Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

 

И. Г. Прокофьев,
председатель Фонда поисковых
отрядов Ленинградской области

Огромным погостом отважной пехоты
в безвестных болотах случилось Погостье

"Наступленье сорвалось...
Тишина опустилась на взрытое поле
Только ветер полощет полы
шинелей убитых..."
Ю. С. Белаш

Погостье - это железнодорожная станция и примыкающая к ней деревушка из восьми домов на железнодорожной ветке Мга - Кириши. Как будто свыше, Богом ей изначально дано такое название, в полной мере оправдавшееся в годы Великой Отечественной войны. Старинное русское слово "погост" означает кладбище. И в войну для многих тысяч солдат по обе стороны фронта Погостье стало местом последнего дня их жизни. Но нет здесь монументов славы. Печальные фанерные пирамидки и деревянные столбики со звездочками сгнили, растворившись в ожившем лесу. Останки погибших разбросаны по лесам и болотам, артиллерийским и авиационным воронкам, затянутым болотной жижей, осыпавшимся траншеям, обвалившимся блиндажам.

Еще с ноября 41-го года похоронные команды цепляли крючьями разложившиеся или скованные морозом трупы наших солдат, тащили их до первой попавшейся воронки и сбрасывали их туда как в могилу. Мы не можем сейчас упрекать эти команды: они хоронили, как могли. Но многие убитые так и остались, лежат под открытым небом. Не заметили их похоронщики или прошли мимо: трупы были повсюду. При возможности пытались изъять у них документы или "смертные" медальоны, но не у всех они были, и не всегда удавалось извлечь их из смерзшихся, пропитанных кровью гимнастерок. Потому так много убитых попало в разряд без вести пропавших. Вот характерный ответ на запрос семьи сержанта Игнатьева из Свердловской области:

Министерство обороны СССР
Отдел учета персональных потерь сержантов и солдат
Советской Армии
г. Подольск, Московской области

№ 102522

4 ноября 1972 г.

Гр. Игнатьевой Е. Н.

На Ваше письмо сообщаю, что по имеющимся в Отделе сведениям ст. сержант Игнатьев Дмитрий Сергеевич 1914 года рождения значится в числе пропавших без вести на фронте Отечественной войны в сентябре 1942. Другими сведениями Отдел не располагает.

Разъясняю, что подавляющее большинство военнослужащих, которых считаем пропавшими без вести, погибло в боях, но боевая обстановка не позволяла конкретно установить судьбу каждого, и они были учтены пропавшими без вести.

Подписи


Если посмотреть на довоенную карту Ленинградской области, можно увидеть, что на железнодорожной ветке Мга - Кириши всего несколько станций и населенных пунктов. Только через них пролегали дороги, более-менее пригодные для продвижения техники. По этим дорогам и проходили пути отступления наших войск и наступления немецких. А потом наоборот. За овладение дорогами и развертывались основные бои. Железнодорожная насыпь стала линией фронта, по одну сторону которой находились части нашей 54-й армии, по другую - немецкой 18-й армии.

Разбив наши дивизии на Лужском рубеже, 28 августа 1941 г. немцы на Московском шоссе прорвались через боевые порядки 70-й сд и захватили Тосно. В книге Л. Г. Винницкого "Бойцы особого фронта" цитируется радиограмма начальника разведки 48-й армии: "Противник захватил Сологубовку и к 14 часам находился в 8 км южнее Мги. Небольшие отряды продвинулись к Воронову. Войска 48-й армии - 128 сд и 21 тд - продолжали отход на северо-восток к Погостью, а 311-я сд - на Посадников Остров и Кириши. Путь на Мгу оказался открытым".

311-я сд, сформированная в Кировской области в июле 1941 г., 17 августа вошла в состав 48-й армии, отступала с тяжелыми боями и 30 августа остановила немцев на р. Оломне.

21-я тд, успевшая повоевать на Карельском перешейке и на новгородском направлении, в составе 11-й армии участвовала в контрнаступлении под Сольцами. 7 августа передана в подчинение 48-й армии и с ее частями отступала от Новгорода. Выйдя в район Погостья, дивизия заняла оборону на рубеже Малукса - Лодва - гора Пушечная, но в связи с полной потерей боевой техники с 10 сентября стала выводиться в резерв на переформирование.

К Погостью выходили и окруженцы Лужской оперативной группы. В воспоминаниях начальника инженерных войск Ленфронта Б. В. Бычевского читаем: "...Генерал А. Н. Астанин 1 шел с третьим отрядом, прикрываясь арьергардом из артиллерийских частей и различных специальных подразделений под общим командованием п-ка Г. Ф. Одинцова. Вначале было взято направление строго на север, вслед за отрядом Машошина2-Гаева. Но противник успел заделать брешь, и Астанин был вынужден повернуть на восток. Пробирались по лесам и болотам, стараясь обойти части 39-го моторизованного корпуса гитлеровцев, распространявшегося в сторону Киришей, Погостья и Мги. Постепенно отряд стал дробиться. Больных и раненых оставляли в глухих деревушках. Только в последних числах сентября, после тяжелых месячных скитаний по тылам гитлеровцев, Астанин с небольшой группой при помощи партизан пробился в район ст. Погостье...

Организованно вышел из окружения арьергард Лужской группы. Действуя где силой, где хитростью, полковник Одинцов сумел вывести несколько тысяч бойцов, в т. ч. более 200 раненых. (...) Группа Г. Ф. Одинцова 3 тоже вышла к Погостью".

Первые бои за Погостье начались в сентябре 1941 г. Отступающие части 48-й и 4-й армий пытались закрепиться здесь, но быстро продвигающиеся немецкие войска сбивали наспех сколоченные советские подразделения. Сентябрьское наступление немцев удалось остановить по линии Погостье - Ирса, не дав им продвинуться к Волхову. Немцы устремились севернее, к Воронову, и южнее - к Волховской ГЭС.

В районе Погостья закрепилась 27-я кавалерийская дивизия, сформированная в Ярославской области и успевшая принять боевое крещение под Бугодощью. В воспоминаниях г.-м. С. Ф. Савицкого, бывшего тогда рядовым кавалеристом, описан первый бой за ст. Погостье 13 сентября 1941 г. "...Маленькая станция в подступившем к ней лесу. Если ехать к ней из Оломны по плохой проселочной дороге, сплошь на торфяниках, деревянный поселок из 3-4-х десятков домиков появляется неожиданно за поворотом. Кругом лес. К западу стройные сосны и темные ели постепенно сменяются мелким осинником, ольхой. Еще дальше, в сторону разъезда Жарок, тянется большое болото Соколий Мох. За поселком по опушке леса - пос. Виняголово. (...) Наш 109-й спешенный кавполк 27 кд был выдвинут сюда ночью из района Оломны, чтобы не допустить прорыва немцев по дороге через Погостье на Гороховец и далее - к Волховской ГЭС".

Прибывший полк занимает оборону на станции и оборудует позиции прямо на железнодорожной насыпи.

К этому времени немцами уже занята ст. Малукса, расположенная в 6 км по направлению к Ленинграду. Бойцы слышат гул боя со стороны Киришей, у д. Посадников Остров. К д. Виняголово (3 км от фронта) высылают разведку. Атака немцев начинается в полдень.

"...Но вот видно, - вспоминает Савицкий, - как со стороны виняголовской дороги один за другим подходят танки. (...) Перед станцией дорога изгибается, и танки, поворачивая, минуту двигаются боком к нам. И тут, совсем близко за нами, из рощи гремят два выстрела из наших полковых пушек. (...) Теперь автоматы и пулеметы рокотали правее нас. Частая стрельба все слышнее и у разъезда Жарок, приближаясь к нам слева. (...) Враг снова атакует занятый нами участок насыпи. Методично делая перебежки и залегая, фашисты рассчитывают достичь неглубокого оврага, что тянется перед полотном метрах в ста пятидесяти, а оттуда броском выбить нас с насыпи. (...) Правее нас фашистам удалось вклиниться в оборону полка. Слева от разъезда все ближе слышна ожесточенная стрельба (...) Атака отбита. Расчетливо, короткими очередями бью по отползающим немцам (...) Зарево пожара полыхает над поселком. Там, где несколько часов назад были дома, теперь дотлевают дымящиеся груды".

В наступившей темноте 109-й полк отошел в сторону Бараков по дороге на Оломну и занял оборонительный рубеж. Через несколько дней 27-я кавдивизия снова овладела Погостьем и снова отдала. Только 4 октября 1941 года при поддержке танков 9-й отбр совместными усилиями 27 кавалерийской и 311 стрелковой дивизий удалось опять выбить немцев со станции.

В мае 1994 года новосибирскими поисковиками недалеко от платформы Погостье в воронке были обнаружены останки воина. При погибшем ребята обнаружили смертный медальон. В хорошо сохранившемся вкладыше читалась карандашная запись: "Яшунин Тихон Лукич, 1903 г. р., стрелок, уроженец Алтайского края, с. Куяган, мобилизован Алтайским РВК. Сообщить Яшуниной Анне". На запрос в Алтайский РКВ пришел ответ: "Я, военком Алтайского р-на п/пк Таран А. Н., побеседовал с вдовой участника ВОВ Яшуниной Анной Лаврентьевной. Яшунин Т. Л. родился в 1903 г. в с. Куяган, имел 5 сестер и брата. Образование 5 классов, работал бригадиром в колхозе. От первой жены имел двоих детей. В 1933 г. жена умерла, и он женился на Анне Лаврентьевне. До 1937 г. они жили в с. Куяган, потом переехали в с. Алтайское, где Тихон Лукич работал завхозом в детдоме "Муравейник". 23.08.41 г. он был призван в армию и направлен под Ленинград. Поездом ехали 13 дней, и каждый день он писал письма домой. В последнем письме написал, что доехали до фронта, слышны взрывы, жив буду - вернусь. Больше писем не было. Товарищ, служивший с ним, писал своей жене, что после второго боя от роты осталось 9 человек - остальные погибли. Яшунина он больше не видел. В 1985 г. Яшунина получила извещение, что муж ее пропал без вести".

Из писем Т. Л. Яшунина следует, что на фронт они прибыли 6-7 сентября 1941 г. Скорее всего, сибиряки поступили на пополнение 27-й кавдивизии и приняли участие в первых боях за Погостье.

Захватив 8 сентября Шлиссельбург, немцы оттеснили 54-ю армию к востоку. Фронт установился по линии: Липка - Рабочий поселок № 8 - РП № 7 - поселок 1-й Эстонский - Тортолово - Мишкино - Поречье - Вороново - Малукса. Следующая станция - Погостье, далее - разъезд Жарок с примыкающим к нему с севера болотом Соколий Мох, Посадников Остров и Ларионов Остров, потом г. Кириши на р. Волхов. Южная часть Ладожского озера осталась в руках советских войск. По ней налаживалась связь осажденного Ленинграда с Большой землей, а немцы стремились выйти на р. Свирь для соединения с финнами и обхвата Ленинграда вторым кольцом окружения.

16 октября 41-го года из района Любани перешли в наступление 39-й моторизованный и значительная часть 1-го и 28-го армейских корпусов противника. 21 пд, форсировав Волхов, пошла на Кириши.

На Погостье наступала 123-я пд, левее, на Малуксу и Вороново - 254-я пд, правее, в сторону Ларионова Острова - 11-я пд немцев. С нашей стороны оборонялись 27-я кавдивизия 4-й армии, 21-я танковая 54-й армии (справа), 285 и 311 сд 4-й армии (слева).

15 октября 9-ю отбр перебрасывают под Москву, 17-го - 27-ю кавдивизию под Тихвин. Основной удар немцев приходится на 285-ю сд, сформированную в Костроме в июле и прибывшую на Волхов в августе 1941 года. Подразделения 285-й сд отходят в сторону Войбокало, 311 сд откатывается к Волхову. 4-я армия оказывается рассеченной на 3 группы. 285-я и 311 сд попадают в полосу действий 54-й армии и передаются ей.

19 октября немцы захватывают Кириши, 8 ноября - Тихвин. Тяжелые бои разгораются на подступах к г. Волхову. 3 декабря от Войбокало на Кириши наносит удар 54-я армия генерала И. И. Федюнинского. В ударную группу 54-й А вошли 311, 285, 80-я сд, 6 бмп, 122-я тбр. В историю боев за Погостье номера этих частей будут вписаны не только красной строкой подвига славы русского солдата, но и солдатской кровью, растворившейся в торфяных водах р. Мги.

Вот каким увидел Погостье фронтовой корреспондент Павел Лукницкий: "...Маленькая станция Погостье расположена у пересечения линии Кириши - Мга речкой Мгой. С юго-западной стороны, сразу за станцией, по обоим берегам Мги тянется километра на 1,5-2 д. Погостье, от которой не осталось ни одного дома. Еще дальше на юго-западе с речкой сливается р. Дубок, подбегающий к ней со стороны железной дороги. Сквозь станцию и деревню проходит большая грунтовая дорога. Она уходит вдоль р. Мги к деревне Виняголово, минует ее и дальше разветвляется на две дороги: одну, ведущую на Шапки и Тосно, другую - к Любани".

4-я армия под Тихвином предпринимает ряд контрударов, 7 декабря прорывает немецкие позиции и 9 декабря 1941 г. освобождает Тихвин.

13.12.41 г. 281 сд получила приказ командования 54 армии: "Сосредоточиться в районе РП № 8 и по готовности наступать на Погостье с задачей овладеть им. По овладении Погостьем создать круговую оборону. Одним батальоном овладеть Виняголово и вести разведку Малкуса-Березовка. Лыжный батальон выбросить на Посадников Остров..."

В воспоминаниях М. А. Коржова 4 , бывшего в 1941 г. командиром роты 1066 сп 281 сд, так описываются эти бои: "Нашу дивизию направили на правый фланг 54-й армии, в р-н ст. Погостье. Надо было выбить из нее фашистов. Такую задачу поставил нашему 1-му батальону комполка Я. С. Воловин - в ночном бою, без артподготовки обойти ее лесом и ударить неожиданного с фланга (...) Декабрьская ночь, глухой лес оказались нашими союзниками и позволили незаметно добраться до ст. Погостье (...) Наша рота, первой ворвавшись на станцию, застала гарнизон врасплох. Поднялась паника. Гитлеровцы выскакивали из домиков и блиндажей, метались по улице и задворкам. Их настигали меткие автоматные и пулеметные очереди. Бой за станцию продолжался еще с час... Участвовала в нем и наша вторая рота, подошедшая справа. К пяти часам утра на ст. Погостье воцарилась тишина. (...) Собрали бойцов, построили: не набралось и 30. Фактически неполный взвод..."

В журнале боевых действий 54-й армии сказано, что 281-й сд в результате 3-дневных боев 17 декабря удалось захватить станцию и деревню, занять круговую оборону. Далее из воспоминаний М. А. Коржова следует, что подразделения дивизии заняли оборону в 5 км от Погостья в сторону Виняголова и днем приняли там бой (...) К вечеру немцы потеснили наши части обратно к Погостью, и роте поступил приказ отходить (...) С горечью в сердце покидали мы обжитые за этот день траншеи и блиндажи. Но мы были твердо убеждены, что наше отступление временное. И действительно, 18 декабря наш полк снова атаковал противника".

В журнале боевых действий записано: "В 20 30 18 декабря противник группой автоматчиков более 100 чел., с двумя танками ворвался в Погостье и вытеснил части 281-й сд. Попытки восстановить положение успеха не имели. Противник закрепился".

После освобождения Тихвина части 54-й армии наступали от Войбокало-Волхов в направлении Погостье - Оломна, подразделениями 281 сд были заняты ст. Малукса, Березовка, Виняголово, Кондуя, Шала и разъезд Жарок.

20 декабря немцы, подтянув свежие силы, отбили ст. Малукса; 22 декабря силами вновь прибывшей 269-й пд нанесли удар от Погостья к Гороховцу.

27 декабря части 54-й армии пытаются контратаковать противника и выходят на подступы к Погостью: 281-я сд перерезает ж/д в 2 км с.-в. Погостья и одним полком наступает на развилку дорог (3,5 км с.-в- станции); 80-я сд 77-м и 153-м полками перерезает дорогу у разъезда Жарок, 218 сп ведет бой в районе Бараки Восточные; 311-я сд полковника Биякова прорвалась за ж/д у Посадникова Острова и Ларионова Острова и, угрожая окружением Киришей, выдвинулась в немецкий тыл.

Осенью 1994 года в одной из многочисленных воронок у ст. Погостье поисковики нашли останки 17 бойцов. У одного из них был смертный медальон с запиской: "Ленинградская область, Окуловский район, Подберезовский с/с, д. Боево, Сергеев Иван Петрович".

Благодаря работникам Окуловского РВК удалось разыскать дочь Ивана Петровича. Надежда Ивановна Федотова рассказала, что отец был призван в начале войны в 281-ю сд, формировавшуюся на Новгородчине. Когда после войны в деревню вернулись с фронта однополчане, один из них рассказал, что 28 декабря 41-го года в бою за Погостье капитан Сергеев - единственный оставшийся в живых офицер полка - поднял бойцов в атаку и погиб от первой же пули...

В тот день 281-я сд наступала на Погостье от Западных Бараков. 1062-й и 1064-й сп, контратакованные противником при поддержке танков, были вынуждены отойти за железную дорогу.

3-я гвардейская сд, получившая это звание за бои под Ельней в августе-сентябре 41-го года, наступала вдоль Волхова. В журнале боевых действий 13-го гв. сп за 29.12.41 записано: "...Полк перешел в наступление, сбил боевое охранение противника, занял д. Малукса и вышел к ст. Погостье, где укрепился и перешел к обороне 30.12.41. Полк ведет бой за овладение станцией, но недостаточность пехоты не дает перевеса в завершении боя. Противник упорно обороняет ст. Погостье и железную дорогу".

30 сентября 1991 г. поисковиками отряда "Молодежный исторический фонд" на болотистом берегу р. Мги была обнаружена артиллерийская воронка, заполненная водой. Из нее были извлечены останки 24-х наших воинов, найдено 9 медальонов. Постоянно приходилось выкачивать ведрами поступающую воду и руками перебирать торфяную жижу, чтобы, не дай Бог, не пропустить солдатский смертный медальон. Первый найденный здесь медальон принадлежал бойцу 3-й гв. сд. К сожалению, вкладыш был заполнен чернилами, и вода размыла некоторые слова. Удалось прочесть следующие строки: "...Иван Антонович, 1913 г. р., ур. Алтайского края, Панкрушихинского р-на д. Бер…. Мобилизован Панкрушихинским РВК". В течение года работники Книги Памяти этого района устанавливали имя погибшего. И вот долгожданный ответ от руководителя рабочей группы Зои Тимофеевны Протас: "Я просмотрела карточки на всех Иван Антоновичей и нашла! Это Тюхтин Иван Антонович, 1913 г. р., ур. д. Береговое".

В ЦАМО нам сообщили, что "сапер 208 саперного батальона 3 гв. сд Тюхтин И. А. значится пропавшим без вести в бою 30.12.1941 г. в районе ст. Погостье Мгинского р-на Ленинградской области". Так как останки Ивана Антоновича были найдены с правой стороны железной дороги, где находились немецкие позиции, стало ясно, что он один из тех немногих, кому удалось пересечь ж/д и ворваться в расположение немцев.

Из девяти медальонов, найденных в этой воронке, удалось прочесть четыре. Один принадлежит Тюхтину, второй красноармейцу Заживихину Ивану Ермолаевичу из с. Большая Черниговка Черниговского р-на Куйбышевской области, пропавшему без вести в марте 1943 г. Третий - Трофимову Андрею Федоровичу, уроженцу д. Ручьи Парголовского р-на Ленинградской области, также пропавшему в марте 43-го года. Последний медальон был заполнен на имя мл. сержанта, командира пулеметного расчета Пахомова Серафима Федоровича, призванного в 1940 г. из г. Раненбурга Рязанской области. Удалось разыскать родственников троих солдат.

Вот что написал сын А. Ф. Трофимова Валентин Андреевич племяннику Заживихина: "Очень обрадовался письму, т. к. давно хотел установить связь с родственниками однополчан моего отца. Вольно или невольно наши жизненные дороги сошлись у ж/д ст. Погостье. Станция (скорее полустанок) представляет собой маленький кирпичный домик и платформу. Рядом поселок. Местность ровная, болотистая, заросшая кустарником, ольхой и березой. У самой станции железную дорогу пересекает р. Мга. На правом ее берегу, в 73 шагах от насыпи, в воронке ребята нашли останки моего отца, твоего деда и их однополчан.

Я и все мои предки - коренные петербуржцы. Отец Андрей Федорович ушел на войну в 1941 г. рядовым. В декабре 1941 г. на Карельском перешейке был ранен в ноги. На излечении находился в Ленинграде, потом снова был направлен на фронт. После войны пришло извещение, что он пропал без вести. Я ничего не знал о нем до ноября 1991 г., когда меня нашли ребята из поисковой группы. Сообщением об отце я был потрясен. Отец ушел на войну и не вернулся. Где он? Что с ним? Долгое ожидание - это как незаконченное дело, требующее завершения. Раньше я воспринимал далекие военные события как бы со стороны. А оказавшись у воронки, увидев и потрогав кости, ощутил, как мороз идет по коже, осознал весь трагизм войны. Ожидание закончилось. Имена моего отца и твоего дяди вернулись с войны. Мы дождались их и можем приехать к ним на могилу и помянуть добрым словом".

А вот что ответил племянник Ивана Заживихина Виктор Васильевич: "Когда я родился, Ивану было 17 лет, а когда мне было 3 года, пришла похоронка. Перед войной Ивана взяли в армию. На фото - красивый парень в военной фуражке и гимнастерке, с живым блеском в глазах. Писал Иван с фронта и из госпиталя, что был ранен, но скоро выпишут опять на передовую. На этом все. Об Иване вспоминали по его фотографии в виньетке, и вдруг... на наш Большечерниговский РВК приходит письмо, что нашли нашего Ивана..."

Вернемся к описанию боевых действий в журнале 13-го гвардейского полка.

"31 декабря 1941 г. Полк ведет бой за ст. Погостье. Противник упорно обороняется. Потери: убито 16 человек, ранено 40..."

В тот же день 281-я сд вела бои на подступах к Погостью. В журнале боевых действий 54 А за 4 января записано: "...281 сд разведкой боем установила, что по линии ж/д противник имеет хорошо организованную систему огня, в насыпи имеются тоннели, установлены огневые точки. Части дивизии находятся в 250-300 м от железной дороги... Атаки успеха не имели". Очень скромно ожесточенные наступательные бои 281-й дивизии названы разведкой боем: ведь после сдачи Погостья 18 декабря дивизия пыталась вернуть его ежедневно, давно "установив огневые точки" сотнями своих убитых бойцов...

Бои за овладение Погостьем изо дня в день вел и 13 гв. сп 3 гв. сд. Несколько раз он пытался перейти железнодорожное полотно и каждый раз противник шквальным огнем отбрасывал подразделения полка в исходное положение. Два других полка этой дивизии 3 января перерезали ж/д с.-з. д. Шала и наступали на Виняголово. В одной из атак погиб командир пулеметной роты 9 гв. сп гв. ст. л-т Ф. Ф. Синявин, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза. В Книге Памяти Ленинградской области сказано, что он захоронен в Н. Малуксе, но этого быть не могло, т. к. эта станция вплоть до 1943 г. находилась у немцев.

Тяжелая обстановка складывалась по всему фронту, где он соприкасался с железнодорожным полотном. Дивизии и полки несколько раз прорывали оборону немцев по насыпи ж/д и откатывались обратно. Два полка 285-й сд (1013 и 1015) 6 января с боем расширили полосу нашего прорыва у разъезда Жарок. Наступая по железнодорожному полотну, 1015 сп оставил в тылу противника своих раненых, о чем свидетельствует документ, хранящийся в ЦАМО: "...Штаб 285 сд. При этом представляю именные списки безвозвратных потерь на рядовой и младший начальствующий состав 1015 сп за январь 1942 г. на 263 чел. Задержка представления связана с тем, что полк, перейдя в январе 1942 г. линию ж/д и р. Жарок оставил в тылу противника большую группу раненых в связи с невозможностью их эвакуировать. Установить судьбу 244 красноармейцев не представляется возможным, и они в списках указываются как пропавшие без вести". Вот так, бросив в лютый январь на верную смерть раненых бойцов, их просто списывают как без вести пропавших...

Тяжелые испытания выпали 311-й дивизии, перешедшей в конце декабря 41-го года линию фронта у болота Соколий Мох. "Став нашим изолированным форпостом, испытывая трудности в снабжении, эта дивизия продолжала вести ожесточенные наступательные бои", - пишет Павел Лукницкий.

В монографии кировского историка П. Е. Козлова "Сотворение Победы" эти дни описаны так: "...Отсутствие прохода через ж/д сильно затруднило снабжение 311 сд продовольствием и боеприпасами, эвакуацию раненых и больных. Снабжение осуществлялось только носильщиками, каждый раз с боем, прорывавшимся через оборону противника. Стремясь уничтожить дивизию, враг шел на любые меры, включая и провокационные: пытался говорить по радио с комдивом Бияковым от имени командования армии, запрашивал у него координаты КП полков и дивизии, разбрасывал листовки с обращением к бойцам и командирам сдаться, утверждая, что они окружены и угрожая им голодом. В листовках, распространяемых в тылу наших войск, говорилось, что 311 сд сдалась немецким войскам и прекратила свое существование. Однако дивизия продолжала жить. В исключительно трудных условиях, часто под открытым небом, в суровые январские морозы, при недостатке боеприпасов, порой не получая по несколько дней продовольствия, части дивизии продолжали стойко и мужественно выполнять свои задачи: контролировать коммуникации противника и в то же время отражая его попытки уничтожить советское соединение".

80-я сд также перешла железную дорогу за болотом Соколий Мох. Комбат 218 сп И. Н. Николаев вспоминал:

"...Был получен приказ перейти ж/д Мга - Кириши левее р. Жарок и наступать в направлении Чудова. Предстояло преодолеть болото Соколий Мох протяженностью 15 км. Снега зимой 41-го года было очень много. Выпал он рано, еще до заморозков, и болото под снегом не везде замерзло. Проваливались даже люди, а нам предстояло перевезти тылы и батальонную артиллерию (...) Болото преодолевали без всяких помех со стороны противника: видимо, немецкое командование и не предполагало, что через него можно провести целую дивизию". 5

80-я сд действовала в тылу противника севернее Кондуи. В сентябре 1941 г. этот номер получила 1-я гвардейская дивизия народного ополчения, воевавшая под Кингисеппом и переброшенная к Волхову. Части ее пополнялись выписанными из госпиталей ленинградцами. Многим поисковикам запомнились рассказы о рейдах по тылам противника бывшей санитарки 80-й сд Ирины Васильевны Дружинской. Пока позволяло здоровье, она ездила на каждое наше захоронение останков погибших в Погостье солдат. Ее рассказы звучали и во время похорон, и за поминальной кружкой, проходящей по кругу в доме местных жителей деда Саши и бабы Нюры. Мы с трудом верили, что эта женщина пошла на фронт 18-летней девушкой и лютой зимой 41-42 гг. вытаскивала с поля боя тяжелораненых; не раз переходила линию фронта и возвращалась в полк, ведущий бои в тылу противника. Потом было ранение, госпитали, школа переподготовки и окончание войны в звании ст. лейтенанта воздушно-десантных войск. Сейчас уже нет в живых ни Ирины Васильевны, ни деда Саши, но их голоса и рассказы звучат в нашей памяти...

7 января в 54-ю армию прибывает 11-я сд под командованием г.-м. В. И. Щербакова. После жестоких боев под Кингисеппом и на Ораниенбаумском плацдарме в районе сосредоточения располагаются 219-й и 320-й стрелковые полки, остальные подразделения еще на марше. Несмотря на отсутствие штаба, артиллерийского и 163-го стрелковых полков дивизия получает приказ сменить 3-ю гв. сд и перейти в наступление. По воспоминаниям комдива, при выдвижении полков к железнодорожной насыпи, они попадают под организованный огонь противника и несут большие потери. Позднее выясняется, что малочисленные подразделения 3 гв. сд проникли между немецкими позициями в глубину обороны противника на 2,5-3 км незамеченными и радировали оттуда командиру 3 гв. сд п-ку А. Д. Краснову, что прорвали немецкую оборону и ведут бои в 3 км западнее ж/д. В принципе это было так, но, только пройдя незамеченными между опорными пунктами немцев, они сами не заметили узлов сопротивления, развернутых вдоль ж/д насыпи. Полковник А. Д. Краснов, не проверив полковые донесения, ввел в заблуждение штаб армии, и дивизия Щербакова попала под огонь.

10 января 281-я сд и 3 гв. сд с 21 часа ведут бой за овладение Погостьем. Утром 11.01 группы бойцов 13 гв. сп врываются на станцию, захватив несколько домов, но контратакой противника отбрасываются за полотно железной дороги. От полка остается 72 человека. Остальные легли на подступах к станции и спустя десятилетия мы хороним их останки.

При поисковых работах, проведенных новосибирцами в мае 1996 года, в воронке вблизи станции были найдены останки 51 воина. Одним из погибших, установленный по медальону, был красноармеец Сергей Филиппович Сазонов, 1916 г. р.

13 января 1942 г. начинается наступление войск Волховского фронта, созданного 16 декабря 1941 г. после освобождения Тихвина. Части 4, 59, 2 ударной армий наступают через Волхов в западном направлении. Успех сопутствует только 2-й ударной армии в районе Мясного Бора. Ей удалось продвинуться в глубь территории, занятой противником, на 75 км - до Витебской ж/д. В феврале наступление затормозилось и задача ограничилась ударом на Любань, где 2 УА ВФ должна была соединиться с 54 армией Ленинградского фронта. Командующий Волховским фронтом генерал армии К. А. Мерецков позже напишет: "Не удалось нам найти верные способы оперативного взаимодействия между армиями Волховского и Ленинградского фронтов. В результате удары фронтов пошли по расходящимся направлениям и не совпали целиком во времени. Гитлеровцы получили возможность отражать наши удары поочередно и осуществлять подвод из тыла оперативных резервов (...) Позже начали наступательные действия бойцы 54-й армии Ленинградского фронта. Оторванная от других армий своего фронта, 54-я армия не смогла четко взаимодействовать с ними. Ее войскам следовало бы взаимодействовать с войсками ВФ, со своими непосредственными соседями, однако нам эта армия не подчинялась..." 6

О том, что 54 А Ленфронта ведет тяжелые наступательные бои, но наносит удар совсем в другом направлении - навстречу 55-й армии Ленинградского фронта, а не навстречу 2 УА ВФ, где наметился успех, рассказывает в своих воспоминаниях г.-п. В. С. Коробченко, в 1942 г. - полковник, заместитель командующего артиллерией 54-й армии.

"...Ударная группировка 54-й армии, развернувшись в полосе Вороново - Малукса, начала тогда наступление в общем направлении на Тосно (...). Вражеские дивизии оборонялись на узких полосах от 5 до 10 км (...) Непрерывно валил снег, покрывший толстым слоем и без того редкие дороги, вдоль которых, главным образом, располагались боевые порядки нашей артиллерии, что, конечно, снижало эффективность ее огня". 7

В своей книге "На приморских флангах" командир 11 сд В. И. Щербаков так описывает данное наступление: "Главный удар армия наносила (...) 281, 3-й и 285-й стрелковыми дивизиями. Хорошо укомплектована была только 11 сд. Остальные дивизии, понеся перед тем большие потери, были очень малочисленны. По этой причине 3-я гв. сд фактически не наступала. С самого начала операция была обречена на неудачу. Безответственно отнесся к организации боя и взаимодействия ударной группировки штаб армии. Каждая дивизия выступала в отведенной ей полосе по своему усмотрению вне связи с планом операции. Мне совершенно было непонятно, кто же должен был организовать наступление ударной группировки армии? Ни перед наступлением, ни в ходе его, никто из представителей штарма в нашей дивизии не появлялся. Все управление шло по телефону..."

Вот что записано в журнале боевых действий 13 гв. полка: "13 января - три неудавшиеся атаки; 14 января - удалось просочиться за линию ж/д, вступили в рукопашный бой, но были отброшены; 15 января - из трех батальонов скомплектован один с наличием активных штыков - 8 (!) человек; 16 января - полк получил пополнение - 170 чел.".

Аналогичное положение было во всех дивизиях, принимавших участие в наступлении.

"Соединения армии вели бои с противником по всему фронту. Прорвать оборону не смогли и фактически занимают прежнее положение. 285-я сд 14 января передовыми подразделениями овладела разъездом Жарок, но была выбита и отошла. (...) 281, 3 гв., 11, 285 сд понесли значительные потери. (...) Планы операции не были разработаны, разведка осветила район недостаточно, рекогносцировки проведено не было в связи с малым временем на подготовку операции", - записано в журнале 54-й армии.

Комдив-11 г.-л- В. И. Щербаков вспоминал: "...Мы понапрасну теряем людей, потому что каждый воюет сам по себе. Чем меньше становится людей и средств подавления в дивизиях, тем должна быть сильна организация. Это непреложный закон. У нас же пока все наоборот. И так каждый день, а продвижения нет. До 16 января 11 сд безуспешно вела атаки на позиции противника. Подразделения таяли. Конечно, и противник нес потери. Когда мы перевалили через ж/д, красноармейцы увидели целые штабеля, сложенные из трупов немецких солдат. Однако без продвижения вперед свои потери казались большими. Особенно трудно было преодолеть полосу отчуждения и взобраться на насыпь ж/д. Люди шли по пояс в снегу, карабкались на насыпь с возгласами: "Дадим хлеб ленинградцам!" Скатывались обратно вниз и вновь подымались в атаку. В полках оставалось все меньше людей. Сосед справа 3-я гв. сд уже не атакует, все лежат в снегу и с места ведут огонь по врагу. Сосед слева - 281-я сд - тоже не имеет успеха (...) На 15 января в полках 11 сд оставалось от 60 до 150 активных штыков. Операция закончилась неудачей. Оборона противника прорвана не была (...) Каждый день с утра начинался жиденькой артподготовкой, потом давался залп "Катюшами". Затем пехота поднималась и шла в атаку. Так повторялось изо дня в день..." 8

Велика цена, заплаченная нашими солдатами. Сколько их погибало в этих непрерывных атаках на немецкие позиции! Каждый день уносил десятки жизней в полках, сотни в дивизиях, тысячи - в армиях! Вот что пишет знаменитый писатель-фронтовик Василь Быков: "Людей никто не жалел. Всё на фронте было лимитировано, все дефицитно и нормировано, кроме людей. Из тыла, из многочисленных пунктов формирования и обучения непрерывным потоком шло к фронту пополнение - массы истощенных, измученных муштрой людей, кое-как обученных обращаться с винтовкой, многие из которых едва понимали по-русски..."

После многодневных, не принесших успеха боев, Щербаков решает атаковать противника неожиданно, ночью. На участке 3 гв. сд восточнее Погостья, согласовав свои действия с командованием армии, саперы 26-го саперного батальона 11 сд закладывают взрывчатку под один из немецких блиндажей на насыпи ж/д. В ночь с 17 на 18 января 42-го года в проход, образовавшийся после взрыва, устремляются бойцы 163 сп, за ними уходят подразделения 320-го и 219-го сп. Оборона противника была прорвана, но наступление 11 сд никто не поддержал.

"К исходу 20 января в полках осталось совсем мало людей, - пишет В. И. Щербаков. - В 163 сп было 60 активных штыков, в 320-м - 32. Плацдарм в обороне противника нами был расширен до 2,5 км по фронту и 3 км в глубину. Дальнейшее расширение плацдарма силами 11 сд стало почти невозможным. Сосед справа - 3 гв. сд - не продвинулась ни на шаг, так же сосед слева". Далее Щербаков в своих воспоминаниях открывает действительно сенсационные известия: "...Или возьмем приказ по армии № 085 от 24.01.42 г. В нем говорилось: "Армия, овладев Погостьем, продолжает наступление на Костуя". Здесь явная ошибка: Погостье оставалось у противника до конца первой декады февраля. 24 января перед Погостьем находилась без продвижения 3 гв. сд (...) Командир 3 гв. сд Краснов докладывал в штаб армии, что его части находятся на западной окраине Погостья. Мой КП находился недалеко от Погостья, и я хорошо видел, что на западной окраине Погостья - немцы. Я вызвал к себе командующего артиллерией п-ка Алферова и предложил ему подойти к стереотрубе - посмотреть, кто на западной стороне Погостья. Алферов улыбнулся и ответил, что не только западную окраину, но и все Погостье занимают немцы. Я приказал сделать огневой налет по западной окраине Погостья. Спустя пару часов я спросил комдива Краснова по телефону, не было ли жалоб от подчиненных о потерях после артналета. Краснов ответил, что его подразделения никто не обстреливал. Я сказал шутя: - Видимо, ты перепутал стороны света. На западной окраине Погостья находятся немцы..."

А архивные документы подразделений и самой армии повторяют другое: Погостье - наше. 18.01.42 г. в журнале боевых действий 13-го гв. сп сказано: "...полк развивал дальнейшее наступление и овладел ст. Погостье".

В документах штаба 54-й армии: "В течение дня 3 гв. сд с 122 тбр ... продолжают вести ожесточенный бой, переходящий в рукопашные схватки южнее ж/д полотна и на сев. окраине д. Погостье..."

Работая с воспоминаниями участников боев за Погостье, я ни разу не встречал даты полного освобождения ст. Погостье от немцев. В то тяжелое для всех время порой пытались выдавать желаемое за действительное. Поэтому я больше верю словам очевидца событий - г.-л. В. И. Щербакова. Ведь именно за этот прорыв немецкой обороны командование Ленфронта наградило его орденом Боевого Красного Знамени.

В 1996 г. мы нашли в воронке под Погостьем останки 19 наших бойцов, монеты 30-х годов, ложки, нательный крестик, звездочки с головных уборов, 4 медальона. Один из медальонов принадлежал красноармейцу 13-го гв. сп Чемову Петру Кирилловичу, родившемуся в 1920 г. в г. Урюпинске Сталинградской области. Удалось найти двоюродную сестру Петра Кирилловича Анну Андреевну Чемову. Вот что она написала:

"Получила Ваше письмо. Вы не представляете, какое это было удивление, что есть ребята, ведущие поиск всех молчаливых героических людей, которые уже ничего не могут о себе сообщить, потому что их нет в живых. И мы, родственники Петра Кирилловича Чемова, ничего не знали о нем до получения письма от Вас, ибо извещения о его гибели не было. Теперь, узнав, что Петя погиб за Родину, мы по своему старому обычаю, по-крестьянски будем его помнить".

В соседней воронке был найден стрелок того же 13 гв. полка Сергей Прохорович Чуранов 1903 г. р., призванный Завьяловским РВК Удмуртской АССР.

В ночь с 19 на 20 января командование 54 армии направило пополнение для действующей в тылу противника 311 сд в количестве 203 человек. За день боев потери 54-й армии составили 847 человек убитыми и ранеными, 122 тбр потеряла 11 танков. Для развития наступления на исходные рубежи выдвинута 177-я сд, расположившаяся правее 3-й гвардейской.

22 января по всей протяженности ж/д полотна, где с ним соприкасались части 54 армии, шел жестокий бой. Каждый раз наши попытки перейти в атаку отражались противником. В расположение 311 сд на южную сторону ж/д перешел отряд из 214 человек, который, как говорится в донесении, "протащил с собой лошадь в маскировочном халате и на руках через полотно ж/д - сани, груженые минами".

24 января. Запись в журнале боевых действий 54-й армии: "...1017 сп, находившийся у высоты 55,0, два дня не получал продовольствия и боеприпасов. По словам двух радистов, вышедших из р-на расположения полка, комполка принял решение отходить назад мелкими группами". В этот день части 80-й сд сдали свой участок 198 сд, сосредотачивающейся для ввода в бой у Погостья. 218 сп 80-й сд, оставшийся на южной стороне насыпи, в течение нескольких дней пытается пробиться на соединение с дивизией.

27 января согласно приказу 54-й А № 085 от 24.01 группа центральных дивизий (281, 177, 11, 285 и 3-я гв. сд) вновь наступала по направлению Виняголово. В резерве - 80-я сд, бригада морской пехоты, 2-й лыжный полк. Немцы встретили наступающие части пулеметным и минометным огнем. 281-я сд была остановлена севернее железной дороги. 177-я сд только одним 486-м полком ведет бой за овладение опушкой леса на ю.-з. окраине Погостья. Ввиду сильного огня минометов от отметки 55,0 и фланкирующего пулеметного огня от моста через р. Мгу батальоны 13 гв. сп 3 гв. сд продвижения не имели, как и 11-я сд. 281-я сд осталась на исходных позициях. Из тылов противника вышло управление 311 сд, 1071 и 1069 сп с частью 2-го лыжного полка. 1067-й полк не вышел.

28 января. С рассвета части армии вновь пошли в наступление и снова - "продвижения не имели..." Лишь 163-й сп 11 сд ночной атакой овладел мостом через Мгу в 500 м ю.-з. Погостья. В 486-м полку 177-й сд осталось 17 штыков.

29 января. 13 гв. сп выполняет боевой приказ № 11 - 1-й сб своим огнем содействует продвижению правого соседа (502 сп 177-й сд) и продолжает уничтожать огневые точки противника на южной окраине Погостья. 2-й сб, оседлав дорогу Виняголово-Погостье, закрепился и ведет активную разведку.

31 января. 13 гв. сп, пополнившийся за счет 435 и 505 сп 3 гв. сд, придан 80 сд. С 5 00 связь со 2-м батальоном прервалась..."

3 августа 1991 года в 50 м на с.-з. от платформы Погостье поисковым отрядом "Слезы матерей" под руководством Александра Синицина была найдена большая авиационная воронка, оборудованная под братскую могилу, полностью заполненная останками наших солдат. Извлечены останки 52 бойцов. Двое из них значились пропавшими без вести, а красноармеец Слепов Александр Степанович, 1920 г. р. - погибшим 29.01.42. Он проходил службу в 435-м сп 3 гв. сд. Погибшим значился и НШ этого полка Александр Семенович Киселев.

25 августа 1997 года в 500 м с.-з. Погостья на торфяном болоте была найдена воронка. Поисковики из Новосибирска обнаружили в ней останки 21 воина в зимнем обмундировании. Два найденных медальона оказались заполнены на уроженцев Любытинского р-на Ленинградской (ныне - Новгородской) области. Зная, что там формировалась 281-я сд, мы предположили, что это бойцы одной дивизии. На это указывало и место, где проходила полоса наступления 281-й сд в декабре 41-го - январе 42-го года. Красноармеец Федоров Матвей Николаевич 1901 г. р. значился пропавшим без вести, а командир отделения Кубачков Николай Семенович 1903 г. р. - погибшим под Погостьем 30.01.42. На торжественном захоронении найденных останков 1.09.97 г. приехали в Погостье дочери обоих солдат, разысканные работниками Любытинского РВК. Они привезли сохранившееся письмо Кубачкова с адресом полевой почты 816 сп 281 сд.

1 февраля 1942 г. в район Погостья вышел из окружения за железной дорогой 218 сп 80-й сд. Сильно поредевшая 311-я сд выведена в район сосредоточения к д. Бабино. Решением командарма-54 левофланговые 198 и 115 сд начали пробиваться к д. Дубовик - во фланг погостьевской группировке противника. В р-не ст. Погостье 1064 сп 281 сд отчистил от немцев 150 м железнодорожного полотна, проделав один проход в насыпи. Немцы неоднократно предпринимают контратаки.

3 февраля. 13 гв. сп 3-й дивизии сдал согласно приказу занимаемый участок 502-му сп 177 сд. Его 2-й батальон, находящийся в окружении за железной дорогой вместе с 320 сп 11 сд, пытается пробиться к отметке 55,0. Отрезанным подразделениям выброшено самолетами 12 ящиков с боеприпасами и 15 ящиков - с сухарями. Подтверждения об их получении не поступило.

281-я сд сдала свой участок и передала личный состав и материальную часть на пополнение 177-й сд. 80-я сд передала свой личный состав на пополнение 11-й сд и выведена из боя вместе с 281 сд. Ночью немцы выбили подразделения 285-й сд из прохода в насыпи.

Наступление 198-й и 115-й сд успеха не имело. 198-я сд в районе р. Жарок - Канава была встречена сильным пулеметным огнем и понесла большие потери. В 1029 сп погибли все три комбата, были убиты командир и комиссар 1027-го полка.

502 сп 177 сд наступал на Погостье с востока через р. Мгу. День за днем в кровопролитных атаках бойцы пытались зацепиться за противоположный берег реки. Подтверждением того, что им удавалось перебраться на другой берег, послужила находка смертного медальона при останках солдата на западном берегу в августе 1992 г.

В воронке в 50 м от реки поисковики обнаружили останки четверых бойцов и медальон. На двух лоскутках бумаги, скрученных в трубочку и вложенных в капсулу, четко читалось: "ППС 676 502 сп, 2 сб, 6 рота, 1 взвод, Баранов Павел Дмитриевич, 1907 г. р. Адрес жены: Тамбовская область, Красивский р-н, к-з им. Молотова. Баранова Валентина Игнатьевна". В ЦАМО П. Д. Баранов значился пропавшим без вести в декабре 1941 г., хотя 502 сп 177 сд появился под Погостьем только в январе. Удалось отыскать 82-летнюю жену погибшего Валентину Игнатьевну и дочь Раису Павловну, которым сообщили о последнем бое их мужа и отца.

4 февраля 13 гв. сп в составе 3 гв. сд выведен в резерв армии по маршруту Погостье - Гороховец - Волхов. Окруженные противником 320 сп 11 сд и подразделения 3 гв. сд продолжали бои в районе отметки 55,0.

Прочитав донесения о совместных боях в окружении 320 полка и подразделений 3 гв. сд, становится ясно, почему один из найденных в 1989-м г. солдат значится по донесениям двух разных полков. Так, красноармеец Василий Иванович Иванов, родившийся в г. Ржеве, чьи останки были найдены в воронке в 400 м южнее Погостья, и опознанный по медальону, значится погибшим 4 февраля 1942 г. Донесения о его гибели с одинаковой формулировкой "труп оставлен на поле боя" поступили из 320 сп 11 сд и 565 ап 3-й гв. сд.

В мае 1992 г. в районе поляны в 1-м км ю.-в. ст. Погостье поисковики отряда "Слезы матерей" нашли в воронке останки ст. л-та. На суконной гимнастерке сохранились петлицы с кубиками и медицинской эмблемой. При погибшем был смертный медальон с полуистлевшим вкладышем. С помощью судебно-медицинских экспертов удалось прочесть следующее: "...тров Серафим Иванович 1915 г. р., ст. военфельдшер. Адрес семьи: г. Ленинград". В 1994 г. в картотеке ЦАМО удалось найти карточку, установившую полное имя: "ст. л-т Петров Серафим Иванович 1915 г. р., ст. в/фельдшер 153 сп 80 сд, ур. Великолукской обл., призван Свердловским РВК Ленинграда". К карточке была приколота записка полевой почты 418. "Уважаемая тов. Чернышева! Сообщаем Вам, что ст. в/фельдшер Петров С. И. погиб смертью храбрых в бою за ст. Погостье. 4.02.42 г. тов. Петров ушел на КП с докладом к начальнику штаба. Только он вышел из блиндажа, как взорвалось несколько мин, и осколком мины он был смертельно ранен в голову. Полк потерял прекрасного воина в борьбе за свободу Родины. Нач. санслужбы 153 сп в/врач Иванов".

6-7 февраля части 11 сд пытались пробиться к отметке 55,0 Для соединения с отрезанными подразделениями дивизии, но были остановлены шквальным огнем противника.

8 февраля части 54-й армии готовятся к очередному наступлению. 281, 80 сд и 122 тбр сосредотачиваются в 1 км западнее отметки 52,4, 311-я сд - в 2 км с.-в. ст. Погостье. В книге П. Лукницкого "Ленинград действует" за 8 февраля записано: "...А на передовых, в р-не ст. Погостье и вдоль ж/д идет денно и нощно бой - затяжной, пока не слишком напряженный; идет штурм немецких позиций. По ним бьет артиллерия, долбят штыком и гранатой вражеские блиндажи пехотинцы. Ходят в тыл к немцам лыжники. Мы ждем начала решительного наступления..."

11 февраля 1942 года в 12 00 началось наступление 311-й сд. Эта дивизия, приведя себя в порядок после месячного пребывания в тылу противника, теперь введена в прорыв в р-не ст. Погостье. В воспоминаниях красноармейца 1067 сп М. Воробьева записано: "Не знаю, как воспринимается слово "Погостье" сейчас, но тогда оно именовалось мясорубкой. Здесь мы и вели бои. Мои товарищи совершали подвиги, но я не знаю их имен".

1069 сп с танками 122-й тбр продвинулся на 300 м западнее Погостья. 1071-й, действуя восточнее станции, установил локтевую связь с 320 сп 11-й сд сев. отметки 55,0. За 11 февраля наши потери убитыми составили 185 чел., ранеными - 439. А в дневнике Лукницкого: "...Но наступление сорвалось. Под бешеным огнем противника части 311 сд залегли на северной окраине д. Погостье, 177-я и 11-я сд остались на своих местах, а 122-я тбр, в которой два танка оказались подбиты и один сгорел, отошла обратно за линию ж/д". Далее П. Лукницкий размышляет о целесообразности боев за Погостье: "Мне не совсем ясно, почему надо штурмовать немецкие позиции именно здесь, в Погостье, вокруг которого немцы хорошо укрепились (...) Разве нельзя прорваться сквозь насыпь ж/д в каком-либо другом, менее укрепленном и неожиданном для врага месте (...)? Ведь вот же ищут и находят себе проходы, действовавшие в немецком тылу? Лучше всех это знает командир 311 сд п-к Бияков! (...) После жестоких наступательных боев есть в армии такие части, от которых, кроме номера, почти ничего не осталось (...) - десятка полтора активных штыков. (...) Линия ж/д пути Кириши - Мга только в 3-х местах пересечена дорогами - у Погостье, Березовки да у Посадникова Острова (...) Именно здесь и пробиваем себе проходы мы (...) Всюду в других местах - густые болотистые леса, трясинные болота да торфяники (...) Если удастся развить успех, то наши части выйдут через Виняголово, Костово и Шапки к Тосно, сомкнуться там с частями 2-й ударной армии..."

Об этих боях, посещая полки 311 сд, Всеволод Вишневский писал: "...Они штурмовали в лоб дзоты на ж/д линии. Тридцать пять минут шла рукопашная схватка. Вятичи одолели врага! Шапки на ухо. А мать их на... И в драку. Находили сцепившиеся трупы наших и фашистов..."

С немецкой стороны район Погостья занимали части: западнее - 1-й батальон 22 пп 1-й пд, южнее - 2-й батальон, ю.-в. - 1-й батальон 333 пп 225 пд, восточнее - 1-й батальон 423 пп 212 пд.

12 февраля 502 сп 177-й сд, имея всего 80 активных штыков, овладел с утра траншеей противника, днем был выбит из нее контратакой немцев, а в 17 30 вновь захватил траншею. Подразделения 311-й сд, организовав тесное взаимодействие с танками, вели бои внутри оборонительной полосы противника. "Танк подходил к блиндажу и в упор расстреливал его, либо прикрывал амбразуру ДЗОТа, а бойцы забрасывали через трубу или дверь ручные гранаты, либо врывались внутрь блиндажа и в рукопашном бою уничтожали фашистов", - так описаны совместные действия танкистов и пехотинцев в журнале боевых действий 54-й армии.

13 февраля в подчинении 54 А прибывает 124 тбр под командованием п-ка А. Г. Родина, имеющая в своем составе 46 танков КВ, прибывшая по льду Ладоги из Ленинграда.

15 февраля. Из тылов собираются все, кто может держать оружие. С поступающим пополнением поступают ленинградцы, выписанные из госпиталей. В 177-й сд - 200 активных штыков, в 311-й - 238, в 11-й - 107. Из тылов дивизии и армии изъято и передано в линейные подразделения: в 177-ю сд - 166 бойцов, в 285-ю - 43, в 311-ю - 388 человека, в 11-ю сд - 111 чел. Пополнение, прибывшее в 80-ю сд из Ленинграда, значительно истощено: из 506 чел. 66 отправлены в медсанбат.

16 февраля в направлении р. Дубок - Виняголово наступает 1029 сп 198-й сд во взаимодействие с танками 124 тбр. В журнале боевых действий 124-й бригады записано: "Противник не ожидал такого количества танков, его пехота бежала из окопов, но ДЗОТы жили, пока не были подавлены танками. Потери бригады: подбито 6 КВ, не установлено место нахождения 4-х танков КВ, застряло в реке и воронках 5 КВ, убито 10 чел.

2-я рота 486 сп вместе со сводным батальоном 502 сп (177 сд), сломив сопротивление противника, вышла на восточный берег ручья Дубок. 311-я сд с танками 122 тбр после упорного боя вышла к р. Мге фронтом на юго-запад. 320 сп 11 сд с танками 122 тбр занял траншеи и две землянки противника. После ухода танков на заправку немцы контратаковали и вернули взятый рубеж. Из р-на Шалы противник подбросил подкрепление силою до батальона 23 пп 11 пд и сдерживает наше наступление. На участке 311 и 198-й дивизий введен в прорыв 2-й лыжный полк.

17 февраля части 54 армии, приведя себя за ночь в порядок, утром начали наступление навстречу 2-й ударной армии, пробивающейся от Красной Горки. 311-я сд двумя полками вышла на южную опушку леса восточнее отметки 56,0. 1071 сп, скованный огнем противника, продвижения не имел. На участке наступления 1069 сп в захваченных немецких траншеях были взяты в плен несколько солдат, вышедших с поднятыми руками и возгласами: "Русс, прости..." 320 сп 11 сд, овладев высотой 55,0, соединился с отрезанной группой бойцов и эвакуировал 85 раненых.

Весной 1998 года поисковики из Новосибирска обнаружили в 600 м с.-з. станции Погостье большую воронку с останками 35 наших солдат. Воронка до краев была залита водой и болотной жижей. Два дня ребятам пришлось сооружать плотины и откачивать воду, но труд не пропал даром. Были найдены 3 медальона и одна интересно подписанная ложка: "Поликарпов Павел Федорович 1920 г. р., мобилизован Спасским РВК 8 апреля 1941 г.". Находя такие вещи, невольно благодаришь солдата, оставившего столь подробные надписи. В Книге Памяти Нижегородской области мы сразу нашли данные о погибшем. Павел Федорович значился погибшим в бою за Погостье 17.02.42. В ЦАМО установили, что Поликарпов был номером орудия 124-го мотострелкового батальона 124-й тбр.

Другой погибший с медальоном - Николай Алексеевич Гришановский, мобилизованный Володарским РВК Ленинграда, тоже номер орудия, только 706-го сп 177-й сд, был убит 18.02.42 г.

18-20 февраля состоялись неудачные попытки наступления 124-й тбр с пехотой 198-й сд и опоздавшими батальонами 6-й бмп на Виняголово. По решению командарма-54 направление главного удара меняется. Теперь 311-я и 11-я сд, 6-я бмп, 124-я и 122 тбр наступают на д. Шала. Об этих боях вспоминает комдив-11 В. И. Щербаков. "В первой декаде февраля командарм передал 11-й сд 6-ю бмп и несколько танков. 6-я бригада морской пехоты (250 активных штыков - примечание автора) развернула наступление правее 11-й сд. Это была существенная помощь".

Теперь стало ясно, почему в графе "воинское звание" на смертном медальоне погибшего архангелогородца Виктора Васильевича Чиркова, учтенного по 11-й сд, значится "краснофлотец".

Бывший командир отделения 26-го саперного батальона А. Г. Голубицкий так описывает эти бои: "В двадцатых числах февраля 1942 г. 11-я сд перешла в наступление западнее д. Шала. Но, встретив яростное сопротивление гитлеровцев, наши части вынуждены были остановиться. Фашисты располагали здесь прекрасно оборудованными опорными пунктами, состоявшими из блиндажей, дзотов, траншей, проволочных заграждений, минных полей. Атаковать, хорошо не зная системы огня и заграждений, значило посылать людей на верную гибель". 9

21 февраля. В районе ручья Дубок противник атаковал подразделения 177-й сд, был отброшен 502-м полком. На дороге Виняголово - Погостье немецкие танки ворвались в расположение 198-й сд, нашим частям удалось отбить атаку, подбить один танк. На 1069 и 1071 сп 311-й сд противник наступал в районе д. Шала с 3-х направлений, атаки отбиты. Переброшенные из-под Виняголово подразделения 124-й тбр пытались овладеть стыком дорог восточнее Шалы. В журнале боевых действий бригады записано: "Противник выбивался из опорных узлов сопротивления с большими для нас потерями. К исходу дня на с.-в. окраине поляны "Сердце" термитным снарядом из засады сожжен танк командира роты ст. лейтенанта Большакова, экипаж полностью сгорел". А вот что вспоминает С. А. Панов, в 42-м году офицер для особых поручений командующего ВФ. "Наступать приходилось по лесам и болотам, где невозможно сманеврировать, использовать танки на полную мощь. Глухие чащи затрудняли наблюдение за полем боя, давали ряд преимуществ обороняющимся вражеским войскам".

22 февраля. Частям 11-й сд поставлена задача наступать в ю.-в. направлении к ж/д и обойти своим правым флангом противника перед 285-й сд. В результате тяжелого боя подразделения дивизии оседлали грунтовую дорогу Погостье - Сараи в районе поляны "Сердце".

В августе 1997 г. в воронке у ж/д при останках погибшего красноармейца был обнаружен смертный медальон. "Мезенцев Михаил Елизарович 1905 г. р., В.-Курья Молотовской обл., 8-я линия, 73, призван Кагановичским РВК г. Молотова". На наш запрос Пермский РВК ответил: "Рядовой 11-й сд Мезенцев М. Е. пропал без вести в июле 1942 г." Поисковикам из Новосибирска удалось разыскать сына погибшего и передать ему медальон отца. Данила Михайлович рассказал, что родители его перед войной разошлись. При отправке на фронт отец зашел попрощаться, и Данила, тогда 10-летний мальчик, не простивший отца за уход от семьи, выкрикнул ему в лицо: - Чтоб ты погиб! Когда в их дом пришло извещение, что отец пропал без вести, сын посчитал, что эти, сказанные сгоряча слова, убили отца, и он мучился своей виной всю жизнь. Когда поисковики передали ему записку, написанную отцовской рукой, Данила Михайлович сказал: - Отец простил меня...

23 февраля 1071 полку 311 сд удалось выбить немцев из окопов на развилке дорог в 2 км западнее Шалы. 25-26-го немцы пытаются сбросить наших с развилки. За этот период в 124-й тбр было подбито 13 танков КВ, 4 КВ пропали без вести, убито 124 и ранено 245 человек, 26 танкистов пропали без вести.

В 1989 г. поисковиками отряда "Слезы матерей" здесь были обнаружены останки 14 бойцов и медальон сапера мотострелкового батальона бригады Андрея Матвеевича Крюкова, уроженца Рязанской области, призванного Коминтерновским РВК г. Москвы. Он значится погибшим 23.02.42 г.

Вспоминает ветеран ВФ Н. Н. Никулин. "В армейской жизни под Погостьем сложился своеобразный ритм. Ночью подходило пополнение - тысяча, две, три тысячи человек. То моряки, то маршевые роты из Сибири, то блокадники. Их переправляли по замерзшему Ладожскому озеру. Утром, после редкой артподготовки они шли в атаку. Двигались черепашьим шагом, пробивая в глубоком снегу траншеи. Да и сил было мало, особенно у ленинградцев. Снег стоял выше пояса, убитые не падали, застревая в сугробе. Трупы засыпало свежим снежком. На другой день была новая атака. И все-таки Погостье мы взяли: сперва станцию, потом деревню. Вернее, места, где все это когда-то было. Пришла дивизия вятских мужичков, низкорослых, кривоногих, жилистых, скуластых. Полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев и продвинулись метров на пятьсот. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус. Но перед ним встали новые укрепления..."

Каждый день, по несколько раз, наша пехота поднимается в атаки. Несмотря на глубокий снег, незамерзающие болота, летящие осколки и пули, русские солдаты идут вперед, освобождая родную землю. Гибнут роты, батальоны, полки - за каждым из этих слов стоят чьи-то судьбы, имена и лица. Уходят в небытие чьи-то сыновья, братья, отцы...

Фронтовой корреспондент П. Лукницкий так описывает поле боя: "...Перед моими глазами - те, кто за минувшие два-три часа остался лежать в глубоком, изрытом снегу. Разгоряченный, усталый, упорно стремившийся вперед, а сейчас схваченный морозом и уже заледеневший боец, политрук, командир... Сколько их таких осталось позади танков? На металле сжимаемого в руках оружия еще белеет кристаллизованный пар их дыхания, а их самих уже нет: они выполнили свой насущный долг перед Родиной до конца. Сегодня ночью похоронные команды, углубив взрывами фугасов мерзлую землю воронок, предадут их земле, и живые навсегда назовут их героями Отечественной войны, павшими..."

Как жаль, что живые, назвав погибших в этих боях героями, забыли о них. Забыли сразу после боя, потом после войны и не вспоминают спустя десятилетия после их гибели. Сотни тысяч убитых остались лежать на полях сражений. Сотни тысяч павших действительно героями получили ярлык "пропавших без вести". Их семьи стали изгоями в своем народе. Пропал без вести - страшная неведомая пустота. Сколько горя и страданий принесли эти слова! Страна негласно разделилась на два лагеря: одни до сих пор ищут "концы" своих исчезнувших отцов и братьев, другие давно списали их, будто и не жили эти люди на земле, и не добывали ценой своих жизней нашу Победу. Эти другие, обличенные властью, проводят мелиорации, запашки, лесопосадки в местах, где лежат сотни незахороненных героев.

26-27 февраля части 11-й сд и 6-й бмп, контратакованные противником, отошли в район полян "Сердце" и "Фигурная" от завоеванных позиций. Но 28-го войска 54-й армии вновь перешли в наступление. В район Погостья выдвинута 80-я сд, которая после ночного марша вступает в бой на правом фланге 11-й сд севернее Погостья с танками 16-й тбр, но из-за сильного огня противника продвижения не имеет. Не продвинулись и части 11-й и 311-й сд, а также 6-я бмп, в которой осталось всего 30 активных штыков. На фронте появился новый батальон 43 пп 1-й немецкой пехотной дивизии, переброшенной с Невского направления.

16-я танковая бригада, потеряв в боях почти все танки и передав уцелевшие 122-й тбр, вела оборонительные бои в пешем строю. В конце февраля, получив из осажденного Ленинграда 7 танков КВ, 17 БТ-7, 6 Т-26 и 21 бронеавтомобиль, 16-я бригада под командованием п-ка И. Н. Барышникова получает задачу поддерживать наступление 80-й сд, потерявшей за 2 дня убитыми 392 чел.

1 марта части 54-й армии наступают вдоль грунтовой дороги Погостье - Шала; 311-я сд на правом фланге прикрывает наступление со стороны болота Ковригина Гладь; 11-я сд наступает на левом фланге, но, контратакованная противником с танками, вынуждена отойти. 2-й лыжный полк ведет бои в 2-х км с.-в. д. Кондуя. В тылу армии сосредоточиваются для наступления 275-й и 276-й олб. 5 марта 275 олб - в 500 м сев. Погостья, 276-й выходит в район расположения 2-го лыжного полка. 281-я сд выходит в район ю.-в. д. Малукса. 80-я сд сдает свой участок обороны 198-й и 281-й сд. Перед фронтом 311-й сд появляются подразделения немецкой 96-й пд, переброшенные с Мгинского направления.

9 марта части 54-й армии вновь перешли в наступление. Полки 281-й сд наступают из района ю.-з. Погостья, противник начал обход. В 1-м км южнее ст. Погостья пробивает вражескую оборону 198-я сд. В журнале 124-й тбр, поддерживавшей наступление 3-го и 1027 полков этой дивизии, записано: "Отход противника превратился в бегство. Из-за невозможности забрать с собой имущество, противник подрывал землянки, а на углу поляны "Сердце" был взорван склад боеприпасов, до этого охраняемый танками".

В это же время по полкам 198-й сд рассылается распоряжение комдива. "По-прежнему наблюдается несвоевременная уборка трупов убитых и их захоронение. Командир дивизии приказал: 1) В трехдневный срок произвести уборку и захоронение убитых бойцов и командиров, для чего 349-му саперному батальону выделить команду в количестве 15 чел. и одного среднего командира. 2) Район уборки - граница слева "КЗ", Шала, ю.-в. угол рощи "Утка". Трупы убитых фашистов сложить в штабеля и сжечь. 3) Контроль за исполнением возлагаю персонально на начальника санитарной службы".

Воронки со скинутыми в них трупами наших солдат мы находим до сих пор, а в похоронках, хранящихся в семьях погибших, сказано: "Похоронен с отданием воинских почестей в районе ст. Погостье".

Первый раз формулировку о сжигании трупов немецких солдат я встретил в документах 11-й сд. В донесении начальника погребальной команды записано: "С 25 марта по 10 апреля 1942 г. похоронено по прилагаемым спискам 66, не опознанных - 785. Кроме того, сожжено 133 трупа немецких солдат".

Нельзя сказать, что таковое сожжение было возведено в государственный ранг. В апреле 1942 г. было принято постановление Комитета обороны СССР № 1517, в котором указывалось: "Обязать исполкомы областных и местных Советов депутатов трудящихся: а) организовать из местных граждан специальные команды, силами которых провести на территории районов сбор и погребение трупов вражеских солдат и офицеров; ликвидировать неприятельские кладбища и отдельные могилы; места для захоронения трупов вражеских солдат и офицеров отводить вдали от населенных пунктов и братских могил бойцов и командиров Красной Армии".

Да где же было взять в прифронтовой полосе местные власти, если многих деревень и их населения больше не существовало?

Удивляют и цифры наших потерь в приведенном донесении: 66 опознанных и 785 неизвестных. Возможно, у многих не было смертных медальонов, но красноармейские книжки, военные билеты, другие документы - кто их смотрел? А ведь инструкция по погребению гласила: "Перед захоронением начальник команды производит опознание и учет всех трупов бойцов, командиров Красной Армии и гражданского населения. Опознание производится по медальонам или другим документам (...) Ведется книга "Именной список трупов командиров, бойцов Красной Армии и гражданского населения" (...) с указанием места их захоронения (...) При расформировании команды книга сдается... председателю местного Совета депутатов трудящихся". Интересно, сохранилась ли хоть одна такая книга в каком-либо Совете? И в Центральном архиве книги погребения неточны и неполны, а все неопознанные трупы, похороненные в далеком 1942-м году, до наших дней считаются пропавшими без вести.

Но вернемся к боям под Погостьем. 10 марта подразделениям 285-й сд удается преодолеть ж/д насыпь у разъезда Жарок. На участках 281-й, 198-й и 11-й сд сопротивление противника также сломлено.

11 марта немцы, отойдя на подготовленный рубеж к отметке 55,8 - Шала оказывают упорное сопротивление наступающим частям. 198-я сд при поддержке танкистов 124 тбр ведет бой за развилку дорог, 11-я сд - бой в лесу с автоматчиками с.-з. Шалы. 80-я сд, пройдя через тылы 311-й и 281-й сд, ввязалась в бой с неликвидированными группами автоматчиков в тылу этих соединений.

В книге С. С. Смирнова "Рассказы о неизвестных героях" есть очерк о жизни и подвиге санинструктора 1066 сп 281-й сд Татьяны Ильиничны Раннефт. Описывая сражения у Погостья и разъезда Жарок, писатель заключает, что каждый, прошедший через эти бои, а тем более погибший, достоин звания Героя. Люди в солдатских шинелях, никогда прежде не слышавшие названий этих полустанков, поднимались в атаку, и по грудь утопая в снегу, шли вперед и падали разгоряченными лицами в снег, простреленные навылет немецкими орудиями...

12 марта введенная в бой свежая 294-я сд при поддержке танков 16 тбр одним ударом овладела д. Шала и пытается наступать дальше. Противник отходит в южном направлении, оставляя заслоны из автоматчиков.

В монографии института военной истории "На Волховском фронте 1941-44 гг." так описана обстановка на данном участке. "Передний край обороны немецко-фашистских войск в районе Шалы проходил по ж/д насыпи. Развитая сеть инженерных сооружений сочеталась артиллерийским и противотанковым огнем. На основных направлениях противотанковые орудия и станковые пулеметы были установлены в деревоземляных сооружениях (...) В расположении наших войск дорог совсем не было, продвижению мешал густой лес, большую площадь занимало болото Соколий Мох, где толщина снежного покрова достигала 80 см. Саперы работали день и ночь, прокладывая дороги и колонные пути (...) Преодолев ж/д насыпь высотой до 3 м, по обе стороны которой простиралась заболоченная местность, танки повернули на восток вдоль железной дороги. Используя элемент внезапности и замешательство в стане врага, они обрушились на его огневые точки и укрепления. (...) Через час после атаки Шала в основном была освобождена..."

13 марта бои достигли наибольшего напряжения в районе р. Жарок - Сараи - Шала, где противник просочился вдоль железной дороги между 285-й и 294-й дивизиями и захватил проходы в насыпи. В результате этого боя наши части потеряли 1005 чел. ранеными и более 170 погибшими. В 124-й тбр осталось два боеспособных танка КВ. В документах бригады говорится: "...танк ст. лейтенанта Осадчего на участке 11-й сд взаимодействует с 219 и 320 сп, танк 2-го батальона, высланный для взаимодействия с 80-й сд, застрял в болоте Ковригина Гладь.

14 марта части армии продолжают наступление с целью расширения прорыва на д. Кондуя. Совместными усилиями 115-й и 285-й сд освобожден разъезд Жарок. Перед фронтом 54-й армии установлены подразделения 7 немецких дивизий: 227, 217 (ком. - г.-л. Бальцер), 212, 1-й, 96-й (ком. г.-л. Шедер), 269 и 223. В журнале боевых действий армии записано: "Общим наступлением, начавшимся 12 марта, удалось прорвать оборонительную полосу противника, расширить прорыв на всю тактическую глубину (...), вклиниться в расположение противника и охватить его группировку восточнее Погостья, полностью очистить Погостьевский плацдарм. Проблема Погостья была решена. Армия подготовила плацдарм для ввода в бой ударной группы (...) для развития прорыва ударом на Зенино и Смердыню".

Ох, как рано в штарме списали проблему Погостья! Пробив немецкую оборону в районе разъезд Жарок, отбросить противника от Погостья все же не удалось.

16 марта начал наступление 4 гв. ск. 177-я, 311-я, 80-я, 198-я и 294-я сд удерживают прежние рубежи. 219 сп 11-й сд при поддержке двух танков имеет незначительный успех и 17-го выходит на окраину рощи Южная. 281-я сд ведет бой за дорогу Шала-Кондуя.

18 марта противник, потеряв узлы сопротивления в районе Сараи - развилка дорог западнее Шалы, отходит на юг. 54-е армия продолжает наступление с целью уничтожения живой силы противника ю.-з. Шалы и Кондуи.

В монографии "На Волховском фронте 1941-44 гг." об этих боях сказано очень скупо: "В марте 1942 г. войска 54 А прорвали оборону противника в р-не Шалы (15 км восточнее Погостья) и, расширив прорыв до 25 км, продвинулись на 20 км к югу в направлении Любани, очистили от противника Погостье и захватили крупные населенные пункты и узлы сопротивления: Кондую, Смердыню, Кородыню. Однако к концу марта ее соединения были остановлены на рубеже р. Тигода подошедшими резервами противника".

Прочитав это в научной публикации, становится обидно за те десятки тысяч погибших солдат в Погостьевском выступе, для которых в "умной" книжке хватило всего восемь строк, чтобы описать их посмертную славу...

Основание выступа проходило по ж/д Мга - Кириши. От стыка с 8А у д. Лодва линия фронта опускалась на юг, выходила на ж/д в месте пересечения ее ручьем Дубок, проходила по насыпи, не доходя километра до ст. Погостье, спускалась к р. Мга. По северной окраине болота Ковригина Гладь поворачивала на запад у д. Виняголово, за которую продолжались жестокие бои. Далее спускалась вниз по краю Макарьевского болота к развалинам монастыря и сожженной деревне Макарьевская Пустынь. Затем, направляясь на юго-восток к д. Смердыня и д. Кородыня. Это был пик Погостьевского выступа, куда дошли наши части с боями к марту 1943 г. Потом линия фронта поднималась на с.-в., огибала уничтоженную д. Дубовик, доходила до р. Витка, перед Посадниковым Островом выходила опять на ж/д. От ручья Тала поднималась к окраине болота Соколий Мох, огибала с севера д. Ларионов Остров, за которую с декабря 1941 г. велись жестокие бои, продолжавшиеся безрезультатно и в марте 1942-го. В самом выступе находились печально знаменитые Жарок, Шала, Кондуя, Зенино, Малиновка, Дружево.

Вот как характеризует положение в марте 42-го Павел Лукницкий: "54-я армия, в частности 4 гв. корпус генерала Н. А. Гагена, достигла значительного успеха на участке от ст. Погостье до Посадникова Острова, выдвинувшись вперед крутой дугой и пройдя больше половины пути от линии Кириши - Мга до Октябрьской железной дороги. Но к юго-западу от Погостья важный опорный пункт Виняголово все еще оставался в руках врага".

В журнале боевых действий 54-й армии 19.03.42 записано: "...В период боев с начала ввода в бой 4-го гв. СК нашими частями захвачены Липовик, Дружево, Шала, Дубовик". Но на самом деле бои за Липовик и Дубовик только начинались, они еще не раз будут переходить из рук в руки. Основной накал боев смещается в направлении Любани.

20 марта подразделения 3 гв. сд, поддержанные танками 98 тбр, занимают Зенино.

24 марта 11-я сд и 124 тбр освобождают Кондую.

Немцы активизируют свои действия в районе Посадникова Острова с целью замкнуть горловину прорыва наших войск на ж/д насыпи. Им противостоят 115 сд и 122 тбр, которым в боях 7-8 апреля удается отбросить немцев на ю.-в. на 6 км, выйдя в р. Кусинка.

22 марта 42-го г. 177, 311-я сд и 6 бмп переданы соседней 8-й армии. 1-я горнострелковая бригада, 177-я и 80-я сд, а также 6 бмп с танками 124 тбр и 107 отб наступают на Виняголово навстречу 2-й УА, бьющейся за Мясным Бором.

1-я горнострелковая бригада была единственной на Ленинградском и Волховском фронтах бригадой горных стрелков. Почти все время она находилась под Вороновом, где противостояли немецким горным стрелкам группы "Эдельвейс".

Возвращаясь как-то из очередной поисковой поездки, мы сели в электричку на ст. Погостье. В полевой форме, обвешанные рюкзаками, щупами и лопатами, мы невольно привлекали внимание пассажиров, едущих со своих дачных участков. Сидевший напротив пожилой мужчина поинтересовался, кто мы такие. Узнав, что мы поисковики и едем из Погостья, он разволновался и сказал, что воевал в этих местах и был ранен в бою за Виняголово. Мы обрадовались встрече и услышали незабываемый рассказ.

Наш попутчик в апреле 1942 г. был лейтенантом, командиром взвода. Их часть занимала оборону в районе Воронова. Неожиданно поступил приказ маршем, в ночь, выдвинуться в район Погостья. К Погостью они прибыли в 5 утра. Командиров взводов повели на передний край знакомиться с местностью, по которой предстояло наступать. В предрассветной мгле они мало что увидели. Через два часа они ринулись в атаку и, обойдя Погостье с юга, устремились к Виняголову. Здесь лейтенант был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. Через месяц он вернулся из госпиталя в свою часть, снова стоявшую под Вороново. Из старого состава батальона остались единицы, почти все погибли в лесах и болотах под Погостьем и Виняголовом, новые солдаты и командиры прибыли с пополнением. Я спросил ветерана, в какой части он воевал, и был поражен ответом: "В первой отдельной горнострелковой бригаде".

Вот как описывает этот бой писатель П. Лукницкий. "Ничего более неприятного в тот день погода не могла бы придумать: с утра яркое солнце, оттепель. Снег на прогалинах и даже в лесу взялся дружно таять, исковерканные бревенчатые дороги кое-где встали дыбой на придавленном грязью мху, а по широким полянам открылись чавкающие трясины и посиневший снег на них превратился (...) в предательски заманчивые озера. На правом фланге, ближе к Погостью - батальоны 6-й бмп, на левом, в низине Корыганского мха - 1-я отдельная горно-стрелковая бригада, в центре, прямо против укрепленного противником с. Виняголово, части 80-й сд... Так протянулся вдоль (...) речки Мги 8-10-и километровый фронт наступления 8-й армии. Обходным движением с левого фланга (...) вдоль дороги на Макарьевскую Пустынь двинулись три десятка тяжелых "КВ" 124-й тбр подполковника Родина. А поддерживать пехоту вдоль фронта на р. Мгу выпущены были три взвода трофейных танков 107 обр м-ра Б. А. Шалимова".

По другую сторону фронта, на участке р. Дубок - Макарьевская Пустынь, позиции занимает 96-я немецкая пехотная дивизия, прибывшая с пополнением из р-на Лодвы.

Целью нашего наступления было взятие д. Виняголово и высотой за р. Мгой, а также оседлание дороги Виняголово - Шапки. Проваливаясь в снегу, порой погружаясь в талую воду, пехота начала продвижение вперед. Танки застряли в раскисшем болоте. Только 8 апреля танки 107-го батальона вместе с пехотой смогли форсировать Мгу. Здесь совершил свой подвиг экипаж танка под командованием ст. сержанта Н. И. Барышева. Прорвавшись через линию обороны противника, "трофейный" танк Барышева вместе с батальоном 1-й горнострелковой бригады вышел в немецкий тыл и 6 суток наносил удары по тыловым коммуникациям. На подмогу героям был выдвинут 59-й лыжбат. Немцам к исходу 12 апреля удалось окружить оставшихся в живых героев, но "немка" Барышева (так называли трофейные танки наши танкисты) и 23 бойца - все, что осталось от двух батальонов - прорвались к своим.

К ночи 9 апреля отдельным подразделениям удалось перейти р. Мгу и закрепиться. Бои за речку шли по всей линии фронта, проходившей между рекой и дорогой Виняголово - Шапки.

11 апреля немцы атаковали КП 1-й горно-стрелковой бригады, на котором оставалось в живых 29 человек во главе с комбатом-1 майором Игнариным. На помощь ему пробился взвод разведки л-та Аникина. 12 апреля был отдан приказ об отходе бригады, но из-за отсутствия связи окруженный КП продолжал отбиваться. В этом бою погиб майор-ленинградец Никита Алексеевич Игнарин. Умирая на руках солдата, он вымолвил: "Не отходить!.." Тело Игнарина вынести с поля боя не удалось, но его документы и карты были доставлены в штаб вырвавшимися из окружения бойцами. Бригада потеряла в эти дни более половины своего состава. Прибывавшему пополнению солдаты говорили: - Нас правильнее было бы назвать "болотной", а не горной частью.

54-я армия перешла к обороне. В документах штаба говорится: "В итоге проведенных операций армия прорвала оборону противника на глубину 20 км, очистив полосу в 22 км. Дальнейшее наступление на Любань, Вериговщину, Липовик, Березовик успеха не имели. Армия встретила организованную оборону противника, поддержанную резервами. (...) Фронт представляет собой сердцеобразный выступ, фланги которого повисли на ж/д Мга - Кириши: правый в районе Погостья, левый - у Посадникова Острова. Ворота прорыва по фронту составляют 15 км, из которых 8 км занято болотом Соколий Мох. Оставшиеся 7 км имеют лишь одну дорогу, проходящую в 2 км от переднего края противника у Погостья. Недоукомплектованность личным составом и вооружением вынуждает иметь на линии фронта больше дивизий, чем это требуется обстановкой. В 281-й сд - 32 % штатного состава, в 198-й - 34 %, в 311-й - 36 %, в 11-й - 40 %, в 285-й - 41 %.

В ЦАМО хранятся документы из фондов 11-й сд: "Штаб 219 сп 31 мая 1942 г. Начальнику штаба 11-й сд. Согласно представленным спискам на пропавших без вести даю объяснение:

1) 22 апреля полк вел наступление в р-не д. Мягры. 4 рота 2 сб успешно продвигалась, в результате чего оторвалась от подразделений полка, потеряв с ними связь, и зашла в глубь обороны противника, где была окружена. Командир роты мл. л-т Чурин Л. Ф., контуженный, вывезен нашими танкистами и эвакуирован в 94-й МСБ. Политрук Грачев М. Ф., два младших командира и 28 красноармейцев в полк не возвратились и судьба их неизвестна.

2) 26 апреля во время действий 1-го сб в подчинении 198-й сд пропало без вести 26 чел. Принятыми мерами найдено двое раненых.

3) 28 апреля 1-й сб наступал на д. Мягры. Противник обошел с флангов и отрезал его от наших частей, где осталось: 5 средних командиров, 2 младших и 6 красноармейцев. Меры, принятые к соединению с батальоном, результатов не дали.

4) С 20 по 25 апреля при проходе на другой рубеж пропали без вести 15 чел. (...) Найти их не удалось

НШ 219 сп капитан Титов".

Имеются документы погребальной команды 11-й сд и 24-й отдельной армейской штрафной роты, которые проводили уборку и захоронение трупов погибших солдат в р-не ст. Погостье - Жарок с 25.03 по 10.04.42 г. Как уже говорилось, ими найдены и захоронены трупы 851 воинов Красной Армии, установлены, согласно донесению, имена 66 (в ЦАМО упоминаются поименно только 46 человек). Команда 240-й ОАТР с 21.04 по 20.06.42 г. похоронила трупы 1677 бойцов, установив имена 39 человек. Удивляет, что в списках обеих команд встречаются одни и те же люди. Так, красноармеец Осипов Павел Осипович 1917 г. р., похороненный в могиле № 12 у ст. Погостье первой командой, значится в донесении 240 ОАТР как погребенный ими в 27-й могиле. Здымайлов Петр Петрович 1906 г. р. числится найденным 240-й ОАТР и захороненным в могиле № 13 - спустя несколько месяцев после гибели, так как в донесении 320 сп 11 сд вх.№ 17369с он отмечен как убитый 21.01.42 г. и похороненный в Погостье. В другом донесении того же полка вх.№ 2362с он значится погибшим 12.01.42 г. и захороненным в д. Шала. Дважды убитый и трижды похороненный П. П. Здымайлов, призванный Московским РВК Ленинграда тем не менее числится без вести пропавшим, и семье его никто ничего не сообщал даже после третьих похорон...

Со слов ветеранов, в Погостье погибло 30 тысяч человек, но подтверждения этой цифры я не нашел ни в одном документе. Знаю только, что с 1988 по 2005 г. на кладбище в Погостье руками поисковиков были захоронены 4105 бойцов и командиров Красной Армии, и эта работа продолжается поныне.

После неудачного апрельского наступления территория в районе Погостье - Виняголово вновь передается частям 54-й армии ВФ. По ручью Дубок обороняется на протяжении 8 км 177-я сд. Участок Виняголово - отметка 45,5 (6 км) обороняет 6-я БМП. За ней в сторону Макарьевской Пустыни стоит 80-я сд. Им противостоят немецкие части: 3-й пб 322 пп 285-й охранной дивизии, 2 пб 284 пп и 3 пб 283 пп 96-й пд, 2 пб 374 пп 227 пд.

20 июля отмечена подготовка немцев к наступлению: 96-ю пд у Погостья сменяет 93-я пд, в лесном лагере западнее Виняголово сосредотачивается 12 тд. Части 54-й армии готовятся к отражению наступления. 22 июля 177-я сд сдает позиции 198-й сд, получившей задачу прикрыть оборону восточного берега болота Ковригина Гладь. 122-я тбр располагается с.-з. отметки 55,0 и готовится к взаимодействию с 177-й и 198-й сд. В этот же день, 22 июля 1942 г., на участке 6 БМП перешли линию фронта со стороны противника 38 бойцов и командиров 2-й ударной армии, находившихся в окружении.

2 августа 1942 г. в частях зачитан приказ Народного комиссара обороны № 227 от 27.07.42 г., так называемый "Ни шагу назад". За спинами подразделений 54-й армии встают 7 заградотрядов. В армии формируются 10 штрафных рот.

С 10 августа по приказу командующего Волховским фронтом из 54-й армии для участия в Синявинской операции выводятся 137 осбр и 80-я сд.

27 августа - день начала наступления Волховского фронта. Части 8-й армии пробивают коридор по направлению к Синявино.

На участке 54-й армии также начинается наступление с целью отвлечения немецких резервов от 8-й армии. В документах штарма-54 записано: "...армия частью сил правого фланга (177, 198, 80-я сд) перешла в наступление. (...) Противник (...) оказывает сильное огневое сопротивление продвижению наших частей.

28 августа - годовщина образования армии. Год назад Ставкой Верховного Главнокомандования был подписан приказ о создании 54 А под командованием маршала Г. И. Кулика. Первые сражения армии начались с боев по прорыву блокады Ленинграда в тех же местах, где сейчас наступает 8-я армия.

В этот день в журнале боевых действий описываются предыдущие бои армии под Синявино, Войбокало, Погостье; поминают павших командиров соединений: НШ Синявинской оперативной группы п-ка Тестова, командира 32 Осбр Героя Советского Союза м-ра С. П. Кетиладзе, командира 294-й сд п-ка А. А. Кичкайлова, НШ 198-й сд п-ка Мезенова, командира 286-й сд п-ка Александрова, командира 80-й сд п-ка П. Ф. Брыгина.

28.08.42 г. одна из рот 486 сп 177 сд, преодолев минное поле, переправилась через ручей Дубок, а батальон 1029 сп 198-й дивизии перешел р. Мга. В этих боях, командуя взводом в 9-й роте 3 сб 483 сп 177 сд, участвовал и будущий министр обороны СССР, тогда - лейтенант Д. Т. Язов. В своих мемуарах он пишет: "Наша 177-я сд перешла в наступление из р-на Погостья в направлении Виняголово 28 августа. Во второй половине того же дня я был ранен и контужен".

Спустя десятилетия Дмитрий Тимофеевич посетил места своих первых боев. Непонятно, как он, будучи министром обороны, не смог решить по совести вопрос об увековечении памяти павших в боях за Погостье, в числе которых мог оказаться и он. Благодаря его влиянию в поселке Новая Малукса на пустом месте был воздвигнут грандиозный мемориал. Исторически и морально он никак не может быть местом упокоения десятков тысяч советских воинов, погибших под Погостьем: вплоть до конца 1943 года Н. Малуксу занимали немцы.

В начале пятидесятых в стране проводилась кампания "по укреплению воинских захоронений". Зачастую просто сносились памятные знаки, установленные на братских могилах, а сами холмики заравнивались. Фамилии убитых механически переносились на новые мемориалы. Иногда из прежней могилы символически бралась земля или какая-то часть костных останков и считалось, что могилу перенесли. В поисковой практике неоднократно встречались случаи, когда мы, обнаружив останки солдата и установив его личность, узнавали от местных властей, что он, оказывается, уже был "перезахоронен".

Только в 1988 году состоялось первое захоронение в Погостье останков 18 погибших здесь солдат. В церемонии захоронения принимали участие поисковики да батюшка, освятивший место последнего упокоения павших. Так за деревней, недалеко от р. Мги, было заложено воинское кладбище: ряд могил, которые никак не хотела признавать местная власть, выговаривавшая нам, почему мы хороним не в Малуксе. Но у поисковиков одно мнение: солдат надо хоронить там, где они погибли. Нам возражают, что в Погостье нет дорог и добраться туда можно только на электричке. Да, может, в этом и есть самая сущность Памяти? Спокойно, в тишине, не слыша фырчанья машин, прийти на могилы павших и помянуть их добрым словом и краткой слезой...

16 сентября 1942 года наступление 54-й армии возобновилось. 198, 80, 281 сд, 6 БМП и 124 тбр наступали от Погостья к р. Лезна и д. Смердыня, но, не достигнув успеха, перешли к обороне.

12 января 1943 г. началась операция "Искра". Основные бои развернулись восточнее Ленинграда в так называемом "бутылочном горле", на самом узком участке, разъединяющем Ленинградский и Волховский фронты. 14 января началось и наступление 54-й армии в районе Погостья. Д. Т. Язов, ставший уже лейтенантом, командиром роты 483 сп 177-й сд, пишет об этом так: "...14-16 января наш полк при поддержке артиллерии и двух дивизионов реактивных минометов атаковал противника в районе рощи "Жучок" перед д. Виняголово. Отдельным подразделениям удалось захватить несколько огневых точек на первой и второй траншеях, что вызвало яростные контратаки противника. В этом бою я был вторично ранен в голову гранатными осколками". 10

6-я БМП тоже вела наступательные бои в районе ст. Погостье, деревень Виняголово и Макарьевская Пустынь, сковывая части противника, не давая перебросить их на другие участки. Бывший командующий 54 А генерал армии И. И. Федюнинский в своей книге "Поднятые по тревоге" вспоминает: "Особенно геройски сражались моряки 6-й отдельной бригады морской пехоты КБФ. Спаянные крепкой дружбой, всегда готовые прийти на помощь товарищу, они проявляли в боях беззаветную храбрость. По какому-то неписаному закону все перед атакой надевали бескозырки и расстегивали воротнички гимнастерок, чтобы была вида "морская душа - полосатая тельняшка. Фашисты до ужаса боялись безудержных смелых атак морской пехоты".

После многодневных ожесточенных боев бригаду в мае 1943 г. отвели на переформирование. На ее базе была создана 138-я сд, вошедшая в состав Степного фронта. Упомянув в прямой последовательности 177-ю сд и 6-ю бмп, можно провести между ними еще одну параллель. В рядах 177-й сд воевал министр обороны Д. Т. Язов, а в 6-й бригаде морских пехотинцев - член Политбюро А. Н. Яковлев, в годы войны - ст. лейтенант, раненный под Погостьем в феврале 1942 г. Оба, добившись больших высот во власти, ничего не сделали для памяти своих однополчан.

В начале 1943-го боевая деятельность 54-й армии сместилась к югу к Макарьевской Пустыни и Смердыне. Задача оставалась прежней - выйти на дорогу Любань - Шапки и овладеть Любанью. Прорвав оборону противника, несколько дивизий и бригад переходят р. Лезна. Немцы, ударив по флангам прорвавшейся группировки из Макарьевской Пустыни и Смердыни, отрезают некоторые подразделения. Наступление захлебывается.

В районе Погостья линия фронта проходит у ручья Дубок западнее станции и деревни. Там держит оборону 177-я сд; южнее, в районе Виняголово - 198-я сд. Нашим частям противостоит 69-я немецкая пд.

Вот как описывает впечатление от посещения данного участка фронта Л. А. Тимофеев, в 1943 г. - ст. лейтенант, ПНШ инженерных войск 54-й армии. "Работу я начал с правого фланга, где занимала оборону 177-я сд. Передний край здесь проходил по заболоченному участку вдоль полотна ж/д у бывшей ст. Погостье. Ее название хорошо знали на Волховском и Ленинградском фронтах. Здесь зимой и весной 1942-го, а также весной 43-го шли особенно напряженные бои (...) Перед фронтом дивизии находились деревоземляные заборы, представлявшие собой два ряда забитых в землю кольев, между которыми были уложены рядами стянутые проволокой жерди. Промежуток между ними заполнялся мокрой, плотно утрамбованной землей. Высота забора достигала 1,5 м, ширина колебалась от 1 до 2 м. В заборе имелись многочисленные бойницы для стрелков и автоматчиков, пулеметные площадки, площадки для противотанковых орудий, укрытия для солдат. Перед забором были минные поля и заграждения из колючей проволоки".

В феврале 1943 г., когда основной удар бал нацелен на Макарьевскую Пустынь и Смердыню, в районе Погостья переходят в наступление 177-я сд и 124 тбр.

Местные жители, восстанавливавшие здесь в 1944-м железную дорогу, рассказывали: "На болоте между р. Мгой и р. Дубок долго ржавели натянутые немцами спирали Бруно, а на них чернели темные пятна солдатских шинелей. Из-под истлевшего обмундирования торчали омытые дождями человеческие кости и черепа в касках..."

В 1992 году поисковиков из отряда "Молодежный Исторический Фонд" привлекли неестественные предметы на корневищах сваленных ветром деревьев. Когда ребята подошли к вывернутой с корнями сосне, то увидели куски шинели и суконной гимнастерки, в петлицах которой алели красные кубики лейтенанта. В нагрудном кармане гимнастерки сохранились остатки удостоверения члена оперативного отряда помощи милиции, выданного еще до войны в Московской области. Фамилию, к сожалению, установить не удалось.

В августе 1944 года на этом же болоте были найдены останки солдата, прикрытые всего сантиметровым слоем мха. При нем оказались две резиновые печати - штампы Первозвановского сельЗАГСа, главы Комитета сельской рады и гербовая печать исполкома Первозвановской рады Чутовского района Полтавской области. По нашей просьбе поисковики из Новгорода сделали запрос. Ответ не заставил себя ждать: "На Ваше письмо Новокочубеевский (бывший Первозвановский) сельсовет сообщает, что Вы нашли останки Чалык Ивана Федоровича, 1912 г. р., бывшего председателя сельсовета с 1938 по 1941 год и пропавшего без вести в декабре 1943 г. Жена его Ганна Герасимовна умерла в 1993 г., но в с. Новая Кочубеевка проживает дочь Антонина Ивановна Бурнис (Чалык)". Вскоре от нее пришло письмо. "Пишет Вам дочь погибшего солдата, которого Вы нашли. Это наш папа. Он работал председателем Первозвановского с/с и жил в Н. Кочубеевке. Мне тогда было 6 лет. Из маминых рассказов я знаю, что он ушел с документами самым последним: вечером ушел, а утром в село вошли немцы. Позже мы получили извещение, что он пропал без вести. Теперь я знаю точно, что наш родной и дорогой папочка погиб, а мамочка и братик так и умерли с большой скорбью, ничего о нем не узнав..."

А. Н. Васильков, в 1943 году ст. сержант, командир орудия, вспоминает: "В начале 1943 года наш 502 сп 177-й сд занимал позицию между р. Мгой и ручьем Дубок. Полковая батарея 76-мм орудий стояла на прямой наводке. От противника нас отделяло 150-200 м. На месте разрушенного железнодорожного моста через Дубок, в насыпи, идущей от Малуксы до Погостья, враг соорудил плотину. В марте паводок сделал свое черное дело. Весь наш передний край и нейтральная полоса оказались залитыми". Плотину удалось разрушить только тогда, когда пушка с расчетом Василькова подплыла к ней на плоту.

"В ночь на 3 октября 1943 г. г.-п. Линдеманн приступил к отводу своих войск с Киришского плацдарма и от железной дороги Кириши - Мга на заранее подготовленный рубеж по р. Тигода, - пишет Д. К. Жеребов, бывший в то время командиром 539-го саперного батальона. - Этот отвод немецких войск оказался неожиданным как для командования 4-й армии генерала Н. И. Гусева, так и для командования Волховского фронта. В течение 5 дней, с 3-го по 8 октября, используя мощную службу заграждения и прикрываясь сильными арьергардами, Линдеманн сумел отвести части на р. Тигода без больших для них потерь. Подвижные отряды 4-й и 54-й армий Волховского фронта овладели двадцатью населенными пунктами".


Так закончились трехгодичные бои на печально известной ст. Погостье. Они памятны тем, что в неимоверно тяжелых условиях, день за днем, в незнаменитых "боях местного значения" и наступательных операциях на дальних подступах к Ленинграду бойцы и командиры Волховского "болотного" фронта уничтожали врага и приближали нашу Победу.

Сейчас эти места одни из самых глухих уголков Ленинградской области. Здесь сходятся границы трех районов: Кировского, Киришского и Тосненского. Ст. Погостье относится к Кировскому р-ну, а разъезд Жарок - к Киришскому. Бывшие деревни Макарьевская Пустынь, Зенино, Кондуя - это уже Тосненский район. Сюда почти нет дорог. Только охотники и грибники, да группы поисковых отрядов нарушают тишину болотистых низин в поймах многочисленных ручьев и рек. И редкие залпы прощального салюта раздаются в День Победы на новоявленном мемориале в Новой Малуксе...

Фотографии:

Воинский мемориал в пос. Новая Малукса 2006 г 1 643 КБ
Воинский мемориал в пос. Новая Малукса 2006 год 1 384 КБ
Воинское захоронение в дер. Погостье (май 2007 года) 1 231 КБ
Воинское захоронение на разъезде Жарок 2006 год 2 018 КБ
Воинское захоронение разъезд Жарок 2006 год 1 654 КБ
Воинское кладбище в дер. Погостье (май 2007 года) 1 132 КБ
Воинское кладбище дер. Погостье (май 2007 года) 2 988 КБ
Дорога на Шала (май 2007 года) 1 781 КБ
Дорога по нефтепроводу (район станции Погостье, май 2007 года) 1 321 КБ
Дочери Кубачкова вручают медальон отца 84 КБ
Дочери Федорова 116 КБ
Дочери Федорова 2 99 КБ
Дочери Федорова и Кубачкова на месте гибели отцов 125 КБ
Дочь Кубачкова в центре на месте гибели отца 54 КБ
Колокол (воинский мемориал Новая Малукса, 2006 год) 534 КБ
Личные вещи погибших и могила Трофимова 92 КБ
ЛЭП в районе разъезда Жарок (май 2007 года) 927 КБ
Медальон Кубачкова 103 КБ
Медальон Федорова 105 КБ
Местные жители ст. Погостье на захоронении 77 КБ
Место, где находились мощи Святого Макария (ур. Макарьевская Пустынь, 2005 год) 1 478 КБ
Нефтепровод Малукса-Погость-Жарок (район Малукса) 1 112 КБ
По дорогам в районе Погостье возможно передвигаться только на ГТТ (май 2007 года, район Погостье) 1 165 КБ
Погостье 1995 Трофимов-Дружинская-Некрасова-Прокофьев-Андреев 117 КБ
Подготовка к захоронению 87 КБ
Пояснения к фото Погостье 1995 53 КБ
Схема из книги Тихвин год 1941 139 КБ
Схема из книги Х.Польмана 145 КБ
Схема рейд Барышева из книги Лукницкого 155 КБ
Урочище Макарьевская Пустынь, восстановление монастыря 1 339 КБ
Фото Баранова П.Ф. 344 КБ
Фото Трофимова А.Ф с сыном Валентином 225 КБ
Фото Чалык 195 КБ
Фото Яшунин Т.Л. с семьей 209 КБ

Примечания:

1. Командир 41СК, командующий войсками Лужской оперативной группы (Примеч. автора).
2. П-к А. Ф. Машонин — командир 177 сд (автор).
3. П-к Г. Ф. Одинцов — командир полка АККУКС; впоследствии начальник артиллерии Ленфронта.
4. М. А. Коржов «Вспомним про пехоту...» Сб. «Тихвин, год 1941-й», Лениздат, 1974.
5. И. Н. Николаев. «Нелегкие будни войны». Книга Памяти, г. Кириши, 1993 г.
6. К. А. Мерецков. «На службе народу». Москва, Воениздат, 1983 г.
7. В. С. Коробченко. «В обороне». Сб. воспоминаний артиллеристов «Огневой меч Ленинграда», Лениздат, 1977 г.
8. В. И. Щербаков. «На приморских флангах», СПб., 1996 г.
9. Сб. «Ветеран», Лениздат, 1984 г.
10. Д. Т. Язов. «Удары судьбы». М., 199, «Палея-Мишин».

Информация предоставлена Ильем Прокофьевым (Санкт-Петербург).

 

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
Общероссийская организация "ПОИСК"
Учредительные док-ты
Нормативные док-ты
События
Партнеры
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
Карты и схемы
Песни Николая Емелина
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.