕЛТЕВШИЕ ФОТО

Домик Екатерины Филипповны Тамакуловой (по мужу – Григорьевой) стоит у разросшихся совсем рядом кустов рябинника, заполонившего все пространство около когда – то стоявшего соседского дома. Теперь его нет, лишь заросли выдают, что здесь когда-то была усадьба. А в гости меня к ней позвало желание посмотреть фотографии военной и послевоенной поры ее, ныне покойного, мужа Владимира Григорьевича Григорьева, участника Великой Отечественной войны, до 1947 года служившего в Берлине.
И вот семейная реликвия – фотографии той поры, легли на стол. Моя собеседница, разливая по чашкам ароматный, настоянный на травах, чай, начала свой рассказ.

- Я родилась в 1925 году в селе Крепость. Отец, Филипп Алексеевич, до войны работал бухгалтером в райзо. Несколько лет он, человек уже немолодой, ходил пешком из Крепости (шесть километров от районного центра прим. автора), на работу в Мокроусово. Потом нам выделили небольшой домик в райцентре на территории бывшей старой школы. К тому времени семья пополнилась еще двумя братьями и сестрой.
Работу в тылу в военное время не буду вспоминать, о ней итак уже рассказано много. Из пожилых людей никто, наверное, не сможет позабыть свою юность, опаленную войной. Одинаково было трудно всем: и женщинам, и подросткам, и старикам – инвалидам, и вернувшимся по контузии с фронта мужикам… Лучше расскажу о муже.
Замуж Екатерина Филипповна вышла в 1949 году. Целых четыре года после Победы потребовалось ефрейтору В. Г. Григорьеву для того, чтобы вернуться в родную деревню Малый Кизак к своим родителям. Там и познакомились, так как деревушки стояли друг от друга на очень близком расстоянии.
- Нам дружить было некогда, - рассказывает вдова. – Его из колхоза забрали на фронт в ноябре 1942 года. После прохождения курса молодого бойца, Володя в 1943 – ем, принял присягу, и новобранцев сразу перебросили на Первый Белорусский фронт, где шли кровопролитные бои. Что они, молодые мальчики, мало обученные, необстрелянные, могли сделать против хорошо вооруженных гитлеровских солдат? Лишь ненависть к фашизму совершала подвиги. Вот посмотрите его армейскую книжку, там записано, какое обмундирование и оружие было у рядовых стрелков в военные годы…
Действительно, среди скупых фиолетовых строчек об обмотках, ботинках, ранце, сумки для ручных гранат, в экипировке рядового Григорьева обыкновенная винтовка с патронами, ружье – и все. Даже ни одной ручной гранаты не имел парень при себе, не говоря уже об автомате или другом, более совершенном оружии. Поэтому не мудрено, что в одном из первых боев он был тяжело ранен и контужен. Солдату повезло. Владимира подобрали санитары на поле боя и сумели переправить в госпиталь, где он находился на излечении полгода.
- После войны, - продолжает рассказ Екатерина Филипповна, - сколько и куда мы только не обращались с запросами о восстановлении номера госпиталя, где лежал Володя, так как там оставались все его основные документы о его пребывании на фронте, все без толку. Отвечали, что передвижной госпиталь попадал под бомбежку, что в архивах ничего не сохранилось. А Владимир Григорьевич, когда везли его из медсанбата, долгое время оставался без сознания и ничего не помнит…
Но красноармейская книжка, еще одна реликвия в семейном архиве бабы Кати, помогла скупо восстановить боевой короткий путь солдата Григорьева. Там записано, что службу начинал под Смоленском, станция Красный Бор, на складе ВМС батареи. Затем перебросили на белорусское направление. После госпиталя, Владимир Григорьевич освобождал Польшу. Медаль за участие в героическом штурме и освобождении Варшавы, которую солдату вручили лишь 18 апреля 1946 года, говорит именно об этом событии. А дальше фронтовая судьба вела кизакского паренька прямо в логово фашизма – на Берлин!
Разглядываю фотографию той поры. На снимке молоденький, белокурый сержантик. Взгляд чуть восторженный: мол, смотрите, родные, я здесь, в Германии! Эти фотографии Владимир высылал своим родителям в последние годы своей службы. На другом снимке – большая группа офицерского и сержантского состава на фоне огромнейшего зала. На полу, рядом со служивыми, примостился мальчик лет десяти. Лицо мне его показалось почему-то знакомым.
- А это Володя Высоцкий, - поясняет мне с улыбкой Екатерина Филипповна. – Его отец был телеграфистом, служил в первые послевоенные годы в Берлине. Общий снимок 1947 года запечатлел навсегда российского любимца бардовской песни в ряду военных, а впоследствии осел в зауральской глубинке в семейном архиве.
…Из общей кипы пожелтевших от времени фотографий выпал групповой снимок учащихся. – Это наш класс, - рассказывает вдова. – Сверху третий – Сережа Бочаров, мой одноклассник. Был призван на войну. Летчик – испытатель. Горел в самолете. В мирное время проживал в Харькове. Приезжал на свою малую родину в первые послевоенные годы с семьей, чтобы повидать родителей. Мне передали, что Сережа хочет встретиться со мной. Я прибежала к его родителям. Странной была эта встреча. Сережа мне так и не показался. Пояснил из-за шторки, разделяющей горницу, что не хочет, чтобы одноклассники видели его обезображенное лицо. Вот и «повидались», проговорили два часа – он за печкой, а я с его семьей у стола. В Книге памяти почему – то написано, что дальнейшая судьба Бочарова С.И. неизвестна. А мне известна: недолго пожил мой одноклассник после войны, умер от рака.
Старший брать Екатерины Филипповны, Александр, тоже воевал. Отца – Филиппа Алексеевича, в 1942 году призвали. Оба вернулись живыми, но многочисленные ранения давали о себе знать. Александр, агроном по специальности, недолго поработал на любимых полях, умер вскорости.
- Отец о войне не мог даже вспоминать, - продолжает свой рассказ женщина. – Он защищал Ленинград. Если по телевизору показывали документальную хронику о блокаде, выходил из комнаты со слезами, не смотрел, говорил, что и без фильмов все стоит перед глазами.
В доме Екатерины Филипповны живет одиночество. Но она его старается не замечать, потому что долгими ночами вереницей идут воспоминания о годах военной тыловой юности. Не дают забыть прошлое и семейные реликвии, бережно хранимые в простой оберточной бумаге, перетянутые шелковой выцветшей ленточкой…
Вложения
фотография Владимира Высоцкого.jpg
уважаемые друзья, групповой снимок,хранящийся у Екатерины Филипповны возьму на днях и переставлю фото, в газете он вышел в ужасном состоянии.
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 12 фев 2016, 15:06

ТРИ ЖИЗНИ ПРАСКОВЬИ

Прасковье Васильевне Жиляковой из д. Круглая Травнинского сельского совета 88. Корень этого рода был на зауральской земле крепок: по линии матери и отца все жили не менее 85 лет, хотя лиха на белом свете хватили немало. Моя собеседница хрупкая на вид, как сказочная Дюймовочка, глаза, искрящиеся синевой озер, с годами не выцвели. И если бы не морщинки, избороздившие лицо, то ни за что бы не подумала, что через два года ей исполнится 90.
- Так – то я еще ничего, бойка, - улыбаясь, делится своими мыслями с соседями по палате больницы, куда попала «по недоразумению», Прасковья Васильевна. – Суставы не шибко болят, ноги ишшо ходят, руки делают всю необходимую домашнюю работу. Вот только «сердца пламенный мотор» сбои в последнее время дает да одышка мучает. А так ничо, ишшо повоюем…
В конце 19 века род Жиляковых закрепился в селе Могильное. Отец Прасковьи был железных дел мастер. Вся округа его знала как умелого кузнеца, даже из Лебяжьевской волости приезжали с просьбами – не отказывал. Работал Василий Алексеевич в Могилевской сельхозартели. Там же, на пекарне, трудилась и мама – Неонила Сидоровна.
- Жили бедно всегда, - вспоминает свое детство старушка. – Лакомством считались картошка да краюшка хлеба с молоком. К обуви детвора деревенская не была приучена. До зимы босиком бегали. По осени не в каждой семье резина на ногах. Сапоги тоже редкость.
Училась Прасковья в Могилевской школе. Даже пять классов закончила. Летом с сестрами помогала в сельхозартели, да и домашнюю работу не забывали: прополка грядок, поливка огорода – их первая обязанность. Зимой пряли пряжу, обноски на ремки рвали, закручивали их в огромные клубки для половиков, ткали холсты.
- У меня по сей день кросна живы, - лукаво улыбается собеседница. – Такие стены половиков ткала, да еще трехцветные, узорчатые. Мама научила вышивке подзором, в ришелье для кровати украшение. Подушки одевали в наволочку с прошвой. Были в семействе и мастерицы филейного шитья. Девочки умели и это.
Детство враз закончилось, когда в 1934 году уговорил председатель Маломостовской сельхозартели «Звезда Сибири» главу семьи переехать к ним. Посулил хороший заработок. Жиляковы и перебрались на новое место жительства в Травное.
- То была как бы моя вторая жизнь, - продолжает свой рассказ Прасковья Васильевна. – Документов из школы родители не забрали, и я пошла робить в артель. Кем только не была: и воспитателем в детском саду (ростом невеличка, хрупкая), меня ребятишки на пол ватагой свалят, и дурим вместе да хохочем, - вспоминает с улыбкой те годы. – И поваром на бригаде, и счетоводом. Затем за телятами ухаживала на ферме, на ноги их ставила…
В 1938 году встретила Прасковья Васильевна свою первую любовь. Да короткой она оказалась, звездочкой по небосклону ночному прокатилась и упала за горизонт.
- Был он из соседнего, Лебяжьевского района. В нашу деревню с родителями переехал до войны. Робил полеводом. Слюбились в Прокопием Назаровым, стали жить вместе. В сельсовете не расписывались, некогда все было. В тридцать девятом народилась доченька, а в сорок первом, в первый месяц войны, забрали мово Прокопия Лаврентьевича на фронт. Только – только жить веселее стали, как накатилась война проклятущая. Мужиков почти всех забрали. Я тогда заведующей фермы робила. А председатель наш, Иван Галактионович Шипицын, слепой, инвалид, нами, бабами, командовал. Ох и достовалось же тогда. Трехгодовалая дочурка с мамой, а я на ферме и дневала, и ночевала. Все вручную: и навоз вилами вытаскивали, потом дойка, корм также вручную разносили, потом поили, ведра с улицы в лотки коровам… В военные годы за падеж скота, новорожденных телят, очень строго спрашивали. Можно было и срок схлопотать. На нашей ферме почти не случалось падежа молодняка – всех выхаживали, выкармливали. Летом – покос и заготовка сена, силоса. Утром чуть свет доярочки подоят коров, домой заглянут, чтобы бутылку молока с собой взять, картофелину – и айда на луга да пустошки. На зародах верховой стояла, стога уметывали, была в руках сила.
1941 г. самый тяжелый оказался. Пришла похоронка на Прокопия. Во время эпидемии дизентерии умерла дочь, захворала мать.
Слушаю бесхитростный рассказ старушки, и в который раз удивляюсь мужеству и стойкости русской женщины, всех тружениц тыла. Получив мощную житейскую закалку в тридцатые годы, они сумели выстоять, выдержать и военное лихолетье. Тут уж было не до половиков и филейной вышивки. «Фронту – хлеб, молоко, мясо!», - таков девиз зауральской глубинки. И они его выполняли беззаветно, свято верили в победу советского народа над захватчиком.
В книге «Солдаты победы» есть скромная запись, что П.В. Жилякова награждена в 1946 году медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».
- На свиноферме заболел бешенством огромный хряк, - вспоминает, глядя на покалеченную руку, Прасковья Васильевна. – Управляющий Клышников дал задание – увезти его на Марайский заготпункт. Еле с бабами мы его завалили и затащили в клетке на телегу, я повезла. До «Заготскота» далеко, к ночи еле добралась. Там не принимают хряка, требуют справку из ветстанции. От голодухи кабан совсем озверел, да делать нечего, поехала на ночлег на квартиру, а ему хотела пук овсяной мякины кинуть. Лишь сквозь прутья руку просунула, он ее клыками и пропорол так, что мясо клоками повисло. Женщины, что рядом были, визг подняли пуще хряка. Больнице рану зашили, а сухожилия стянуло. Посоветовал мне тогда местный фельдшер руку распаривать каждый день в ванночке и массаж делать. Я три месяца это каждодневно делала, рука снова стала чувствительной.
- Бабушка Прасковья, а вы еще раз замуж выходили? – спрашиваю долгожительницу. Она в ответ улыбается.
- Так молода же была! Посватался ко мне Егор Неупокоев. У нас на отделении с бригадой фермы ремонтировал. А жил в деревни Круглое Маломостовского сельсовета. Но я с ним недолго прожила. После войны мужиков на деревне мало оставалось, нарасхват. Увели его у меня. Я тогда переехала в Круглое Травнинского сельсовета. Робила телятницей. Сестра рядом жила, мама, брат. Там и встретила свою судьбу. В начале пятидесятых расписались в совете с Анатолием Трофимовичем Храмцовым. Работал он в столярке. Телеги правил, дровни. Стружкой от него так ласково пахло. Прожили с ним 48 годков. Свекровь с нами сорок лет прожила, доходила и ее, похоронила. Бывало, мою ее в бане, а она плачет: «Матушка ты моя, ты за мной вот дохаживашь, а кто за тобой так ходить будет? Детей – то нет.» Действительно, кончила я здоровье свое женское в войну, не дал Господь больше мне детей. Но у сестры Нади их было много, а жили напротив друг дружку. Взяли у нее на воспитание племянника. Он нам как сын был родной. Вырос, обженился. Шестеро детей народили. Я помогала их поднимать на ноги, хотя они мне считаются внучатными племянниками. Вот со Светочкой теперь и живу. Очень роднимся друг с другом. Поддерживаем, когда трудно. И хотя остальные Жиляковы разъехались по району и области, никогда не забываем на праздники собираться вместе… Относятся ко мне уважительно, да и я их всех тоже люблю. Думаю, что похоронят меня по всем правилам. Ведь три жизни уже живу: за мужа, что в войну погинул, за доченьку, что в 1941-ом померла, теперь вот свою, третью доживаю…
Прошли годы, давно нет на этом свете Прасковьи Васильевны Жиляковой, лежит на старом кругловском деревенском кладбище. Пыталась я пробить по ОБД ее Прокопия Назарова – да напрасно. Нет никаких документов на солдата из деревни Круглое. Вот и подумалось, пусть этот материал станет о нем хоть маленькой памятью «в венке» пропавших без вести и погибших в годы Великой Отечественной войны.
Вложения
деревенское кругловское кладбище.jpg
Прасковья.jpg
Прасковья.jpg (28.87 Кб) Просмотров: 12236
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 13 фев 2016, 19:26

СОЛДАТКАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

С каждым годом все меньше и меньше на территории района становится ветеранов Великой Отечественной войны. Идет время, сокращая их жизнь, но память человеческую не укоротить. Для нас, потомков, их подвиги, совершенные в 1941 – 1945 – х, останутся на века.
Жила в селе Травное тихо и незаметно с первых послевоенных лет Надежда Ильинична Десятова. И мало кто знал из сельчан, что женщина является участником войны. А она по своей природной скромности не афишировала об этом событии. Мало того, никогда не обращалась в райвоенкомат с просьбой восстановить ей статус ветерана. А почему? – спросите вы. Да как-то вот повелось, что служившие на дальневосточных рубежах ветераны почти всегда были во вторых порядках, не претендуя на первый.
… Тихо тикают в небольшой кухоньке ходики на столе. Кот – мурлыка греет свои бока на, с утра протопленной, печке. Неспешно веду разговор с героиней моего рассказа, необыкновенно светлой, с лучистыми глазами и морщинками, избороздившими ее лицо.
- Солдатками не рождаются, - говорит мне Н.И. Десятова, - ими становятся. И неважно: было это в военное или в мирное время. Я по своей природе солдат – романтик, путешественник. Может быть, внутреннее влечение к неопознанному, и привело меня в армию.
А история службы Нади Трутько имела под собой определенную почву. – Отец мой в поисках лучшей доли изъездил весь бывший Советский Союз. Мало того, всю семью с собой таскал по городам да весям. А она была немаленькой, четверо детей росло. Я родилась в Благовещенске Хабаровского края в 1923 году. Семья жила тогда в одной из деревень. Мама с папенькой на разных работах трудились, но в колхоз никогда не вступали. Затем были не менее экзотические края, где мы проживали впоследствии. Последним пунктом остановки стал г. Сталинабад в Таджикистане. Там тятенька забелел лихорадкой и вскорости умер. Семья осиротела без кормильца. Я – самая старшая из сестер – по окончании семилетки, чтобы помочь маме поднять на ноги детей, поступила ученицей токаря на авторемонтный завод. Коллектив цеха меня рекомендовал в ремесленное училище в аккурат к 1941 году. Учиться в военное лихолетье было тяжело, но государство помогало: бесплатно выдавали форменную одежду и кормили бесплатно один раз в день в столовой. Нас готовили серьезно и основательно для работы на военных заводах. Несмотря на тяжелое время, мы оставались светлыми, окрыленными, с мечтой в хорошее будущее, подростками.
В 1943 году состоялся первый выпуск ремесленников и Надю Трутько направляют на Новосибирский алюминиевый завод.
- Монтажник – высотник – профессия нужная, - рассказывает мне Надежда Ильинична. – Она прежде всего связана с высотой, отсутствием страха ее не бояться. А я и была бедовой девчонкой. Видать, по отцовской линии передалось. Любила, когда трудно, когда осваиваешь что-то тебе неизведанное. После стажировки на алюминиевом заводе – Красноярск. Вот там нам, выпускникам ремесленного, действительно пришлось несладко из-за голода. Хлебные карточки 43-го года не забыть никогда. Баланда вместо густой похлебки. Но шла война. Самый тяжелый ее год. Одна из девочек предложила как-то в общежитии: «А давайте напишем в военкомат заявление, пусть добровольцами на фронт отправят!». Чем был вызван этот порыв – сейчас уже трудно вспомнить. Может, из-за того, что мальчишки говорили, что кормили лучше на фронте, может по иной какой причине. Но ее мысль с энтузиазмом подхватили остальные девочки по комнате. Наутро стопка заявлений легла на стол военкому. – А через несколько дней пришли повестки, - продолжает свой рассказ Н.И. Десятова, - явиться на сборный пункт….
Видать, пожалели молоденьких девушек в военкомате. Те мечтали попасть под Сталинград, Курск, в Прибалтику, но…
- Мне выпал маршрут на Дальний Восток. Еду одна, без подруг, в теплушке. Под головой холщовый мешочек с сухарями, - вспоминает женщина, - а в голове: «где родился, там и пригодился», смех берет, да и только. Еду туда, откуда родом.
Она долго мне еще рассказывала, как добиралась до места дислокации батальона, как приняли молоденького солдата на довольствие, как отстояла по стойке «смирно» свое первое боевое дежурство. О том, как неспокойно было на русско-японской границе, и самолеты неприятеля неоднократно нарушали воздушное пространство…
- - А как попали в Зауралье? – спрашиваю старушку.
- По любви, - смеется она. – Служили вместе в Камне – Рыболове. На танцы в гарнизонный клуб бегали в свободное от дежурства время. Меня демобилизовали 3 сентября 1945 года. А он остался. Приехала к маме в Сталинабад, устроилась секретарем – машинисткой в военкомат. А письма с Дальнего Востока все шли и шли. В последнем Николай Десятов сообщал, что вернулся домой в Зауралье.
- Где это такое? – размышляла девушка, которой в сердце запал добрый паренек с оканьем в говоре. – Просил, чтобы приезжала к нему, - смеется женщина. – Ну я, не долго дусая, по отцовской привычке легкая на ногу, купила билет до Кургана и с вокзала телеграмму дала, чтобы встречал. Но на перроне – пусто! Доехала до Мокроусовой и пешком пошла до пункта назначения. Так в сорок шестом году в Травнинском сельсовете появилась в журнале запись еще одного жителя… А телеграмма пришла намного позже приезда Нади в населенный пункт .
С тех пор много воды утекло. Работал Десятов в совхозной конторе бухгалтером, слыл человеком умным и вежливым. На день Победы надевал парадный костюм с медалями. У Надежды Ильиничны тоже были «За победу над Японией» и «За победу над Германией». Но она скромно хранила их в холщовой тряпочке в стареньком комоде.
- А тут, когда уже за 80 стукнуло, - рассказывает мне она, - с зятем в районный центр как-то приехали. Я ему предложила: «Давай, Коля, зайдем в военкомат». После запроса, отправленного в Подольск, поступило сообщение, что «… Трутько Надежда Ильинична проходила службу в 37 отдельном батальоне ВНОС в период с 1 декабря 1943 по 26 сентября 1945 года в воинском звании «ефрейтор», который входил в состав действующей армии».
Удостоверение ветерана в красном новеньком переплете, отдающем глянцем, она также бережно хранит в стареньком комоде, как и медали.
- Жизнь на исходе, - вздыхая, говорит мне на прощание, - а вот, поди ты, старая, пополнила ветеранские ряды, - и засмеялась, будто солнышко в окошко заглянуло, - ослепила своим светом маленькую кухоньку. И я поняла, что действительно, солдатками не рождаются…
Вложения
Десятова 1.JPG
Десятова 2.JPG
десятова 3.jpg
десятова 4.JPG
десятова 5.JPG
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Re: ДЛЯ СЛАВЫ МЕРТВЫХ НЕТ (очерковые заметки )

Сообщение наташазахарова111 » 13 фев 2016, 19:26

ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕЧЬЯ

Широко раскинулась между двумя селами Старопершино и Михайловкой деревня Новотройка. Была она когда - то богатой да хлебосольной. Жили в ней крепкие семьи с устоявшимся внутренним укладом, православными обычаями, соблюдающие церковные праздники.
Сидит, греясь на ласковом майском солнышке, старожил этой деревни Петр Антонович Ефимов, высокий, кряжистый как вековой могучий дуб - старик, которому уже за девяносто. Ветер треплет легонько его ставшие редкими, белые, как снег, волосы. Узловатые натруженные руки опираются на толстую крючковатую палку, потемневшую от времени, как и кожа на его морщинистом лице.

Вдоль деревенской дороги бежит босоногое детство - мальчик и девочка. Они весело шлепают ногами по теплым лужам, и брызги, отражаясь в лучах приветливого солнышка, веером разлетаются в разные стороны.
- О-хо-хо, - отчего - то радостно, с посветлевшим лицом, вздыхает старик.
- Да, жизнь моя, как это летечко, катится да катится... Большой ее срок для меня оказался. В Ветхом Завете Господь предсказал - от, когда царя - батюшку скинут... Да там вся жизнь наша прописана: и про Сталина, и про Брежнева. Вся история сходится, - говорит он своему внуку, Петру Тимофеевичу, ныне живущему в Челябинске, но попутно заехавшему проведать старика, Петра Антоновича.
- Вот пророк Варух предсказал, что церкви прикроют, колокола по всей Расее - матушке примолкнут, правда сказалась... В тридцатые годы в Михайловке - от, такое супостатство было... Канатами колокола сдергивали, как голову отрывали человеку живому. С церкви баграми наземь колокола сдергивали. Опять в Святом Писании все правда...
Старик прижмурил свои высветшие от времени глаза.
- Ай, спасибо, внучек, старого меня уважил, не забыл, заехал повидаться. Ты ж, наш, новотроицкий, не забывашь своей малой родины.
- Дедушка, а как Новотройка образовалась, не помнишь? Расскажи, пожалуйста.
- О-хо-хо, давно это было, Петьша... Наши предки из - под Курской, Смоленской губерний. Отец мой с обозом пришел на энто место в 1854 году, дык он сказывал, что здеся уже несколько домов стояло, люди старой веры жили. Сначала хотели нас в Першино сбыть, да сибиряки тамошние не пустили: самим, говорят, места мало, земли нераспаханной почти нет. Так посеред и определились мы: промеж Михайловки и Старопершино. Така деревня была баская, улица длинна.
- Дед, одна?
- Да ты что? У нас их несколько: широка вдоль реки, называлась Середкиной, от нее - Забайкальский край, по другу сторону - Московка. А ишшо от реки - 4-я Мельница. Так и называли, там муку мололи. На Суери в те годы много мельниц-ветрянок стояло, хлеба рожались богаты, был хлебушко - от, поэтому и жили в достатке: посты блюли, Бога уважали и боялись. Это сейчас не боятся грехов своих, о-хо-хо.
- А деревня наша почему зовется Новотройкой?
- Мой отец сказывал, что особо уважали наши предки Троицу Святую - Отца, Сына и Святого духа. На новом месте в честь возрождения деревни и стали ее величать Новотроицкой.
- Деда Петя, - продолжает интересоваться внук, - тебе вот уже 95 лет. Ты помнишь свою родню, людей, которые жили в Новотройке до революции?
- А как же, внучек, помню всех своих двоюродных братьев - Дмитрия, Якова, Дениса, бабку Ульяну - сестрицу мою сродную. Я десяти годов пошел по людям в работники. 12 лет женатым прожил, а в первую германскую меня в солдаты взяли. Нам, веры старой, оружие брать нельзя, дак я в карауле простоял с палкой два месяца, пока начальство не додумалось, потом на работах солдатских грыжу нажил. Домой отпустили. Не успел от германской очухаться, как революция пришла, потом гражданская война. Я тогда из Новотройки в работниках был у Мезенцева Савина, что жил в Старопершино. И бабушка моя, Мария Лаврентьевна, там робила, пряжу пряла. А в гражданскую войну Колчак -от, в наших краях всех мужиков подобрал. Хватали без разбору в свою армию. Я и там успел немного побыть. Убег потом. У Колчака в отрядах тиф начался, мы с тремя земляками рванули до дому. Едем - встренули девять подвод. Два начальника, один из Мостового, другой - отставнинский. У Баксаровки Лебяжьевского уезда нас встретили: куды, мол, зачем? По-хорошему, вроде бы договорились, чтобы с миром нас отпстили, да нервы не выдержали у одного из товарищей, ну и получил пулю в лоб. Еле сам живым до дому добрался.
Старик указал концом своей палки вдоль дороги, по кторой важно вышагивали, гогоча, гуси с выводком. - Вона, онтуда мы и явились в родную избу. У нас тогда старостой на деревне был Федор Зинович, а банда налетела, его расстреляли. Затем поставили Федосея Андреевича. Крепкий мужик был, нашей старой веры.
- Деда Петя, а ты грамоте учен? - задает вопрос внук.
- В Новотройке церковно-приходская школа была. Но меня грамотке - от, учил Василий Широкий, поселенец из Завода (ныне г. Заводоуковск Тюменской области). А родом он сам - от, из Иркутской губернии, что-то там шаботажничал, ну его оттудова и выселили как "люцинера" к нам. Он и читать, и писать нас учил. А в церковно-приходской - от, школе, батюшка учил Закону Божьему, звали его Петром. Меня в честь его окрестили. В конце 30-х годов дьяконом в церкве служил, пока ее не порушили. А самого на 5 лет в тюрьму сослали. Да-а, жизнь человечья, - старик снова горестно вздохнул. - Это тогда Бога перестали бояться, - он прикрыл уставшие глаза, задумался, опираясь на свою палку. Что-то вспомнил, вновь встрепенулся: - А ты знаешь, опосля тюрьмы батюшка к нам снова вернулся, пешком пришел. В аккурат на Вербное воскресенье. Служил уже без церкви, за кусок хлеба. Затем в Макушинский район ушел с женой, а там гонения разные. Уехал в Калининскую область, там псаломщиком, певчим при церкви состоял. Умер, болезный. Его жена после смерти мужа, т.к. наша, новотроицкая была, вернулась на родину. В Смолино последние годы жила. Да, внучек, жизня наша людская, - растянул снова в задумчивости П.А. Ефимов.
Он опять глянул вдоль улицы, где возвращалось с поскотины мычавшее стадо.
- Вот наш род весь отсюда и произошел: отец твой, и матушка твоя, царствие им небесное. А жить стали худо, потому что, Бога забыли. А он - ить, об всех нас помнит. Мне 95 нынче, скоро пойду ответ перед Ним держать за то, что после себя оставил. А ить, нас, ефимовских, много на земле расплодилось, потому что держались общиной дружно, друг за дружку, - во как! Он сжал в кулак свою суковатую палку, крепко уперев ее в землю. - Нас вот пятеро у родителев поначалу было, а теперь я один остался, все уже лежат в земле сырой. А Новотройка почти, как Михайловка, раньше была, столь народу в ней жило... Чой-от, я тебя на улице держу, айда скорее, внучек, в избу, айда, - и два Петра - дед и его внук, большой да маленький - вошли на широкий двор Ефимовых...
От автора: Я благодарна за предоставленную аудиозапись старожила Старопершино М.Д. Васильева. На кассете был записан живой голос его деда - П.А. Ефимова, когда внуки его "пытали" про образование деревни Новотройка. Дед прожил без малого сто лет. Ныне покоится на старообрядческом новотроицком кладбище, а семейная реликвия - кассета - хранится у Васильевых. Голос Деда живет, рассказывает нам, потомкам, о старине.
Этот материал выложила на своей ветке, так как в последнее время часто что-то стали попадаться в списках военнопленных солдаты из деревни Новотройка, которые напомнили мне, что в архиве сохранился этот материал. Вечная память новотройцам, погибшим на полях сражений и в немецких застенках!
Вложения
ефимов петр новотройка.jpg
Икона с Михайловской церкви.jpg
перед этой храмовой иконой, чудом сохранившейся у сельчанки деревни Новотройка, клали поклоны и Ефимовы. Нач.19 века. Афон.
С уважением, Наталья Захарова
Аватара пользователя
наташазахарова111
Ветеран
 
Сообщения: 5337
Зарегистрирован: 10 ноя 2011, 22:37
Откуда: Курганская область. с. Мокроусово Мокроусовский район
Skype: natali2012494

Пред.След.

Вернуться в НАШИ

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 18