Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

Новости > "…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 2.

"…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 2.

23 апреля 2011 г.

Опубликовано в журнале "Военная археология", № 2, 2011 год.

Продолжение, начало см.

http://www.soldat.ru/news/865.html

.

Кратко перечислим финальные тезисы части 1 статьи. Учёт прохождения солдатами этапов службы в СССР почти во всех военкоматах уничтожили. Книги призыва по мобилизации составили куцые и неполные, в большинстве своем, только за период с 23 июня 1941 года и позже. Во многих РВК лица, призванные до начала войны в период 1938 - первой половины 1941 года и встретившие войну в кадровом составе РККА, отсутствуют в книгах призыва по мобилизации в связи с тем, что они попали в армию буквально не в связи с мобилизацией, а по плановому довоенному призыву или направлению. Учётные карточки военнообязанных запаса и призывные карты новобранцев также почти не сохранили. Миллионы воинов в начале войны более чем полгода не имели никаких официальных документов, подтверждающих их личности. Учёт потерь личного состава и его движения в войсках оказался, прямо скажем, паршивым, другого слова не подобрать. От 5 до 8 % лиц, ушедших воевать из того или иного региона, не учтены нигде и никак. Первичные источники учёта в военкоматах по ним уничтожены, они не вошли в книги призыва, не попали в донесения о потерях из воинских частей, о них не заявили в военкомат родственники после войны, при них не было ни медальонов, ни официальных документов о личности. В 50-х годах военное ведомство, по чьей-то вредительской инициативе, уничтожило первичный учёт рядового состава в военкоматах на местах, своими руками оборвав нити к миллионам судеб.

28 января 2009 г. на традиционной конференции Фонда поисковых отрядов Ленинградской области в г. Санкт-Петербурге заместителем начальника Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества А.Л. Тарановым были доложены сведения об объёме работ по наполнению Обобщённого банка данных "Мемориал" (далее ОБД). Всего было обработано около 11 миллионов страниц документов из 34100 архивных дел Центрального архива Министерства обороны РФ (далее ЦАМО РФ), 470 архивных дел Центрального военно-морского архива (далее ЦВМА), 30590 паспортов воинских погребений, персональных сведений из других архивов. Всего на тот момент было создано 23038600 записей ОБД. Основные фонды хранения персональных данных о потерях личного состава архивов МО РФ к этому моменту уже были оцифрованы. Общий объём записей (одна запись - одно упоминание персоналии в документе) распределялся так:

1. Из донесений о безвозвратных потерях воинских частей - 9078395 записей.

2. Из документов госпиталей и медсанбатов (по умершим в них) - 1203654 записей.

3. Из документов по безвозвратным потерям ВМФ - 454107 записей.

4. Из документов, уточняющих потери (донесения из военкоматов о призванных ими, но не вернувшихся и разыскиваемых родственниками воинах) - 8109860 записей.

5. Из приказов об исключении из списков личного состава (по офицерскому составу) - 1401605 записей.

6. Из поимённых списков погребений (учёт на местах согласно паспортов погребений) - 2411904 записей.

7. Из документов о военнопленных - 379075 записей.

Работа по выявлению, получению и оцифровке документальных данных в других архивах России и зарубежья продолжалась и в течение прошедших 2 лет. В настоящий момент в ОБД около 28000000 записей. Ориентировочную численность дополнительных записей из документов других архивов и источников оценим по разнице 28000000 - 23038600 = 4961400 записей, в т.ч. данные по потерям войск НКВД, военизированным формированиям Наркоматов путей сообщения, связи, другим ведомствам. Акцентируем, что сведения о персональных потерях из централизованного учёта потерь ЦАМО РФ и ЦВМА к 2009 г. введены полностью. За истекший период к ним были произведены небольшие добавления из их фондов, кардинально не меняющие порядок чисел.

Общее количество в 28 миллионов записей характеризует всё наличие учтённых сведений в обработанных документах основных массивов данных, включая повторы записей по отдельно взятым лицам. Одни и те же лица могут быть указаны в нескольких источниках сведений.

Сколько может быть повторов записей в ОБД в сведениях ЦАМО РФ и ЦВМА (23038600 записей)? Если оценивать массивы данных о потерях из воинских частей (9078395 + 1203654 записей) и документы, уточняющие потери (8109860 записей), то их пересекаемость (повторность), по опыту работы с ними в течение десятков лет, может быть в пределах до 15 %. Уточняющие сведения в подавляющей своей массе являются уникальными и меньше первых всего лишь на 21 %.

Откуда исходит повторность в этих массивах данных? Например, воин погиб, в/ч донесла о нем по инстанции, но не выслала извещение, семья сделала запрос через райвоенкомат (далее РВК) в Управление по учёту погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава (далее Управление), оттуда пришел ответ, что воин числится убитым, после чего РВК выписал извещение семье на основании ответа Управления. Т.е. донесение об утрате есть и от в/ч, и от РВК. Либо в случаях, когда извещения из в/ч по ошибке высылались не в те регионы, откуда были родом воины, и были возвращены облвоенкоматами в Управление. Либо сообщение органов правосудия дополняло сведения из в/ч. Это и есть суть пересекаемости сведений данных массивов, которая с небольшими вариациями описывает явление.

Особо следует коснуться сведений из ЦВМА по погибшим и пропавшим без вести морякам. Оцифрованы три источника документов: донесения в/ч, сводная картотека потерь, флотские картотеки потерь. По опыту работы с ними можно сказать о том, что все они дублируют друг друга, но есть и отличия, дающие дополнения к тем или иным персоналиям. Приращение количества персоналий в зависимости от вида документов мизерное. Поэтому повторность сведений в ВМФ тройная, т.е. при количестве 454107 записей в ОБД мы на самом деле имеем данные о примерно 150000 воинов, утраченных на флоте. Это число стыкуется с официальным числом флотских потерь в 153741 чел. ("Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь", М.: "Вече", 2009, с. 256). Качество учёта личного состава на флоте оказалось существенно выше, чем в армии, ибо там сверить боевой и численный состав (далее БЧС) в/ч с потерями гораздо проще. В армии таким же состоянием учёта потерь и сверки с БЧС похвалиться нельзя. И об этом чуть позже будет сказано.

Очевидно, что другие массивы сведений (пп. 5, 6, 7) по сравнению с упомянутыми являются в большинстве повторными, хотя и не без исключений. Действительно, данные каждого из них могут не менять сути известных сведений четырёх основных массивов, но также могут уточнить судьбу конкретно взятого воина. Они могут быть уникальными, т.е. в документах никакой другой инстанции воин не "засветился". Поэтому столь ценно в ОБД наличие информации из многочисленных источников, которую можно рассматривать в комплексе.

При оценке качества имеющейся информации предположим, что количество повторов по массивам данных (пп. 1 и 4) составляет не более 15 %:

а) из записей донесений о безвозвратных потерях воинских частей (9078395 записей) вычтем 15 %, получим 7716636 уникальных записей;

б) по уточняющим сведениям (8109860 записей) отнимем 15 %, получим 6893381 уникальную запись.

Заметим, что отсев "на повторы" забирает численность в 2578238 чел., а это 52 полновесных общевойсковых армии, исходя из численности в 50000 чел.

Из записей по книгам учёта умерших госпиталей и медсанбатов (1203654 записи) вычитаем около 40 % в связи с тем, что учёт в книгах погребения и умерших нередко продублирован в донесениях о потерях госпиталей и медсанбатов, поэтому оставляем 722193 записи для дальнейшего анализа.

По ВМФ мы уже выяснили численность уникальных записей, примем официальную величину их в 153741.

В сумме получаем 7716636 + 6893381 + 722193 + 153741 = 15485951.

Соответственно, остальные записи от нынешнего их количества в ОБД, возможно, являются повторными: 28000000 - 15485951 = 12514049 записей.

Понятно, что никто из нас и наших воевавших солдат не застрахован от писарских огрехов и деяний творческих машинисток, которые могли Ивана Ивановича Иванова превратить в донесениях в кого угодно, но не в настоящего Иванова. От этого не подстраховаться. Не будет натяжкой считать, что в отсеянном огромном количестве записей их "изыски" учтены и мы вправе продолжить исследование дальше.

Количество в 15485951 сведённых без повторов записей можно принять в качестве оценочной опоры в расчетах. Данные лица точно учтены в документации военного ведомства - кто-то всего один раз, кто-то несколько раз среди 28000000 записей, но в нашем исследовании мы теперь можем предполагать о том, что 15485951 лиц в ОБД учтены ОДИН раз. Хочу подчеркнуть, что речь идёт пока только о количестве записей в учтённых в ОБД документах, и их оценку в связи с приведёнными выше допущениями не следует принимать за констатируемую численность людских потерь. Также оговорюсь о том, что эта численность не может рассматриваться критиками в качестве категоричных утверждений автора этих слов. Цыплят сосчитаем "по осени", т.е. после завершения работ по наполнению ОБД документами различных ведомств. К примеру, лишь в феврале 2011 г. в Российском государственном военном архиве (далее РГВА) выявлены дополнительные сведения по советским военнопленным в общей численности около 100-120 тысяч возможных новых записей.

Работа по выявлению новых источников данных продолжается. Ниже этот фронт работ будет показан более подробно.

А пока внимательно посмотрим на данные Минобороны РФ по состоянию на январь 2009 г. и сравним их с нашей оценкой в 15485951 чел., опираясь на знание того, что данные из предъявленных фондов ЦАМО РФ, ЦАВМФ по донесениями о потерях введены в ОБД полностью:

1. Воинские части при ведении боевых действий, а также госпитали, медсанбаты и части ВМФ (7716636 + 722193 + 153741 = 8592570) документально учли в персональных потерях списками не более 55,5 % своих военнослужащих (8592570 : 15485951). Вне сомнения, применявшаяся в войсках система учёта потерь личного состава дала серьёзный сбой. Он также подтверждается выкладками п. 2 ниже.

2. Очевидно, что когда фактический объём персонального учёта потерь по донесениям войск был предъявлен в конце 1945 года руководству НКО и страны, и ясно представилась пропасть между объёмом их войскового поимённого учёта, численностью войск по списку на конец войны, учётными данными военкоматов на ту же дату, численностью гражданского населения после окончания войны (данные прописки), а также величиной призванных людских ресурсов, тогда и родилась Директива Главного Штаба Сухопутных Войск Советской Армии № орг/4/751524 от 24 апреля 1946 г. - так называемая Директива о "подворном опросе" по воинам, не вернувшимся с войны (она опубликована на нашем сайте http://www.soldat.ru/doc/directiva.html). Директива предписывала РВК в массовом порядке собрать данные о призванных этими РВК воинах, связь с коими была утрачена в период Великой Отечественной войны и чьи судьбы так и остались неизвестными, и оформить эти сведения не на индивидуальных бланках, как было до этого, а на "простынях" формата А-3, где построчно должны были быть сгруппированы необходимые биографические сведения о не вернувшихся и, по возможности, адреса и даты отправки воином последнего известия. Военкоматы многие десятилетия после войны продолжали исполнять положения этой и уточняющих ее более поздних Директив Генштаба и посылали в Управление по учёту потерь свои многочисленные донесения. Вели огромную переписку и на горизонтальном уровне между собой, уточняя судьбы миллионов воинов.

Начало этому процессу было положено ещё во время войны, когда родственники уже с 1942 г. сигнализировали и напрямую Верховному Главнокомандующему, и по инстанции через военкоматы призыва о том, что с их мужем, отцом, братом, сыном пропала письменная связь. Военкоматам давались полномочия оформлять такие запросы на официальных бланках и отправлять их в Управление. Управление при отсутствии сведений из войск о судьбе воина (минимум в течение 2-х лет) принимало официальное решение о пропаже без вести бойца, и с весны 1944 г. семьям этих лиц, если по иным условиям им была положена помощь, стали выплачивать пенсии по потере кормильца. Эти индивидуальные донесения из военкоматов и стали первыми документами, составившими пласт сведений, уточняющих потери. К ним же причислены поступившие в регионы из воинских частей и неврученные родственникам извещения о судьбе воинов, которые ввиду отсутствия родственников или из-за неверного оформления были отправлены региональными военкоматами в Управление по учёту потерь или в Главное Управление кадров НКО для принятия воинов на учёт потерь и решения о судьбе самих извещений.

Как видно выше, объём записей (без повторов), уточняющих потери, составил огромную цифру - 6893381. Это составляет 44,5 % от оценочной опорной величины в 15485951 записей, если считать, что все эти записи уникальны.

3. В составе лиц, учтённых военным ведомством один раз (предположительно 15485951 чел.), войсковой учёт в период ведения боёв составил 55,5 %, уточняющие сведения из других источников военного ведомства - 44,5 %. Другими словами, оно всеми видами своего учёта в воинских частях смогло зафиксировать в своих документах всего до 55,5 % уникальных (без повторов) записей о воинах, отдавших жизнь за страну, а про 44,5 % забыло в запарке боёв, не отослав ни именные донесения о потерях в Генштаб, ни извещения семьям. Большего система учёта личного состава вообще, и система персонального учёта потерь в войсках в частности, добиться не смогли.

Резюме: принял лейтенант роту в 100 человек при формировании, из них он спокойно 44 человека мог сразу вычеркнуть из жизни и людской памяти, не опасаясь последствий, - всё равно система первичного войскового учёта потерь больше "не потянула"!

Жёстко сказано? Не жёстче сделанного!!!

Уже на этой стадии мы имеем полные основания сказать так, как сказано в части первой настоящей статьи и повторено выше: "Учёт потерь личного состава в войсках оказался, прямо скажем, паршивым, другого слова не подобрать".

Кроме того, удивляет факт того, что в сводном расчёте людских потерь, составленном авторами уважаемого труда (см. указ. соч., с. 51), и далее по всему содержанию использованы всего два источника сведений - войсковой учёт потерь личного состава и данные органов репатриации по вернувшимся бывшим военнопленным. В то же время, такой огромный источник данных, как сведения военкоматов о не вернувшихся воинах, полностью выпущен из внимания и в балансе расчётов отсутствует. Трудно представить основания, по которым важнейший дополнительный пласт сведений, подтверждённый именными списками (6893381 уникальных записей, если воспользоваться сведениями о записях в ОБД без повторов), остался "за бортом" исследований. Каждый желающий может легко убедиться в том, сколь редки в послевоенных донесениях военкоматов о не вернувшихся ("подворный опрос") пометки специалистов Управления по учёту потерь о наличии данных на того или иного воина в донесениях войск в период войны. Столь же редки и упоминания в них о том, что тот или иной воин оказался жив и вернулся после плена домой, или погиб в плену. И коль это так, то сведения военкоматов, пусть с учётом повторов, размер которых можно было бы быстро оценить, по минимальной планке числа уникальных персоналий просто обязан был быть включённым в баланс расчёта безвозвратных потерь. Но его там нет.

Судите сами. Ниже в полном варианте дана таблица 1, иллюстрирующая этот "провал" методики подсчёта потерь (см. указ. соч., с. 51):

Ни в одной графе мы не видим цифровых сведений о не вернувшихся по данным военкоматов. К донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов они не относятся, и, тем более, не принадлежат органам репатриации. "А вот это провал!" - так сказал бы Штирлиц из известного телесериала.

Упущение в методике расчётов потерь личного состава авторского коллектива указанной выше книги неизбежно приводит к следующему выводу. Если прибавить к общему официальному числу потерь (8668400 чел.) количество персоналий по уточняющим потери сведениям из военкоматов без повторов (см. выше - 6893381, если воспользоваться сведениями о записях в ОБД), не учтённых авторским коллективом в расчётах потерь военнослужащих, то мы получим число 15561781, удивительно близкое к рассчитанной выше опорной оценке по записям в ОБД - 15485951, также полученной после исключения возможных повторов !!! И это не единственный способ расчёта возможных потерь личного состава. Чуть ниже мы коснёмся ещё нескольких.

Всякий исследователь, кто хоть раз мало-мальски соприкоснулся с архивным учётом потерь, будь то бумажные носители в архиве или виртуальные массивы в сети Интернет, имеет представление о громадном объёме послевоенных уточняющих сведений. Даже через призму розыска всего одной персоналии, например, своего родственника, пропавшего на войне, такой исследователь не мог не увидеть объёмности уточняющих списков о судьбах не вернувшихся воинов. И появились эти уточняющие сведения в связи с тем, что: "В результате несвоевременного и неполного представления войсковыми частями списков о потерях получилось большое несоответствие между данными численного и персонального учета потерь. На персональном учете состоит в настоящее время не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины." (Приказ НКО № 0270 от 12 апреля 1942 г. - "Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. - 1942 г.", том 13 (2-2)., М., ТЕРРА, 1997, с.202).

И, что любопытно, сам факт подписания Директивы Главного Штаба Сухопутных Войск Советской Армии № орг/4/751524 от 24 апреля 1946 г. о "подворном опросе" по воинам, не вернувшимся с войны, напрямую объективно подтверждает мнение о том, что в донесениях войск о потерях имел место огромный пробел. Само военное ведомство жёстко обозначило проблему неучтённости потерь в войсках и попыталось её преодолеть. Но спустя почти 50 лет другие военные в труде "Гриф секретности снят" (М.: Воениздат, 1993) и в последующих эту масштабную попытку и ее результаты проигнорировали полностью. 7 миллионов персоналий. Как прикажете это понимать?

Коснёмся ещё одной стороны вопроса. Персональный учёт потерь в лечебных учреждениях - совершенно отдельная, малоисследованная обществом, "песня". К ним относятся не только медсанбаты дивизий и корпусов, прифронтовые и эвакуационные госпитали, но и масса штатных эвакоприемников армии и флота, клиник, оперативных коек Наркомата здравоохранения, отделений медицинских институтов. Заметим, что численность потерь в медсанбатах войск учтена в официальных цифровых донесениях о потерях в категории "Убито и умерло на этапах санитарной эвакуации". Однако, поимённые потери в них внесены в ОБД вместе с данными из госпиталей и прочих учреждений (1203654 записи), и они в сумме разнятся с официальными цифровыми данными потерь, учтённых теми же инстанциями.

Так, согласно выкладок авторского коллектива "Книги потерь", в категории "Умерло от болезни" в госпиталях значится 267394 чел. (см. указ. соч., с. 57). В категории "Умерло от ран в госпиталях", будучи эвакуированными из фронтовой полосы, значится 1100327 человек (с. 54). В том же труде та же категория потерь выражена цифрами 1104110 чел. (с. 57). Каким данным уважаемого коллектива верить - непонятно. Но дело не в этом.

Суммарно в госпиталях от ран и болезней умерло 1371504 чел.

В ОБД же после окончания ввода сведений книг учёта умерших и по тыловым госпиталям, и по фронтовым медсанбатам имеется 1203654 записи. Сразу видно, что, как минимум, 1371504 - 1203654 = 167850 чел. в ОБД по обоим типам лечебных учреждений уже не учтено, вероятно, из-за неполноты данных.

Но ведь в записях ОБД учтены также и потери в медсанбатах. Это означает, что величина недоучёта и в госпиталях, и в медсанбатах еще выше, нежели 167850. Мы пока не знаем - какая это величина, но с помощью простых примеров можем убедиться в несоответствии официальных цифр реальности.

Предположим, что 1104110 из 1203654 - записи ОБД об умерших от ран воинах только в тыловых госпиталях, раз уж такова их официальная цифра. Тогда кто-то должен основательно доказать следующее: в медсанбатах при санитарной эвакуации во фронтовой полосе умерло от ран всего лишь 1203654 - 1104110 = 99544 человек (9 % от умерших в тыловых госпиталях) по количеству записей в ОБД, если верить официальной численности умерших в госпиталях (1104110 чел.). Но ведь не бывает этого! Ни при каких обстоятельствах! Эти потери всегда сопоставимы, если медсанбатовские не больше. Потому-то в войсках в цифровых донесениях об этих потерях их и не отделяют от убитых в бою, а числят всегда вместе - "Убито и умерло на путях санитарной эвакуации". И что же - кто-то хочет всерьёз заявить о полноте 1203654 записей во включённых в ОБД книгах учёта потерь? И о полноте официальной численности умерших в госпиталях (1104110 чел.)? Количество записей в ОБД явно не соответствует реальной действительности и не облекает всех умерших в тыловых госпиталях военнослужащих, равно как не отвечает и численности умерших в медсанбатах. Оно явным образом должно быть много больше. И вот почему.

По данным авторов названного выше труда, за время войны погибло 117 госпиталей, понесли большие потери и расформированы - 17, пропали без вести - 14, судьба не установлена - 79, всего утрачено 227 госпиталей (см. указ. соч., с. 58). С ними понятно, - их документы по определению имели слишком много поводов погибнуть и не быть сохранёнными.

Всего было сформировано около 6200 госпиталей всех видов с учётом двойных и тройных формирований под прежними номерами. Крайний номер госпиталя по учёту персональных потерь, зафиксированный в ОБД, - 6076. В справочнике дислокации лечебных учреждений, опубликованном на сайте www.soldat.ru уже 8 лет, крайний учтённый номер эвакогоспиталя - 6019. Его дислокация - Днепропетровск с 01.04.44 по 18.09.45. Нет его книг погребения на хранении, потому и нет данных из госпиталя в ОБД. У госпиталей в диапазоне номеров 6019-6076 сохранены документы по учёту потерь всего в 8 госпиталях, а дислокация остальных неизвестна, равно, как неизвестно - куда делись их документы о потерях. У госпиталей 6000-6018, сформированных в Ворошиловградской области весной 1944 г., также нет ни одной книги погребения по умершим в них воинам. Эти проколы частного порядка заставили заняться госпиталями вплотную.

Полная проверка по ОБД диапазона номеров госпиталей 1 - 6076 выявила оглушительную цифру. Оказалось, что к настоящему времени сохранены, обработаны и введены в ОБД сведения всего лишь 2483 госпиталей или 41 % от общего зафиксированного количества (6076). 3593 госпиталя книги учёта погибших в архив не передали (59 %). Других аналогичных источников данных в архивах нет.

Для полноты статистики были подсчитаны и медсанбаты стрелковых дивизий (далее сд), сдавшие документы по персональным потерям в архив. Крайний учтённый номер медсанбата в ОБД - 634. В линейке номеров 1 - 634 часть их использовалась повторно вторыми, третьими и четвертыми формированиями стрелковых дивизий, часть (10 медсанбатов) принадлежала корпусам. В дополнение к соединениям кадровой армии (198 сд, 61 тд, 31 мд), имевшим медсанбаты, в период войны было сформировано 494 сд и 12 тд, в каждой из которых также имелось медицинское подразделение. Вместе с корпусными получаем в итоге 806 соединений, имевших медсанбат. 26 соединений в 1942 г. прекратили формирование, их несформированные медсанбаты исключаем, остаётся 780, т.е. 780 медсанбатов должны были сдать свои документы в архив, а их сведения попали бы вслед в ОБД. Не тут-то было.

В результате подсчетов оказалось, что в ОБД присутствуют персональные данные о потерях личного состава только у 432 медсанбатов (56 %), 336 медподразделений свои документы в архив не сдали (44 %).

Более того, анализ наличия документов по госпиталям и медсанбатам показал, что практически ни у одного из них период их существования не закрыт непрерывным ведением книг учёта умерших, что означает неизбежные громадные прорехи и в именном, и в численном учёте погибших дополнительно к 41 % и 56 % сохранности документов соответственно. Сотни лечебных учреждений имеют данные всего за несколько месяцев из нескольких лет существования.

Средневзвешенное количество лечебных учреждений (госпиталей и медсанбатов), сохранивших свои документы по учёту умерших в них, в т.ч. не за все периоды их существования, составляет всего-навсего около 50 % от общего наличия (6076 госпиталей и 768 медсанбатов). Этим сохранённым в объёме 50 % документам не за весь период войны ныне соответствуют 1203654 записи в ОБД. Им же "соответствует" и официальная сводная цифра умерших от ран и болезней в госпиталях 1371504 чел. Точное количество умерших в медсанбатах в этой численности пока неизвестно. Неужели и после этих выкладок найдётся кто-то, кто будет доказывать истинность официальных цифр умерших от ран и болезней хотя бы только в госпиталях?

Совершенно очевидно, что будь сохранность документов на уровне 100 % за весь период войны, мы получили бы цифру учтённых потерь умершими, как минимум, в 2 раза больше, т.е. около 2,4 - 2,5 миллионов человек. Следовательно, уже на этой стадии исследования мы вправе поднять планку численности погибших в Великой Отечественной войне не менее, чем на 1,2 миллиона чел., получив 8668400 + 1200000 = 9868400 чел., и сомневаться в официальных выкладках.

Возникает вопрос - как стало возможным при жёсткой системе отчётности по вертикали и при итоговой 50-процентной сохранности документов лечебных учреждений "проскочить" мимо всевидящего ока правительства, сонма военных и партийных функционеров, органов НКВД, статистиков, и "утаить" свыше миллиона человеческих потерь? Одни не сохранили то, что были обязаны по должности, другие же по всей вертикали посчитали так, как нельзя считать.

А ведь мы даже ещё не коснулись рассмотрения нескольких малоизвестных пластов сведений о персональных потерях, которые спокойно себе полёживают в архивных закромах, дожидаясь "у моря погоды" и будущего включения в ОБД.

Первый из них - документы по именному учёту людских потерь в архивных фондах воинских частей во всём их многообразии. Как ни странно, но то, что в них сохранено, подчас существенным образом не совпадает с донесениями тех же частей о потерях по инстанции. Посему это стало своего рода поисковым признаком при работе в архиве: сначала проверяются данные централизованного учёта (картотеки, ОБД), затем, если номер в/ч известен, проверяется фонд хранения ее документов, и, если учётные книги сохранены надлежаще, появляется надежда отыскать в них и послужные данные, и упоминание о судьбе искомого воина, о чём может не быть данных в централизованном учёте из-за недонесения о воине из в/ч. Очевидно, что со временем и этот пласт сведений непременно нужно обрабатывать для последующего включения в ОБД. Он огромен, но задача эта очевидная. Сколько составит приращение количества неучтённых ранее воинов? Остаётся только догадываться. Не зря родилась поисковая поговорка: "Четверть наших пропавших без вести лежит в наших архивах". Кто знает, может быть даже треть.

В то же время, сохранность учётной документации оставляет желать лучшего. Вероятно, вряд ли кто из исследователей проводил полный анализ характера учёта потерь личного состава (да и просто учёта личного состава и его сохранности) по основным войсковым формированиям, имевшим максимальное количество непосредственно воевавшего личного состава: дивизиям, бригадам, полкам, самостоятельным отдельным батальонам, входившим в состав Действующей армии. Пласт работы - ответственнейший. Несколько цифр для иллюстрации.

Автором проанализированы архивные фонды документов по учёту личного состава 199 сд в диапазоне номеров от 214 (1-го формирования) до 329 (2-го формирования) включительно за период войны. Из них в ЦАМО РФ вообще отсутствуют документы по учёту как потерь личного состава, так и просто по его учёту - у 78 сд или у 39 % (218, 219, 221, 223, 224, 226, 228, 229, 230, 232, 233, 235, 238, 242 - все 1-го формирования, 242 (2ф) - до гсд, 244 (1ф), 247 (1ф), 248 (1ф), 248 (2ф), 249 (1ф), 249 (2ф), 253 (1ф), 253 (2ф), 255 (1ф), 255 (2ф), 257 (1ф), 257 (2ф), 258 (1ф), 258 (2ф), 258 (3ф), 260 (1ф), 264 (1ф), 264 (3ф), 264 (4ф), 266 (1ф), 266 (2ф), 267, 270, 273, 277, 278 - все пять 1-го формирования, 278 (2ф), 278 (3ф), 279 (1ф), 280 (1ф), 280 (2ф), 282 (1ф), 284 (1ф), 284 (2ф), 284 (3ф), 289 (1ф), 292 (2ф), 293 (1ф), 293 (2ф), 295 (1ф), 296 (1ф), 298 (1ф), 298 (2ф), 298 (3ф), 299 (1ф), 300 (1ф), 300 (2ф), 301 (2ф), 302 (г), 303, 304, 308, 309, 312, 317, 320, 321 - все 1-го формирования, 321 (2ф), 325 (1ф), 325 (2ф), 327 (1ф), 328 (1ф), 329 (1ф)).

Отсутствуют учётные документы обеих категорий за периоды от 5 месяцев до 3 лет войны - у 28 сд или у 14 % (215, 216, 218 (2ф), 220, 229 (2ф), 236, 244 (2ф), 251, 252, 256, 259, 260 (2ф), 262, 265, 269, 271, 272, 276, 279 (3ф), 283, 287, 288, 295 (2ф), 302, 303 (2ф), 305 (1ф), 311, 315 (2ф)). Буква "ф" в скобках означает формирование, цифра при ней - номер формирования за период войны. Не надо удивляться - 264 сд имела 4 формирования за войну, не связанных друг с другом ничем, кроме общего номера, а всего таковых было 7 дивизий - 2, 87, 140, 264, 316, 319 сд.

Из вышесказанного следует, что учёт личного состава и его потерь в той или иной степени сохранён в фондах документов только у 93 сд из 199 (47 %).

Немного простых подсчетов по 78-ти сд (39 %), не оставившим документов: даже если в них без учёта пополнения выбит только один штатный состав в 10-12 тысяч человек, то по меньшей планке получаем неучтённость судеб там, где она обязана быть - в архивных фондах соединений, как минимум, у 780 тысяч человек. Где гарантия, что штабы дивизий на всех из них успели (смогли) выслать именные и цифровые донесения о потерях и извещения в семьи? Или что по всем из них после войны поступили в Управление по учёту потерь уточняющие судьбы донесения, или запросы родственников на розыск? Нет таких гарантий. Следовательно, никто не может утверждать о том, что все эти воины учтены поимённо в картотеках потерь личного состава. А ведь выше проанализирована лишь часть стрелковых дивизий, а не всё их число.

И потому сведения о многих из воинов, учтённых утраченными в фондах соединений и частей, станут дополнением к уже имеющемуся массиву ОБД.

Учтём, что всего в РККА за войну состояло 1523 дивизии и 1547 бригад всех видов и форм (цифры взяты не "с потолка" - каждая из них расшифрована отдельными подробными выкладками):

1. Дивизии:

1.1. Вступили в ВОВ – 303 дивизии, в т.ч. 198 сд, 13 кд, 61 тд, 31 мд, 79 авд.

1.2. Созданы (или формировались) вновь во время ВОВ – всего 1220, из них:

а) сд:

- 1941 г. – 250;

- 1942 г. – 135;

- 1943 г. – 83;

- 1944 г. – 23;

- 1945 г. – 3;

- всего с довоенными - 692 сд;

б) кд – 87, всего за ВОВ - 100;

в) тд – 14, всего за ВОВ - 75;

г) народного ополчения (всех видов) – 70;

д) артиллерийские – 49;

е) зенитные артиллерийские РГК – 64;

ж) зенитные артиллерийские ПВО территории страны – 16;

з) дивизии ПВО территории страны – 24;

и) зенитные пулеметные – 3;

к) зенитные прожекторные – 4;

л) дивизии ВНОС – 2;

м) аэростатов заграждения – 3;

н) минометные – 7;

о) истребительные (арт.) – 8;

п) авиационные - 210, всего за ВОВ - 289;

р) запасные и учебные – 51;

с) сд войск НКВД, переданные в НКО – 35.

2. Бригады:

2.1. Вступили в ВОВ - 43 бригады, в т.ч. 2 осбр, 16 вдбр, 5 авиабригад, 1 мотобронебригада, 9 бригад ПВО, 10 артбригад ПТО.

2.2. Вновь сформировано за период ВОВ всего 1504 бригады всех видов и форм (без автомобильных, связи, железнодорожных, дорожно-строительных, ПВО), из них:

а) отдельных стрелковых, отдельных морских стрелковых, отдельных бригад морской пехоты – 355;

б) танковых – 285;

в) воздушно-десантных – 94;

г) лыжных – 53;

д) мотострелковых – 55;

е) механизированных – 26;

ж) инженерных – 156;

з) артиллерийских – 480.

Сколько же соединений не имеет в архиве персонального учёта личного состава и его потерь? Сколько отдельных лыжных, инженерных и дорожных всех видов, связи всех видов, танковых, автомобильных, ПВО всех видов, гужтранспортных, мотострелковых, пулеметных, артиллерийских и смешанных, разведывательных, штрафных, штурмовых и прочих батальонов также остались без него? Чем не тема для докторской диссертации молодого напористого соискателя?

В РККА были дивизии, через которые прошло и 35, и 45, и 55 тысяч и более человек за войну: в 307 сд при штатном составе в среднем 10500 чел. 48221 чел. числятся в безвозвратных и санитарных потерях, а сколько их прошло через дивизию - вообще сказать трудно. Для сравнения: в 13 сд (2ф) безвозвратные (без санитарных) потери за войну составили 11390 чел, а всего прошло через нее по спискам учёта личного состава 58825 чел. 185 сд (и мд) - официальные безвозвратные потери составили 12784 чел., санитарные 29243 чел. При отсутствии учёта личного состава в ней за период июнь-сентябрь 1941 г. эти данные могут оказаться заниженными. Все ли потери учтены дивизиями поимённо? Можем ли мы утверждать о том, что за всех потерянных отчитались штабы частей по инстанции? Нет, не можем, ежедневные исследования сотен добровольцев в архивах подтверждают этот факт. Например, в марте 2011 г. в ЦАМО РФ выявлены 8 дел 280 сп 185 сд, которые были обнаружены весной 1942 г. бойцами Северо-Западного фронта (далее СЗФ) в лесу! Одно из них оказалось с краткими именными сведениями о потерях его воинов за лето 1941 г., в т.ч. с подшитыми бланками медальонов. Ни один их воинов не значился по донесениям о потерях из войсковых частей: часть оказалась учтённой по "подворному опросу" после войны, часть в централизованном учёте потерь отсутствует.

И потому совершенно очевидной представляется необходимость обработки сведений в/ч, сохранивших в той или иной степени именной учёт потерь. Никто не может предсказать - каким будет приращение уникальных, ранее неучтённых в донесениях о потерях, персоналий к уже имеющимся в ОБД. Но оно точно будет немалым.

.

Версия части 1 статьи в pdf.

Версия части 2 статьи в pdf:

.

Продолжение следует (см. http://www.soldat.ru/news/878.html).

.

И.И. Ивлев.

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
Общероссийская организация "ПОИСК"
Учредительные док-ты
Нормативные док-ты
События
Партнеры
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
Карты и схемы
Песни Николая Емелина
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.