Сурнов Сергей Васильевич 1917 г.р. жив, к сожалению

Модератор: Модераторы

Сурнов Сергей Васильевич 1917 г.р. жив, к сожалению

Сообщение Ольга48 » 11 окт 2019, 18:31

Фамилия Сурнов
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Место рождения г. Москва, 33, 12-й Рабочий пер., 19-1
Дата и место призыва Таганский РВК, Московская обл., г. Москва, Таганский р-н
Последнее место службы 71 сд
Воинское звание красноармеец артиллерист
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 13.07.1941
Место выбытия Карело-Финская ССР
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50026527
Москва-33, 12-й Рабочий пер., 19-1
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005659&p=2
52 СП

Фамилия Сурнов
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 13.07.1941
Название источника донесения Даниловский ОВК, г. Москва
Номер фонда источника информации Таганский РВК
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1150922480
жена Сурнова Александра Михайловна (Москва-33, 12-й Рабочий пер., 19-1)
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1150956923

Фамилия Сурнов
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст 10.10.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Дата пленения 10.07.1941
Место пленения Корписелькя
Лагерь Военный госпиталь 28, Коккола
Лагерный номер 1325; S-71
Судьба Попал в плен
Последнее место службы 52 ап 71 сд
Воинское звание рядовой
Название источника донесения Национальный архив Финляндии; РГВА
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91590232
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91590232&p=2

Фамилия Сурнов
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст 10.10.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Дата пленения 10.07.1941
Место пленения Корписелькя
Лагерь Лагерь № 18, Кяльвия
Лагерный номер S-71; M-83
Судьба Попал в плен
Последнее место службы 32 сп 71 сд
Воинское звание рядовой
Название источника донесения Национальный архив Финляндии; РГВА
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91594166
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=91594166&p=2

Фамилия Сурнов
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва, п. Дубровский
Дата и место призыва
Последнее место службы 71 сд 52 сп батар. ПТО
Причина выбытия попал в плен (освобожден)
Дата выбытия 10.07.1941
Название источника донесения РГВА
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=79893848
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=79893800

Фамилия СУРНОВ
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1917
Дата выбытия 13.07.1941 пропал без вести ???
Книга памяти. Москва. Том 12
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=407339891
Ольга48
Ветеран
 
Сообщения: 15970
Зарегистрирован: 29 ноя 2010, 14:45
Откуда: г. Липецк

Re: Сурнов Сергей Васильевич 1917 г.р.

Сообщение Ольга48 » 11 окт 2019, 18:55

Фамилия Сурков
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст__.__.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Дата и место призыва Таганский РВК, г. Москва, Таганский р-н
Воинское звание ст. сержант
Название ВПП/ЗП СПП Московского ГВК
Дата прибытия 04.10.1945
Откуда прибыл Таганский РВК, г. Москва, Таганский р-н
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=18848032

Фамилия Сурков
Имя Сергей
Отчество Васильевич
Место рождения Московская обл., г. Москва
Дата и место призыва Таганский РВК, г. Москва, Таганский р-н
Воинское звание ст. сержант
Название ВПП/ЗП СПП Московского ГВК
Дата убытия 15.10.1945
Куда убыл (название) в/ч п/п 51065
Куда убыл (адрес) В. Волочек
Номер команды 672
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=18817974
Ольга48
Ветеран
 
Сообщения: 15970
Зарегистрирован: 29 ноя 2010, 14:45
Откуда: г. Липецк

Re: Сурнов Сергей Васильевич 1917 г.р.

Сообщение Ольга48 » 11 окт 2019, 19:02

Сурнов
Сергей Васильевич
рядовой
https://cdn.pamyat-naroda.ru/images2/DI ... 000172.jpg
Дата рождения __.__.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Место призыва Ждановский РВК, Московская обл., г. Москва
Воинская часть 52 сп 71 сд
Дата поступления на службу 19.06.1940
Кто наградил Президиум ВС СССР 27.01.1958
Наименование награды Медаль «За отвагу» ???
(Москва Ж-33, 12-й Рабочий пер., 19-1)

Сурнов
Сергей Васильевич
https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig- ... rth%3D1917
Дата рождения __.__.1917
Место рождения Московская обл., г. Москва
Наименование награды Орден Отечественной войны II степени
Юбилейная картотека награждений
Дата документа 06.04.1985
Автор документа Министр обороны СССР

МРАЗЬ. Благополучно прошёл фильтрацию и его ещё наградили(((
Ольга48
Ветеран
 
Сообщения: 15970
Зарегистрирован: 29 ноя 2010, 14:45
Откуда: г. Липецк

Re: Сурнов Сергей Васильевич 1917 г.р.

Сообщение Ольга48 » 11 окт 2019, 19:22

ПОД ЧУЖИМ НЕБОМ
записки о финском плене
1941 - 1944 год
https://www.booksite.ru/war1941-1945/data/djakovnik.pdf

В коллективе уставших и посеревших узников лесных дебрей ярко выделялись двое. Они сытые, это по лицам видно, и хорошо одеты.
Первым в этой двойке стоит Сергей Васильевич Сурнов — повар, фактически наместник финнов в бараке. Он высок ростом, спортивного сложения. Матовое, слегка удлиненное лицо, прямой нос, красивые брови и губы. Серые глаза смотрят сверху вниз. Русая шевелюра старательно зачесана назад. Выглаженная и вычищенная одежда красиво облегает его стройную фигуру. Держался Сурнов хозяином.
Вот повар поставил по стойке смирно простодушного паренька Усова:
— Ну, говори, деревня, был ты сегодня у сарая, где стоят лошади?
— Был.
— Отруби брал? Ну, отвечай живее, скот. А то вот как съезжу по кумполу.— В руках у повара палка.
— Нет, не брал.
— А ну-ка, смотри на меня. Врёшь, по глазам вижу.
— Не брал,— твердит Усов.
— Тогда что варил в своей параше? (Здесь «параша» в значении «котелок»).
— Мерзлые картошки.
— А не мучную баланду?
— Нет же, Сергей Васильевич.
— Врешь, скот! Ложись!
Усов колеблется.
— Ну!
Усов ложится на пол, на его спину падают увесистые удары. Он воет от боли и умоляюще просит:
— Сергей Васильевич, Сергей Вас... я не брал му...ку, не брал.
— Сознайся, балда, иначе убью.
В барак входит начальник охраны, представляющий' в этой глуши безраздельную власть над нами, крепыш Илкка Ярвинен, молодой, розовощёкий, как девочка, скромный, в меру справедливый, но гневен, когда раздражён. Повар объясняет ему, что «сей скот» развязал на конюшне у финна мешок и брал из него муку. Охранник посмотрел на повара, на Усова и поспешил выйти.
А спустя некоторое время повар рассказывал нам о достопримеча-тельностях Москвы. До войны он в ней жил по соседству с Рогожским кладбищем, работал на заводе. Здесь, в глуши, он усиленно подчеркивал свою принадлежность к столице и своё превосходство над другими. К выходцам из деревни повар относился пренебрежительно, исключение составлял только я, «рязанский косопузик», так как знал Москву и Подмосковье не хуже его. К тому же общеобразовательная подготовка у меня была несравненно выше.
Когда повару надоедало сидеть за столом, он кричал: «Пахан!» — и перед ним вырастал щетинистый мужик-медведь. Он тоже москвич (сбежал из деревни в город в годы коллективизации). Кличка Пахан была несуразной по отношению к этому простоватому, тихому и доброму мужику. Я вначале полагал, что «пахан» это синоним слова «старик», но потом узнал, что это матёрый уголовник, бандит, который обирает заключённых и заставляет их выполнять свою норму выработки в советских лагерях.
— Я здесь,— услужливо хрипел Пахан.
— П о с т е л ь разбери. Да не уходи. Будешь качать.
Койка повара подвешена за углы верёвками к потолку. Её действительно можно качать. На общих нарах повар спать не может: там много клопов. Повар забирается на койку. Болтовня ему надоела, сон не идёт.
— Лёшку-музыканта!
Пахан представил перед ликом своего господина заспанного щупленького узкоплечего мальчика с тонкими длинными пальцами и тонкими губами. На его матово-кофейном личике светились большие чёрные глаза, полные доброты и наивности. Дома, без войны, из него сформировался бы более сильный физически человек, а здесь...
— Балалайку сюда и пой!
Грудным, по-детски слабым, но приятным голосом Лешка напевает под собственный аккомпанемент:
Луч луны упал на ваш портрет.
Милый друг давно забытых лет...
И во мгле как будто ожил он,
И на миг смешались явь и сон.
Повар слушает в своей качающейся постели и тихо подпевает — он доволен. Наконец бог Морфей взял в свои объятия главного слушателя. Голос Лёшки оборвался вместе со звоном струны. Опустив на колени балалайку, Лёшка настороженно моргает: «А вдруг проснётся?» Но Пахан полез на нары, он то уж знает, что его господин заснул крепко.
Лёшка перед войной работал в одном из ленинградских джазов. Только там он дул, кажется, в трубу, а здесь приходится и солистом быть.
Повар иногда награждает лишним ковшом баланды тех, кто сделал ему приятное. Возражать против этого никто не смеет: каждому хочется жить, а впасть в немилость повару — равносильно смерти. Но ты, Лёшка, пой, и не бойся при случае брать этот лишний ковш из остатков общего котла. Ты поёшь не для одного повара, и этот ковш ты принимаешь от всех нас как гонорар за творческий труд. Да к тому же ты такой щупленький, дохлый, в чём душа только держится. Такого не грех и подкормить маленько. Лешка Абрамов нравился всем. И ни один из нас (за исключением самого повара) не напоминал с подковыркой, что он еврей, Мойша. Все смотрели на него, как на ребёнка, который нуждается в дружеской поддержке.

Обычная картина. Очередь у большого шалаша из массивных жердей. В шалаше над угасающим костром — котёл с баландой. Это наша кухня. Глухо позвякивают ржавые самодельные котелки. У котла повар, в руках литровый ковш на длинной деревянной ручке. Ковш то опускается на самое дно котла, то черпает баланду сверху; одному достается мутная водичка, другому — сравнительно густая масса из комочков муки и неочищенного картофеля. Вот маленький круглолицый украинец Иван Емельяненко, с которым я жил в Карвиа у Лео Алакантти, подставляет котелок под ковш.
— Сергей Васильевич,— робко говорит он.— Уж больно жидко, ни одного комочка.
— Ты хочешь комочек? — Недобрая ухмылка пробежала по губам повара.— Получи! — Взмах ковша — и на лбу у Емельяненко вскакивает синий желвак.
Следующим протягивает котелок Борис Скуточкин, как и я, попавший сюда от крестьян. Ковш уходит на дно котла.
— Чем угодил повару? — спрашиваю Бориса.
— Отнял карманные часы, паразит,— хмуро, с неохотой отвечает он.— Я их прятал, но кто-то донёс ему. Он говорит: «Отдай добром, иначе худо будет. Скажу охране, что ты эти часы украл, и засекут тебя до смерти». А эти часы мне в Кеми один больной подарил, которому я уступил свой шерстяной свитер.

...Ожидание — дочь надежды. Мы терпеливо ждали своих воинов с востока. Нам казалось, что они могут прийти сюда в любую минуту. Но шли дни за днями, недели за неделями, а в нашей заполярной глуши по-прежнему царила тишина. Чаша ожидания переполнилась.
Я задумал бежать. Ведь бежал же из Медвежьегорского лагеря политрук Андрей Назаров со своими друзьями, и их не поймали.
— Давай вместе,— сказал мне однажды пронырливый и осторожный, как кошка, Алексей Серый (прозвище, фамилию автор не помнит) — мой старый знакомый по тюремному лагерю в Карвиа.
— Ты это о чем? — спросил я.
— Не хитри. Чую твои думки... Давай, а?
— Ну что ж, давай. С тобой можно. Только пока никому ни слова.
Через несколько дней Армас Пелли, наш бригадир-переводчик, под строжайшим секретом сообщил мне, что он не может больше оставаться пленным.
— Давай вместе с нами срываться,— предложил он.
— Это с кем «с нами»?
— Со мной и пилоставом Иваном.
«А пара неплохая,— подумал я.— Армас знает финский язык, Иван Годаев — карельский, вырос в лесу, в Карелии». А вслух сказал:
— Так не пойдет. Сагитируйте еще Скворцова и примыкайте к нам. Мы с Алексеем Серым уже готовимся в путь.
Алексей Афанасьевич Скворцов с радостью принял наше предложение. В те дни он помогал повару на кухне и имел возможность снабдить нас продуктами.

В дни подготовки к побегу в районе наших вырубок появились немецкие автомашины. Пленных заставили грузить лес.
Немец шофер сказал:
— Хорошо работать — хорошо кормим.
Надо бистро-бистро грузить.
— Э, нет. Сначала покормите.
Немец сделал кислую гримасу, жестом указал на короб, где были хлебные корки.
— Ешьте. Хлиб из ресторан Рованиеми. Немец мало-мало коньфисковаль.
— Вот это другое дело.
Немцы были нам не страшны: за нашу жизнь отвечали финские охранники. Через три-четыре дня нас отстранили от погрузки. Причина была основательная. В солнечный полдень на одном из складов крепежного леса вспыхнул пожар. Огненные языки ползли с одного штабеля на другой. Весело трещали поленья, горела земля. Попытки потушить пожар (внешне мы принимали довольно деятельное, но бестолковое и зловредное участие) не имели успеха.
Пожар захватил лес и истребил его на несколько километров к востоку. Дальше противопожарным заслоном стала болотистая низина.
Впервые в жизни мы радовались зрелищу разбушевавшегося огненного моря, и больше других радовался наш брадобрей Василий Вагин. Одним из творцов этого зрелища был он. Наперекор Прокопию Шансеву брадобрей не думал умирать, он жил и действовал. Он бегал по пожарищу (и откуда взялась у него эта прыть!), незаметно для немецких шоферов и нашей охраны подсовывал горящие головешки в незагоревшиеся клади дров. С неменьшим энтузиазмом «тушил» пожар и Лешка Серый.
Нас перевели на другой участок, где не было заготовленного леса и где еще не ступала наша нога. Побег откладывался: тайники с продуктами остались на старой вырубке, где бушевал пожар и где теперь шумели машины и патрулировали вооружённые немцы. Пришлось недели три копить новый НЗ в моховых кочках нового участка.
Лешка Серый в эти дни был необыкновенно приподнятым, подвижным. Скоро он покинет этот ад. Лешка пел песни политзаключенных, хотя сам он сидел в советских лагерях по бытовой статье. Но зато где-то в Воркуте или Магадане безвинно погибли его отец и дядя, оба коммунисты, герои гражданской войны,
красные командиры. За отцом Лешки охотились и нэпманы, и бандиты, стреляли в него из обрезов, резали самодельными финками... А дорезали — свои.

Наступило долгожданное утро. Я в общем строю. Волнуюсь. Где-то сзади стоят Пелли и Серый, но нет Скворцова и Годаева. Они часто ходили с нами в лес. Неужели сегодня охрана оставит их в бараке? Но вот из кухни вышел Скворцов, он забирает пилу и просится в строй. Охранник утвердительно кивает головой. У Скворцова последняя ноша к тайнику — кусок солонины. У меня — хлеб. Не дай бог, если охранник начнет нас обыскивать. А тут ещё спички — целых две коробки. Может, бросить одну коробку под ноги и затоптать? Жалко, да и всевидящий Ярвинен стоит рядом и, кажется, смотрит только на меня.
Наконец мы зашагали в лес. Скворцов сообщил, что Ярвинен заставил Годаева что-то делать в зоне. Неужели заподозрили? Но отступать некуда. Решили уходить без Годаева. Всей четверкой держимся ближе к кустарникам. Мысленно прощаюсь с Борисом Скуточкиным, Виктором Леонтьевым, Борисом Повольским, Василием Вагиным и другими товарищами. План побега прост. Как только охранник уйдет к другим делянкам — забрать из моховых кочек продукты и бежать к югу до пересечения с телефонной линией, с ходу оборвать в нескольких местах провода, чтобы помешать охране вызвать помощь для поимки беглецов. После этого — на восток, к Кестеньге, где в августе 1941 года я был ранен и подобран финнами.
Крутимся на своих делянках, выжидаем удобный момент, чтобы ринуться в чащу. Но что в клюве, то еще не в зобе,— гласит финская пословица. Из лагеря прискакал на коне Илкка Ярвинен и вместе с охранниками собрал всех пленных. Начался обыск. Нашу четверку и ещё несколько человек сразу вывели из строя и обыскали в первую очередь. За обтрёпанными армейскими обмотками у Серого нашли финский нож и кусочек географической карты. Длинный нескладный охранник, которого сами финны называли меж собой дураком, ударил Серого прикладом:
— Бежать хотел, perkele?!
Лёшка рванулся к охраннику, попытался вырвать у него свой нож, но просчитался. Тот выстрелил. Лёшка упал...

В тот же день мы узнали причину нашего провала. Повар готовился отметить то ли день своего рождения, то ли ещё какую знаменательную для него дату и решил гнать самогон из хлеба и муки, которые он систематически нам недодавал и отчасти приворовывал с финской кухни. Самогон он гнал и раньше. Помню, ещё в первые дни нашего прибытия сюда повар подал стакан самогона Прокопию. И я тогда подумал: в этом стакане плоть и кровь военнопленных, часть украденных у них сил.
Когда мы выжидали в лесу момент для побега, один из самых неприметных пленных тихоня Онуфрий убирал мусор вокруг барака. Он каким-то образом пронюхал о готовящемся побеге и решил выслужиться перед королём кухни, предложил ему срочно убрать самогонный аппарат, так как, по его предположениям, сегодня в бараке будет тщательный обыск. На вопрос повара, почему должен быть обыск, Онуфрий ответил, что, наверное, уже сейчас группа ребят находится в побеге, и предположительно назвал имена беглецов. Сергей Васильевич тут же уничтожил все следы готовящегося самогоноварения, потом побежал к Ярвинену с доносом. Что произошло дальше, читателю уже известно.

Алый Ярвинен вышел из всех берегов, когда охранники нашли один из наших тайников с продуктами. Нам сделали в бараке «горячий» допрос, потом публично молотили нас палками. Я отрицал своё участие в заговоре, другие тоже.
На второй день мы снова легли под палки. Били нас, как и в первый раз, охранники, Прокопий Шансев и повар Сурнов.
На третий день нас, неудачников, вызвали в баню. Экзекуция продолжалась. Порку начали с меня. Ярвинен вручил Сергею Васильевичу палку и приказал бить меня на пару с охранником. Правда, удары повара были легкие, и бил он для отвода глаз. Я, однако, ору во всё горло, потом замираю, размякшим пластом лежу без звука и движения. Охранник с большим остервенением бьёт меня по заднице — никаких признаков жизни. Сергей Васильевич опустил палку и с тревогой промолвил:
— Николай Ус капут (кличку Ус мне дал повар: в те дни я носил усы).
Меня подняли и потащили в барак.
До потери сознания били и моих коллег, до настоящей потери сознания, ибо, скажу откровенно, сознания я не терял, я просто притворялся.
Нещадно секли и Ивана Годаева.
Прошёл палочную обработку и Онуфрий за то, что он, зная о готовящемся побеге, не сообщил об этом сразу начальству. Ведь если бы не повар, побег состоялся бы. После порки Онуфрий слёг. Вскоре его похоронили в лесу
Ольга48
Ветеран
 
Сообщения: 15970
Зарегистрирован: 29 ноя 2010, 14:45
Откуда: г. Липецк


Вернуться в Воины, чьи фамилии начинаются на букву С

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 15