Политика США в Центральной Азии в эпоху глобализации

Wednesday, July 13 2005 @ 01:47 AM EDT

Токтогул Какчекеев (Кыргызстан), 2005

Пример Соединенных Штатов Америки всегда привлекали политических деятелей Европы и Азии, принявшие принципы федерализации США, не потерявшие свою актуальность и в настоящее время, учитывавшие различие политических взглядов, сохранив единый подход в незыблемости свободы демократического государства нового типа. При этом, отражая особенности в различии штатов с сохранением демократических свобод, и политических ценностей Конституции США.

В двадцатые годы прошлого столетия идеи Соединенных Штатов Европы занимали лучшие умы европейцев, немало внесших свой опыт в развитие русского марксизма, позволившим после свершения Октябрьской революции воплотить идеи федерализма в социалистическую федерацию СССР. Опыт США и СССР дали европейцам воплотить в жизнь старые социал-демократические идеи объединения в Соединенные Штаты Европы. Как и принято осторожно старой Европе сумевшие воплотить свои давнишние идеи в Евросоюзе, Европейском Экономическом Совете, и Европарламенте, затем и ввода общеевропейской денежной единицы «евро», тем самым положив начало единым платежным стандартам для европейцев.

А Шенгенское соглашение определило единые внешние границы с универсализацией ее пресечения с получением единой визы для всех стран Европы - подписантов Шенгенского соглашения. Надо полагать, что европейцы завершают свое формирование Соединенных Штатов Европы с принятием Европейской Конституции. А это один из значимых фрагментов планов происходящей в мире глобализации.

Выгода от такого объединения очевидна, прежде всего, в защите собственных экономических интересов, концентрации капитала для общеевропейских проектов, конкурирующих с великими странами,

поддерживающих собственные транснациональные компании и захватывающие монополию в определенных видах производства и услуг, в том числе и на европейском рынке. Один из удачных примеров - это европейский проект по выпуску Аэробусов, свободно конкурирующих с компанией Боинг.

После развала СССР в Центральной Азии возникло множество «демократических» государств, мимикрирующие в водовороте реформ и соревнующиеся в государственных пиар-компаниях типа «островка демократии» в Кыргызской Республике, Кувейтского синдрома в Казахстане, Тимуридского наследия в Узбекистане и, наконец, наследия Арийцев в Таджикистане.

Идеи, родившиеся на подобном фоне «новыми-старыми» деятелями, не воспринимаются новым поколением. А «политическая элита» во власти, пропитанная административно-командной системой управления на базе советского хозрасчетного суррогата, проводит реформу новых рыночных экономических отношений. Этот государственно-частный гибрид не дает должного эффекта в развитии рыночной экономики, где власть подменяет законы рынка собственным эгоизмом. По сути, идет столкновение поколений и систем управления, базирующиеся на школе ушедшего социализма и нарождающегося капитализма.

Социалистическое мышление живет и здравствует с живучестью совковой элиты, бессменно возглавляющие республики Центральной Азии. Разумеется, за исключением Кыргызской Республики, где «самый толерантный президент», просто прихватив свою семью, сбежал в Москву, спасаясь от народного гнева «Тюльпановой Революции».

Эту смешную и грустную историю можно воспринимать как драму, закручивающуюся на сцене Центральной Азии продюсерами США и Европы. На первом акте в трех картинах мы ознакомились с «Оранжевой Революцией Украины», затем «Розовой Революцией Грузии» и в последней картине «Тюльпановая Революция» завершает первый акт.

Зрителям во властной структуре Центральноазиатских стран не до смеха, они по привычке партийных пропагандистов обвиняют «дикий Запад» в недружелюбии и вмешательстве во внутренние дела своих республик, странным образом позабыв, что во дворе уже ХХI век со своими жесткими правилами схваток за рынки и сферы влияния. А впереди еще два акта в шести картинах ожидаемых событий, в которых они будут разворачиваться по сценариям развитых государств. Через оказываемую гуманитарную поддержку Центральноазиатские государства одновременно готовят к вхождению надвигающейся глобализации. Глобализация подразумевает полную экономическую либерализацию, открываются двери для большого бизнеса. На первый план выходят транснациональные корпорации, и правительства создают среду, максимально благоприятную для развития бизнеса. Этому же способствуют международные организации, такие как ВТО.

Пятнадцатилетняя прикидка Запада в оказании экономической помощи, снятия последствий советской ментальности в обустройстве нового общества показывает, что Центральноазиатские страны усвоили достаточно хорошо требования западных друзей. И это видно, насколько различные слои социального среза общества стали взыскательными и в особенности что касается прав человека, соблюдения основных стандартов демократии, свободы слова и самоорганизации неправительственных организаций, уже заметно конкурирующие с государством в этих областях.

ХХ1 век предлагает всем странам выбрать новый путь развития с учетом распада социалистического лагеря, рационального использования природной среды и развития гуманитарных отношений между развитыми странами и странами, не входящих в эту категорию.

Основа новых отношений - эта либеральная экономика при поддержке приоритетов прав человека и широкого спектра развития демократии и международного разделения труда. В этом аспекте Центральноазиатские страны представляют большой интерес для привлечения потенциала Европейских стран для международного сотрудничества, одновременно продвигая демократизацию общества для интеграции в мирохозяйственные отношения стратегии глобализации.

Со времен суверенизации Центральноазиатских стран прошло пятнадцать лет, и это время нам дает возможность обратить внимание на те достижения в каждой стране и об уровне межгосударственной интеграции.

Богатые и бедные страны ЦАС.

Обретение независимости Центральноазиатских стран выдвинуло новые проблемы, и этими проблемами оказалось различие в экономическом потенциале Центральноазиатских государств, которые стали тормозом развития в межгосударственных отношениях.

Экономически богатые страны, как Казахстан и Узбекистан, доминируют в развитии, и при желании могут поддержать отношения вне зависимости от межгосударственных договоров и международно-правовых документов. Для Кыргызстана и Таджикистана - это вопросы транзита и визового обеспечения граждан и транзита транспортных потоков через территории Казахстана и Узбекистана, но главными остаются водно-энергетические вопросы.

Практически Кыргызская Республика находится в транзитной блокаде боле 8-9 лет, а водно-энергетические договоры не всегда соблюдаются нашими богатыми соседями. Кыргызстан за отпущенные воду согласно договора несвоевременно получает энергоносителей, время от времени с Кыргызстаном ведутся переговоры и в не протокольной форме. К этому можно отнести продавливание Казахстаном в получении на Иссык-Куле объектов отдыха, по закону принадлежащих как бы в собственности и на законном основании Кыргызской Республике.

Со временем, очевидно, Центральноазиатские отношения войдут в русло международно-правовых норм, и это связано только со сменой политических элит. Об этом пишет Джон Глен в книге « Советское наследство в Средней Азии», где говорится, «что режимы (ЦАС) придерживаются авторитарного стиля руководства, это зависит, очевидно, от того, что политики, занимающие руководящие посты, это те же люди, которые правили во времена советской диктатуры. Подавление оппозиции, нарушение прав человека, дефицит экономической либерализации и демократии - все это понятия негативного характера, которые снова и снова всплывают, когда речь заходит о среднеазиатских странах».

Профессор Института Дэвиса при Гарвардском университете Эрик Сиверс в своей книге «Постсоветский разлом в Центральной Азии» также отмечает, что, в частности, глобализацию, идущей со времени получения независимости, он рассматривает в качестве серьёзнейшей опасности для стабильности пяти государств, которая и без того поколеблена. Впрочем, еще более негативные последствия будет иметь нежелание пятерки сотрудничать между собой, коррупция и стихийные бедствия: растущая засоленность земель, нехватка воды, запустынивание земель, особенно в Казахстане, последствия долговременного характера, связанные с запуском ракет и ядерными испытаниями.

Сиверс документирует переживаемый упадок, приводя точные цифры: в Узбекистане количество людей, живущих за чертой бедности, увеличилось с 3,3 процента в 1990 году до 29 процентов на 2004 год. В Туркменистане – с21 до 48 процентов. В Казахстане валовой внутренний продукт на душу населения упал с 2450 до 956 долларов США, в Кыргызстане с 1350 до 380 долларов США, в Таджикистане – с 1050 до 344 долларов США. Столь же катастрофической является продолжительность жизни и ситуация в здравоохранении: Казахстан занимает в мире 128 место, а Узбекистан –

100-е.

Возникновение связи между крупным бизнесом, правительствами, а также международными и региональными организациями, направленной на создание предпосылок глобализации, не случайно. Ее исторические корни кроются в колониальном прошлом. Вот почему движущие силы современной цивилизации находятся на Западе, объединяющиеся в новые центры силы как Европейские страны.

Двусторонние договоры «О вечной дружбе».

Кыргызская Республика в период правления А. Акаева договоры «О вечной дружбе» подписала и ратифицировала со странами ближнего зарубежья - с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Российской Федерацией, которые прошли ратификацию в парламентах договаривающихся сторон. Но действие этих договоров пока еще не является предметом улучшения в межгосударственных отношениях.

Очевидно, эти договоры были данью прошлым временам, когда советская власть объединяла на принципах интернационализма различные народы. Период суверенизации, а за ним и переход к рыночным отношениям во главу угла поставили личную выгоду правителей от таких отношений, и потом только рассматривается иллюзорная выгода от этого для народа, прозябающего в бедности. В противном случае «цари – государи» новоявленных «демократических» Центральноазиатских государств пошли бы на встречу друг другу, открыв дорогу широким слоям населения своих стран в интеграционных процессах. За пятнадцать лет сложилось впечатление, что практически во всех государствах ЦАС есть ощущение «приватизированности» международного права о свободе передвижения, об основных политических правах человека и т. д, поставив исполнение договора «О вечной дружбе» прихоти того, кто стоит на КПП на пути следования от одной страны к другой.

Отношения богатых стран в лице Казахстана и Узбекистана походят на действия капризного человека, всецело зависящего от воли неумной знати. Чего стоит квотирование проходящих через территории Казахстана грузовых автотранспортов, какую надо иметь железную волю и терпение, когда транспортная милиция совместно с ОМОН МВД Российской Федерации издеваются над пассажирами поездов и автобусов. И встает законный вопрос - зачем тогда в СНГ все принятые межгосударственные договора, где выполнение тех же рекомендательных законов, принятые МПА СНГ? Или государственная мудрость глав государств и парламентов СНГ хватает только на декларацию уж очень умных пожеланий, обернутых в дешевую договорно-правовую «финтифлюшку», которые исполняют полупьяные хозяева приграничных КПП ЦАС и СНГ? Такие поступки первых лиц в государствах ЦАС подрывает доверие своих властей, порождают недоверие в незыблемость законов государства и международного права, по которым обязались стать гарантами первые лица государства.

Находясь в начале ХХI века, чувствуешь пульс времени, что необходимы коренные изменения в Центральноазиатских странах и не обязательно с помощью хитромудрых ребят из Госдепа, но и думами о собственном народе, ведь жизнь человека не бесконечна, сколько не продлевай президентский срок «демократическими» референдумами, толкованием конституционных судов. А власть-то надо возвращать народу.

В конечном счете может случиться и то, что произошло с Акаевым А. в Кыргызской Республике. Подобная ситуация может сложиться в соседних странах, тогда последствия там могут быть гораздо сложнее в виду их значительности населения и территорий.

Пятнадцатилетний срок правления династий Каримовых, Назарбаевых, Рахмоновых при бесславном закате династии свергнутого Акаева можно с определенностью заметить, что ни один из руководителей ЦАС не добился того, чего добился Кемаль Мустафа Ататюрк, нет ни одного руководителя, имя которого не склоняли бы в связи с какими-то дурно пахнущими аферами, если хотите даже в международном плане. Взаимное недоверие и ненужная подозрительность в дружественных отношениях тюркских стран ЦАС проистекает от личностных характеристик первых лиц этих стран. А по сему и высокий Договор «О вечной дружбе» между странами Центральноазиатских государств стоит напоминанием чисто азиатской лукавой культуры стать наместником и вечной памятью для благодарного народа. Иначе такого безобразия в межгосударственных отношениях не было бы, народ, прекрасно зная нутро своей власти, уже примеряется, как надо поступать с духовно нищей и коррумпированной властью. И с этим надо считаться, чтобы не оказаться на свалке истории.

Вызовы и угрозы Центральноазиатских стран.

1989 год, этническая чистка в населенном пункте Кувасай Ферганской области турков-месхетинцев;

1989 год, кыргызско-таджикский земле-водный конфликт в Баткенском районе;

1990 год, межнациональный конфликт сепаратистов в Ошской области;

1992 год, в Намангане активисты ИДУ захватили здание хокимията;

1994 год, начало 8-летней гражданской войны в Таджикистане;

1999 год, вторжение международных бандформирований ИДУ на территорию Кыргызской Республики;

И это не полные факты террористических акций на завершающем этапе

ХХ века, принесших для ЦАС много бед, для народов этих стран, где в основе этих конфликтов лежали:

- конфликты по поводу спорных территорий;

- конфликты между этническим большинством и компактно проживающим этническим меньшинством;

- конфликты, вызванные властным произволом в преобразовании административных границ;

- конфликты, связанные с отсутствием у народа своей национальной государственности и рассечению его этнической территории политическими или административными границами;

- конфликты (реальные и потенциальные) в результате изгнания народа со своей территории и возвращения депортированных людей на свою историческую родину.

В подтверждение вышеуказанной типологии на территории Кыргызской Республики в 1989 году произошли пограничные и земельно-водные конфликты с Таджикистаном, в том же году на сопредельной территории Кыргызской Республики в населенном пункте Кувасай Ферганской области Республики Узбекистан произошла организованная националистами этническая чистка турков- месхетинцев. В 1990 году в Ошской области Кыргызской Республики на почве сепаратистских течений (ФАНО), поставивших своей целью создание Узбекской Культурной автономии на территориях Ферганской, Андижанской, Наманганской, областей Узбекистана и Ошской области Кыргызской Республики, породившие массовые и затяжные межэтнические конфликты с охватом многих крупных населенных пунктов юга Кыргызской Республики. В этих событиях террор стал методом, к которому прибегли организаторы конфликтов -политические, националистические и религиозные силы вахаббисткого толка. Что было в последствии подтверждено заключением Оперативно-следственной бригады Генеральной прокуратуры СССР. Первоначальная форма сепаратизма (ФАНО) в дальнейшем претерпела изменения как Кокандская исламская джумхурия. В настоящее время она обрела контуры стратегических целей исламских радикалов по созданию Туркистанского Халифата, и это частично объясняет Андижанские события. В то же время акции радикалов отвечают шести основным типам современного терроризма:

Националистический терроризм;

Религиозный терроризм;

Терроризм с поддержкой государства;

Терроризм левых экстремистов;

Терроризм правых экстремистов;

Терроризм анархистов.

Террористические образования, как правило, зарождаются в моно национальных меньшинствах и радикальных течениях религиозных общин. Для Кыргызской Республики наиболее близки первые два типа терроризма, и они также присущи для Центральноазиатских стран.

Другим видом угроз является наркотрафик.

По данным ООН, урожай опийного мака (опия сырца) в Афганистане примерно около 5 тысяч тонн ежегодно. Из этого количества можно произвести 500 тонн чистейшего героина. Для того чтобы привезти сотни килограммов наркозелья из Афганистана, должна быть хорошо отлаженная преступная сеть, которая позволяет организовать переработку наркосырья, транспортировку готового наркотика, обеспечив тайники «крыши» движению наркогрузов и ее дальнейшее распространение. По оценкам экспертов Российской Федерации, через сопредельные границы Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана проходит наркотиков на сумму до двух миллиардов долларов США. Четверть суммы остаются региональным «крышам», укрепляя коррумпированную систему власти. Тем самым повышая вероятность угроз каждой семье жителей ЦАС

Соединенные Штаты Азии?!

Саммит в Астане Шанхайской организации сотрудничества особое внимание уделил Центральной Азии - от положения дел в ней зависит стабильность на всем пространстве ШОС. По образному замечанию Нурсултана Назарбаева, теперь в организации представлена половина человечества. Принята Концепция сотрудничества, подчиненная борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. В ШОС входят Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, наблюдателями стали Монголия, Иран, Пакистан и Индия и согласно Устава ШОС любая страна может стать ее полноправным членом либо наблюдателем. Перспектива развития ШОС становится очевидным и тем самым рождается новый центр силы, отвечающий интересам обеспечения безопасности и экономического развития. Четыре участника имеют ядерное оружие, следовательно, имеют доступ к высоким технологиям, в большинстве страны-участники развивают современные технологии и конкурируют с западными товаропроизводителями. Время покажет, сбудутся ли прогнозы футурологов, предрекавших, что ХХI век переместит центр политики и экономики в Азиатско-Тихоокеанский регион. Усилия государств-участников ШОС имеют стратегическую перспективу и реальные природно-экономические возможности. И если результаты сотрудничества получат признание и доверие международного сообщества, то вероятность рассмотрения политического объединения в Соединенные Штаты Азии не за горами.


0 Комментарии



http://www.analitika.org/article.php?story=20050713014755166