Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

Новости > "…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 3.

"…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 3.

17 августа 2011 г.

Опубликовано в журнале "Военная археология", № 3, 2011 год.

Продолжение, начало см.

http://www.soldat.ru/news/865.html

http://www.soldat.ru/news/866.html

.

Вторым малоизвестным массивом документов являются ежедневные донесения тыловых в/ч в санитарные отделы военных округов о травматизме и смертности. В/ч на их территории на лицевой части бланка формата А-3 донесения сообщали о случаях травматизма и смертности в цифрах, а на обороте вносили списки погибших и умерших по разным причинам, либо прилагали к бланку дополнительные листы бумаги с этими списками. Выборочная проверка учтённых в них воинов согласно документов санитарного отдела штаба Московского военного округа по нестандартным сочетаниям ФИО привела к следующему. Из 35 лиц, проверенных навскидку в ОБД, а, следовательно, и в централизованном учёте потерь, оказались учтёнными всего 3 человека. В фонде санитарного отдела штаба Московского военного округа таких многолистных дел оказалось 112. В каждом из них от 30 до 100 чел. Аналогичная картина и по другим военным округам.

Третьим информативным видом документов по выявлению персональных потерь, без сомнения, окажутся документы отделов кадров армий, фронтов, военных округов. Например, в фонде отдела кадров штаба Закавказского фронта имеется обособленная алфавитная картотека учёта безвозвратных потерь личного состава фронта объёмом в 21000 персоналий. Все ли они имеются в централизованном учёте потерь? Неизвестно. Кроме того, в тех же фондах отделов кадров, особенно в армейских, имеются многочисленные документы с перечнями найденных на полях боёв наград, изъятых у погибших солдат и офицеров и возвращаемых в НКО. С точки зрения выявления судеб воинов, особенно пропавших без вести, этот массив также может стать весьма полезным, ибо фиксирует достоверные факты гибели конкретных лиц.

Список казначея 393 медсанбата 302 сд

Четвёртым блоком сведений являются финансовые документы медсанбатов и госпиталей. Не те раздаточные ведомости, что хранятся в фондах многих частей, в т.ч. лечебных, а донесения начфинов по инстанции об умерших после поступления в них воинах. Вот в чём казус: госпиталь или медсанбат мог не сохранить документы по персональному учёту потерь, но начфин был обязан отчитаться за выделенные деньги. При поступлении на лечение солдата, а тем более - офицера, ему по аттестату или офицерской расчётной книжке было положено получать денежное содержание. Начфин госпиталя запрашивал вышестоящее армейское полевое отделение Госбанка, казначей медсанбата - дивизионную полевую кассу Госбанка на предмет перевода средств для выплаты по аттестатам. Средства поступали. Но получатель средств от ранений умирал. Средства, коль не успели выплатить, нужно было возвращать обратно.

При этом к рапорту о возврате прилагался список воинов, кому были назначены деньги, но кому по причине смерти получить их не пришлось. Список подробный, со всеми биографическим данными, с датами гибели, под заголовком: "Список на поступление денежных средств после смерти военнослужащего в … омсб". К примеру, только в одном 393 омсб 302 сд за период май - июль 1944 г. в таких списках оказалось 18 воинов, в т.ч. 4 лейтенанта и капитан. Из них в ОБД учтены в донесениях о потерях 302 сд всего 5 человек, в т.ч. капитан и лейтенант. Двое лейтенантов оказались учтены только по списку Главного Управления кадров в 1955 г. без биографических данных, места и даты гибели, без номера в/ч. А судьба 13 человек оказалась подвластна халатности дивизионных штабистов. Не берусь даже предположить - сколько таких же потерянных бойцов окажется не учтёнными, если имелись десятки тысяч частей, соединений и учреждений с обособленным финансовым делопроизводством? И ведь они также лягут плюсом к уже имеющемуся огромному массиву именных сведений. А Управление МО РФ по увековечению памяти будет продолжать упорно стоять на официальной численности потерь в 8668400 человек?

Пятым громаднейшим блоком сведений, который имеет данные о гибели военнослужащих, является сводная картотека учёта раненых и больных, созданная в архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ, общим объёмом свыше 32 миллионов карточек. Помимо того, что исключительно полезным будет включение в ОБД сведений о ранениях воинов и перемещениях их по лечебным учреждениям, из этой картотеки можно почерпнуть данные об умерших в период лечения воинах. И если сведения, ныне имеющиеся в ОБД, включают данные из сохранившихся не полностью книг учёта умерших (1203654 записи из имеющихся документов примерно 50 % медучреждений), то картотека включает персоналии всех, кто прошёл через медицинские учреждения, в т.ч. погибших в них. Возможно, в ней мы сможем установить поимённо те самые, отсутствующие ныне в централизованном учёте, дополнительные 1-1,2 миллиона человек, что также умерли в госпиталях и медсанбатах. Вполне вероятно, что из этой картотеки удастся установить и точную численность лиц, учтённых умершими в госпиталях и медсанбатах, предположительно оценённую выше в сумме до 2,5 миллионов человек.

P.S.

Ремарка: после выхода в свет 3-го номера журнала "Военная археология" с данной частью статьи удалось выяснить, что структура картотеки учета раненых и больных в в архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ следующая: карточки являются уникальными для отдельно взятого воина, т.е. карточки являются не учётом отдельных фактов ранений или болезней (одно ранение или болезнь - одна карточка), а учётом воинов, прошедших через лечебные учреждения с указанием на каждой карточке всего "букета" ранений и болезней конкретного воина (если удавалось точно его идентифицировать). Другими словами, учитывая возможный процент повторов (например, до 25 %), мы можем предположить о том, что в почти 33-миллионной военно-медицинской картотеке может оказаться уникальных карточек до 24,8 миллиона (а то и больше).

Шестым крупным массивом сведений должны стать новые документы о военнопленных. В региональных управлениях ФСБ России имеются сотни тысяч немецких "зелёных" карточек военнопленных. Судьбы воинов там не указаны, но дано всё остальное, что необходимо знать родственникам пропавших без вести воинов, помимо биографических данных: место службы, место и дата пленения, немецкие лагеря, через которые прошёл воин, даты перемещений. 99 % наших граждан не знают о том, что, возможно, сведения о пропавших без вести дедах находятся на соседней улице или в соседнем городе в архиве регионального управления ФСБ. Они были разосланы туда из Управления по учёту потерь в 1947-48 гг. в связи с тем, что сведений о смерти там нет, но наличие данных о попадании в плен представляло оперативный интерес для спецслужбы. Также, по некоторым данным, в Национальном архиве США NARA) имеются свыше 2 миллионов карточек советских военнопленных. Как уже сказано ранее, в РГВА в феврале 2011 г. выявлен дополнительный массив сведений примерно в 100-120 тысяч возможных персоналий.

Седьмым крупнейшим, и никогда в советской и современной истории ещё не задействованным в деле массового розыска военнослужащих, является многомиллионный массив сведений Центрального банка России по невостребованным вкладам военнослужащих. В Клинском районе Московской области, у дачного посёлка под названием Нудоль, на территории бывшего объекта противоракетной обороны Москвы располагается "Технологический центр "Нудоль" ЦБ РФ.

Туда осенью 2004 - в начале 2005 гг. был перемещён из г. Бор Нижегородской обл. архив полевых касс и контор Госбанка. Подтверждаются сведения о наличии в нём данных по денежным вкладам всех воинов, сделавших вклад, с распределением именных картотек владельцев лицевых счетов по номерам полевых касс Госбанка, приписанных к конкретной в/ч.

Т.е. одна касса (контора) – отдельные фонд и персональная картотека. Порядок фондирования архивных документов полевых учреждений подтвержден в статье В.П. Заставнюка и Д.С. Вахрушева "Деятельность полевых учреждений Госбанка в годы Великой Отечественной войны" ("Деньги и кредит", №4, 2008, с. 37-41). Сводной именной картотеки в архиве нет, компьютерной базы данных не создавалось. Центр позиционирует себя так - "… крупнейшее хранилище конфиденциальной информации Центробанка РФ, состоящей из документов различной направленности, вида и формата".

.

.

.

Источник информации: http://www.oboznik.ru/?p=4072

Особенности функционирования полевых учреждений Госбанка и проблема невостребованных вкладов военнослужащих характеризуются совместным приказом финансового управления Наркомата обороны и Управления полевых учреждений Госбанка от 29 мая 1945 года:

.

"Произведенными проверками и ревизиями финансовых отделов фронтов и полевых контор Госбанка выявлены серьезные недостатки в работе некоторых финансовых органов и полевых учреждений Госбанка по выполнению завещаний вкладчиков-военнослужащих, погибших на фронтах Отечественной войны. Установлены случаи, когда начальники финансовых органов войсковых частей и соединений... задерживали у себя вкладные книжки погибших и пропавших без вести военнослужащих вместо немедленной передачи этих вкладных книжек полевым учреждениям Госбанка.

В ряде случаев вкладные книжки погибших военнослужащих направлялись... по месту призыва военнослужащих, минуя Госбанк. Отдельные из таких вкладных книжек терялись.

.

.

Имели место факты отсылки вкладных книжек родственникам, которым вклад по завещанию не принадлежит. Посылались родственникам даже такие книжки, вклад по которым завещан в фонд обороны. Начальники полевых учреждений Госбанка... не всегда проявляют нужную заботу о своевременном выполнении завещаний вкладчиков, а также не ведут систематической работы по выявлению судьбы владельцев неподвижных вкладов.

В целях решительного улучшения работы... предлагаем:

1. Начальникам финансовых органов войсковых частей вкладные книжки погибших, умерших, пропавших без вести и выбывших из части военнослужащих-вкладчиков сдавать немедленно полевому учреждению Госбанка. Непосредственная пересылка вкладных книжек в адреса наследников или убывших вкладчиков - отменяется...".

.

В соответствии с действующим ныне Письмом ЦБ РФ № 55 от 22.09.1993 "О ведении операций с полевыми учреждениями Центрального Банка РФ по вкладам военнослужащих":

.

"… 15. Выплата завещанных и незавещанных вкладов наследникам производится Красноармейским отделением Центрального банка Российской Федерации в г. Москве, которое переводит вклады для выплаты наследникам в ближайшее к ним учреждение банка...

Наследниками являются лица, которым завещаны вклады, и лица, признанные наследниками по закону. При отсутствии завещательного распоряжения вклад умершего вкладчика переходит к наследникам по закону, при условии, что их наследственные права подтверждены свидетельством нотариального органа о праве наследования".

.

В прошлом имели место редкие прецеденты выплаты гражданам по вкладам их погибших родственников времён Великой Отечественной войны ещё при СССР. Редкость выплат связана с засекреченностью темы и незнанием граждан о возможности положительного результата хлопот. При документальном подтверждении прямого родства ЦБ РФ считает возможным произвести выплату незначительных сумм и сейчас. Если бы граждане знали этот нюанс, обращений в ЦБ РФ, вероятно, было бы больше.

Засекреченность темы связана с значительными суммами невыплаченных погибшим воинам средств, оставшихся в распоряжении государства. К концу Великой Отечественной войны сумма остатков вкладов на лицевых счетах воинов насчитывала 4 миллиарда рублей. Из них бОльшую часть суммы составили невостребованные вклады (около 3 миллиардов рублей). Для сравнения: в консолидированный фонд обороны и Красной Армии (на постройку самолетов, танков, артиллерии и прочего) за 4 года войны поступило от воинов и гражданских лиц 16 миллиардов рублей наличными средствами, четыре военных займа по подписке привлекли в бюджет от населения и войск 87,7 миллиарда рублей ("Государственный банк СССР", М.: Госиздат, 1957, с. 255), также см. таблицу 2:

Источник информации: http://www.oboznik.ru/?p=4118

В ОБД в входящем донесении № 878 от 18.07.1956 есть 15 документов на Хоцановского Петра Антоновича, 1922 г.р., уроженца Киевской области, которого разыскивала мать после войны. Она приложила к заявлению присланную ей казначеем в/ч-пп 64074-Г вкладную книжку сына на сумму 1830 рублей с завещанием по причине гибели сына. Вкладная книжка выдана полевой кассой Госбанка № 1711:

.

.

После неоднократных запросов Управления (отдела) по учету потерь в ЦАМО оттуда ответили, что сведений о прохождении службы Хоцановского П.А. в имеющихся документах 609 орс (в/ч-пп 64074) за 1942-44 гг. не найдено.

Но казус в том, что и 609 орс, и 1711 пкг принадлежали 5 сд (2ф). Отдел по учету потерь сначала обратился 03.06.56 в Управление полевыми учреждениям Госбанка, которое и тогда, и сейчас, находится по одному и тому же адресу – Москва, ул. Неглинная, 12, с просьбой осветить ситуацию с вкладом, а также номером в/ч. Управление ответило 18.06.56 в отдел о том, что наведет справки, но просило уточнить номер в/ч. Своим письмом от 27.06.56 Отдел сообщил номер в/ч в Управление. На что Управление ответило в Отдел о том, что "в полевом учреждении Госбанка № 1711 был открыт вклад № 4584616 на имя Хоцановского Петра Антоновича в сумме 1830 рублей, внесенной 12.11.43 через в/ч-пп 64178. Вклад закрыт 20.11.45".

И тут нюанс в том, что в/ч-пп 64178 принадлежала 142 сп той же самой 5 сд (2ф). Архивисты ЦАМО СССР документы 142 сп вообще не проверили, а именно там наверняка есть Хоцановский П.А. и в списках л/с, и в раздаточных ведомостях. Они ограничились только "исследованием" документов 609 орс. Но ведь ясно сказано в ответе Управления полевых учреждений Госбанка о том, что вклад открыт "через в/ч-пп 64178", т.е. через 142 сп.

Человек в результате переписки "повис в воздухе". Его вкладная книжка была выслана матери, он точно был жив как минимум до начала февраля 1944 г., но его в результате ненадлежащей проверки оставили пропавшим без вести в июле 1941 г (1 вариант) и умершим от ран без места и точной даты гибели в январе 1944 г. (2 вариант). Также осталось неизвестным - выплачены ли средства по вкладу сына матери.

Остатки вкладов времён войны аккуратно индексировались весь послевоенный период, что устно подтверждено работниками ЦБ РФ, и в настоящее время насчитывают, вероятно, не менее сотни (нескольких сотен) миллиардов рублей.

Также известны прецеденты невыплаты наследникам средств, которые явным образом должны были находиться во вкладах их погибших родственников и к концу войны представляли по тем временам немалые суммы (несколько тысяч или десятков тысяч рублей). Вероятно, с учётом индексации остатки вкладов могли вырасти в значительно большие суммы, что и вызвало факт невыплаты. Пример неприглядной истории с вкладом Героя Советского Союза Сидорова Ивана Дмитриевича показан в номере газеты МО РФ "Красная Звезда" от 18.09.2004.

Пока неясно - существует ли ныне закреплённая законодательно возможность получения гражданами невостребованных вкладов, открытых погибшими или пропавшими без вести в период Великой Отечественной войны солдатами, при подтверждении наследниками родства с ними.

В связи с отсутствием на руках у наследников погибших воинов их вкладных книжек (см. выше приказ от 29 мая 1945 г.) наследники не имеют возможности не только знать о наличии вкладов, но и вообще иметь сведения о номере в/ч, где был открыт вклад (вклады), сделанный их пропавшим без вести родственником. Соответственно, без знания этих данных возможный запрос, даже если он будет рассмотрен, останется без положительного ответа, поскольку без указания действительного или условного номера в/ч или номера ее ПКГ навести справки архив не может. И наоборот - указание этих сведений может привести к проверке фонда документов соответствующей ПКГ и, возможно, к отысканию вклада.

Также пока неясно - что имеет архив департамента полевых учреждений в фондах документов полевых касс Госбанка: сведения только о лицах, сделавших вклады, или также есть данные о всех тех, кто получал финансовые средства в качестве денежного содержания и прочих выплат согласно раздаточных и платёжных ведомостей? Если только о первых (только за 1943 г. количество вкладчиков составляло 2674,2 тысяч человек), тогда данные могут насчитывать несколько миллионов, возможно, свыше 10 миллионов персоналий, если и о вторых, тогда учётные данные могут насчитывать не менее 40-45 миллионов записей. Это количество сложится из 34,5 миллиона лиц, находившихся в составе армии и флота, ВВ и ПВ НКВД и получавших денежное содержание, а также из нескольких миллионов вкладчиков.

В любом случае, при открытии возможности наведения справок в этом массиве наши граждане получат доступ к установлению судеб своих миллионов пропавших без вести родственников, выявив номера их воинских частей и даты произведения вкладов или получения денежного содержания при жизни. Установив номер воинской части, где служил разыскиваемый воин, любой исследователь получит возможность продолжения розыска по документам этой части. Возникает цепочка, могущая привести к установлению судьбы человека.

P.S.

Ремарка: после выхода в свет 3-го номера журнала "Военная археология" с данной частью статьи следует добавить о том, что при открытии возможности наведения справок в этом массиве наши граждане - родственники воинов, смогут получить причитавшиеся их погибшим и пропавшим близким денежные средства с учётом индексации, которыми все послевоенные годы тихо пользуется государство. Родственники воинов имеют на это полное право!!! А государству только сделает честь факт возмещения накопившихся долгов перед своими гражданами.

Восьмым многочисленным источником персональных сведений о потерях личного состава являются данные партийного и комсомольского учёта. Известно, что за годы войны погибло свыше 3 миллионов коммунистов. С 1 июля 1941 г. по 1 июля 1945 г. кандидатами в члены ВКП (б) стали около 5,1 миллиона человек, членами партии - свыше 3,3 миллионов дополнительно к имевшимся до войны. На фронт ушли около 3,5 миллионов комсомольцев. За годы войны в члены ВЛКСМ было принято около 12 миллионов человек. Свыше 40 процентов общего состава комсомола находилось в годы войны в действующей армии ("Великая Отечественная война. Вопросы и ответы", П.Н. Бобылев и др., М.: "Политиздат", 1985 г.). Каждый из обеих категорий лиц состоял на строгом партийном и комсомольском учёте. В обеих организациях периодически производился переучёт членов партии и комсомола. В случае отсутствия сведений об уплате членских взносов в течение длительного времени и других сведений о человеке его учётные документы погашались в установленном порядке. Но не уничтожались. Централизованный учёт членов партии и комсомола вёлся согласно номеров их партийных и комсомольских билетов (а не пофамильно) и ныне сохранён в Российском государственном архиве социально-политической истории, созданном на базе бывших Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и Центрального архива ЦК ВЛКСМ. Обработка этого массива документов может привести к уточнению судеб миллионов воинов.

О девятом громадном источнике дополнительных сведений о личном составе армии и флота - извещениях о судьбах воинов - мы скажем чуть позже.

Подчеркну, выше велась речь либо исключительно о приращении в будущем уникальных записей в ОБД, не имеющих повторов ни с одним из других источников, либо о существенном уточнении судеб лиц, учтённых пропавшими без вести. Возможно, увеличение численности персоналий в ОБД только за счёт упомянутых источников будет насчитывать несколько миллионов человек, утраченных по халатности исполнителей документов в период Великой Отечественной войны. И если халатность исполнителей или нежелание владельцев информации раскрыть имеющиеся сведения теперь налицо, то где гарантия в том, что в цифрах потерь иные исполнители не ошиблись? Или не слукавили?

Ведь в чём разница двух подходов к подсчёту потерь личного состава? Официальная цифра в 8668400 жертв базируется на цифровых донесениях о потерях войск по вертикали подчинённости без учёта объёма поимённых сведений по разным источникам, более того - с отвержением их и навешиванием ярлыка на превышающие официальную численность потерь данные как на повторы персоналий в учёте, или, что еще хуже, - как на фальсификацию истории!

Наш анализ основан на данных поимённого учёта и ежедневной многолетней практике работы с тысячами персональных документов, без отбрасывания в сторону данных цифрового учёта. Что важнее: имя - или цифра? Полагаю, что ответ очевиден.

В данном случае уместна древняя поговорка: "Платон мне друг, но истина дороже!".

Если согласиться с официальной численностью людских потерь, то справедлив вопрос: кого же мы в Поиске столько лет подряд тысячами поднимаем на бывших полях боев, если почти всегда более 70 % из них (тех, чьи имена устанавливаем) пропавшие без вести, - в лучшем случае, учтённые лишь по послевоенным донесениям военкоматов? Нет никакой гарантии в том, что и рядом найденный неопознанный нами боец не стал "лишним" для военных статистиков.

И если воинский учёт был нормален, тогда почему же в сохранённых воинских погребениях в России, странах Евросоюза, Азии согласно сведений их паспортов учтено в ОБД пока всего 2411904 человек? В них поимённо названо не более 25-30 % от реального количества погибших бойцов в каждом регионе и, возможно, государстве. И даже сведения местных органов управления о погребённых на их территориях резко разнятся с данными учёта военного ведомства: всего по странам бывшего СССР, Европы, Азии и других местные органы управления к концу 2009 г. учли 47281 воинских кладбищ и могил, военное ведомство - 30527, в т.ч. на территории бывшего СССР - 38900 и 25865 соответственно ("Бюллетень Счетной палаты РФ", № 4 (148), 2010 г., см. ниже таблицу 3).

Местные органы управления всех стран учли погребёнными 9477822 чел., военное ведомство - 7051541 чел. Из них на территории бывшего СССР учтено соответственно 5584121 и 4485285 чел. А в ОБД введены данные паспортов по России всего на 2411904 чел. как окончательные. И это свидетельство нормального учёта?

.

Источник информации: Бюллетень Счетной палаты РФ № 4 (148), 2010 г.:

1. http://www.ach.gov.ru/ru/bulletin/528/

2. http://www.budgetrf.ru/Publications/Schpalata/2010/ACH201005202219/word/ACH201005202219_000.zip.

Где остальные - действительно погибшие и, быть может, частично учтённые численно, но не поимённо в регионах боевых действий?:

- в рамках повсеместно проводившихся мероприятий на всей "боевой" территории СССР в специально запаханных бульдозерами в 1950-80-х гг. на бывших полях боев окопах, воронках, блиндажах (как на Синявинском поле - в них оставлено около 10000 человек при общих безвозвратных потерях в боях за него в 45000 человек); на это поле по высочайшему распоряжению после войны навезли из-под Малуксы свежего песка да и засыпали всё поле боя ровным слоем примерно в один метр, организовали совхоз "Мгинский" и он все годы, несмотря на статус мемориальной зоны, вплоть до 2000 г. сеял там то картошку, то капусту; выветривание и культивация за 5 десятков лет привели сейчас к тому, что от метрового слоя песка осталось сантиметров 70; два раза уже на это место покушались новые "русские", пытаясь построить то "курятник" по Национальному проекту, то "нужник" Санкт-Петербурга (свалку); одних только дивизий и бригад, оставивших своих бойцов на этом поле в разное время, насчитывается 38 (11, 13, 18, 43, 45 гв., 63 гв., 64 гв., 80, 86, 90, 120, 123, 124, 128, 142, 147, 189, 196, 224, 239, 256, 268, 364 сд, 11, 55, 56, 73, 102, 123, 137, 138, 140, 142 осбр, 16, 61, 98, 152, 220 тбр); и ведь "курятник"-таки построили, возведя втихомолочку около 30 корпусов прямо на самом кровопролитном месте в районе высоты 43,3, которую солдаты в войну окрестили "Чёртовой высотой"; именно с этой высоты поставляется товарное яйцо под торговой маркой "Синявинское" в супермаркеты Москвы и Санкт-Петербурга;

- на снесённых бульдозерами официальных полковых, дивизионных и гражданских кладбищах в городской или сельской черте (строители или благоустроители постарались с тихого согласия равнодушных властей);

- в ставших безвестными и утраченными без обновления надгробий и памятников в городах, селах, полях, лесах, горах и болотах тысячах братских могил, которые могут быть учтены в архиве, но не зарегистрированы в 1960-х - начале 90-х гг. в военкоматах (многие тысячи примеров повсюду);

- в огородах у сердобольных или ничего не знающих об этом селян (половина убитых в январе-феврале 1943 г. бойцов 224 сд (2ф) - около 2000 человек и около 1000 человек 63 гв., 11, 90, 142 сд - лежат в огородах дачного поселка "Платформа 11-й км" в Кировском районе Ленинградской области);

- безвестно даже в городской черте, например, под футбольным полем городского стадиона в центре г. Кировска той же области лежит около 20000 человек, карта за июль-август 1943 г. с указанием места погребения находится в архивном фонде документов 67-й армии, в паспорте погребения № 47-251 учтено только 6250 чел., "неизвестных" 2279 чел. (37 %), в отведённом им закутке 20 х 10 метров на краю поля даже это количество воинов уместиться не может;

.

.

- на территориях промзон предприятий (пример - промзона 8-й ГЭС в Кировске, карта погребения в указанном выше фонде) или территорий, отведенных для их отходов ("зольники" той же 8-й ГЭС в районе Невского пятачка);

- на территориях мемориальных зон, памятных мест и даже величественных мемориалов вне зон официальных погребений (Невский пятачок, Синявинские высоты);

- на личных подворьях граждан (485 бойцов 12-й олбр лежат в 4-х ямах без памятного знака на выкупленной частной территории фермерского хозяйства бывшего работника Кировского РК КПСС прямо в насыпи берега Ново-Ладожского канала у тригопункта с отметкой 8,9; хозяин знает об этом);

- под известными и ухоженными памятниками, если сведения об учёте погребённых под ними воинов в военкомате "проворонили" так или эдак - примеров на эту тему несметное количество во всех регионах; весьма часто это случалось при фиктивных переносах погребений и "подхоронах" в сохраняемых местах;

- или просто на поверхности бывших полей боев не погребёнными, хотя за них могли исправно отчитаться наверх о похоронах в войну.

Прямой смысл задуматься - с официальными цифрами безвозвратных потерь что-то не так. Имён в мартирологе ОБД явно больше, чем учтено в военном ведомстве по всем источникам цифровых донесений войск и органов репатриации.

.

Версия части 1 статьи в pdf.

Версия части 2 статьи в pdf:

Версия части 3 статьи в pdf.

.

Продолжение следует.

.

И.И. Ивлев.

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
Общероссийская организация "ПОИСК"
Учредительные док-ты
Нормативные док-ты
События
Партнеры
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
Карты и схемы
Песни Николая Емелина
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.