Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

Новости > "…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 4.

"…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!". Часть 4.

28 августа 2011 г.

Опубликовано в журнале "Военная археология", № 4, 2011 год.

Продолжение, начало см.

http://www.soldat.ru/news/865.html

http://www.soldat.ru/news/866.html

http://www.soldat.ru/news/878.html

.

Ниже дан пример халатности, который мог привести к утрате поимённых сведений о судьбах почти 23 тысяч человек.

Точный учёт лиц, дат и мест погребения можно осуществить только по "горячим" следам. А если производить учёт спустя несколько месяцев, кварталов или даже лет, то и получится вместо точного места гибели воина - "Мурманское направление", "Ленинградская область". И всё, больше ничего в документах не сыскать, потому как не вспомнить уже никому из штабистов спустя срок - где кого смерть настигла. Таких документов в ОБД теперь тысячи. Чего только стоят сданные в архив аж в 1952 г. донесения о потерях 59-й и других армий, оформленные за период января-февраля 1944 г. и позже. Самой 59-й армии уже 7 лет как не стало, донесения созданы при ее расформировании летом 1945 г. по периоду учёта, который отстоял от даты создания донесения на 1,5 года! Но и в 1945 г. они не попали в архив, залежались в венгерских кладовых Центральной группы войск. Поищите в ОБД, например, донесение 1-го Украинского фронта (!) за 1952 год № 70006 от 05.11.52 на 2238 листах! Попав на него и полистав на экране "увесистый" фолиант с данными нескольких армий и дивизий на 22897 чел., особенно посмотрев в начале его "сопроводиловку", вы всё поймёте. Сколько таких же примеров могло набраться за войну?

Уточняющие записи в ОБД из других категорий учёта потерь также красноречиво свидетельствуют о халатности исполнителей в воинских частях. Конечно, и фронтовая ситуация в каждом конкретном случае тут играла существенную роль, но как же много всё-таки зависело от исполнителей! Кто мешал после Победы при расформировании 152-х стрелковых дивизий, 51-го стрелкового корпуса и 30-ти армий в июне-октябре 1945 г. всё аккуратно оформить и сдать в архив хотя бы даже за крайние перед Победой месяцы? Тут уже тебе ни окружений, ни отступлений, ни бомбежек, одни светлые будни, пиши вволю! Не случилось этого в штабах немалого количества расформированных соединений.

Да уж, получается по М. Салтыкову-Щедрину: "Строгость законов российских смягчается необязательностью их исполнения". Вот потому-то уважаемый авторский коллектив вышеназванной "Книги потерь" смог из-за необязательности исполнителей "наскрести" по сусекам официального цифрового учёта всех видов и форм всего 11444100 человек, документально подтверждённых цифровыми донесениями армий, фронтов и других источников данных о безвозвратных людских потерях. И стоит на этой цифре как на истине в последней инстанции! При этом авторами в анализе сведений количественные данные поимённого учёта потерь военнослужащих не использованы как якобы недостоверные.

Подчеркнём - упомянутые выше 11444100 военнослужащих документально зафиксированы в качестве общих безвозвратных потерь по цифровым донесениям военного ведомства, но реальные безвозвратные потери военнослужащих, согласно сведений авторов, якобы ещё меньше за счёт уточняющих данных о:

а) военнослужащих, ранее находившихся в окружении и учтённых в начале войны как пропавшие без вести (вторично призваны в армию на освобожденной территории) - 939700 чел.;

б) вернувшихся из плена после войны советских военнослужащих (по данным органов репатриации) - 1836000 чел.

Результат исследований авторского коллектива таков - лишь 8668400 человек погибло и пропало без вести за период Великой Отечественной войны и войны с Японией в рядах Вооруженных Сил СССР ("Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь", М., "Вече", 2009, с. 51). И точка!

Однако, точку ставить рано, это вполне красноречиво показано выше во многих примерах.

На поле бояЕще один. Если в ОБД насчитывается около 28000000 записей, а официальная численность безвозвратных воинских потерь - 8668400 чел., то неужели найдётся такой человек, который будет открытым текстом утверждать о том, что разница 28000000 - 8668400 = 19331600 записей - это повторы? Более 69 % - повторы? ОБД своими миллионами включённых персоналий опровергает это возможное утверждение, ежедневная работа с ним тому подтверждение. На подавляющее большинство бойцов имеется всего один источник сведений о судьбе, а не 3, как могло бы следовать, если поверить в то, что 19,3 миллиона записей - повторы уникальных. Да, на кого-то есть и по 8-10 записей, но на одного такого - десятки тысяч бойцов с всего одной лишь записью о пропаже без вести, так что пример с большим количеством записей у единиц (пусть и многих единиц) в сравнении с миллионами персоналий, не имеющих такого многообразия документов, не характерен и является редким исключением из правила.

Простым подтверждением этому факту является предложение провести любому желающему краткое исследование ОБД на предмет наличия повторов записей по воинам с нестандартными сочетаниями имени и отчества. Сколько записей о них окажется повторными? Забегая вперёд, скажу, что уж точно не по 3 записи на одного уникального. Предлагаю, к примеру, проверить сочетание "Георгий Спиридонович" (411 записей) или "Валентин Денисович" (71 запись), или "Лука Никифорович" (179 записей) как представительные согласно требований статистики к минимальной выборке (минимум 30 значений). Можно испробовать и более редкие. Результат будет одинаков - массовой системной повторяемости записей в количестве 3 и более на одного воина в ОБД нет. Не случится такого, что после отсева повторов уникальных Георгиев Спиридоновичей окажется 140 чел., Валентинов Денисовичей - 25 чел., а бойцов с именем Лука Никифорович - 60 чел. Уникальных персоналий окажется не менее 80-85 % из выборок (более 330, 56, 145 соответственно), а то и более. Это объективное состояние материала, не зависящее от пристрастий того или иного исследователя.

А что говорить о тех бойцах, кто вообще не учтён в ОБД, и, стало быть, - и в централизованном учёте потерь? О тех, кто напрочь забыт государством? А их от 5 до 8 % от официального количества участников войны (34,5 миллиона чел.), что составляет не менее 1725000 чел. (см. часть 1 цикла статей).

Попробуем проанализировать и другие источники сведений.

Известно, что в ЦАМО РФ в картотеке потерь рядового и сержантского состава 9-го отдела после более чем 20-летней работы все карточки сведены к единым уникальным знаменателям, а именно: 1 человек - несколько карточек, скреплённых вместе. Эта работа в ЦАМО РФ началась в период, когда во всех регионах полным ходом централизованно развернулась подготовка к изданию Всероссийской Книги Памяти. Подсчёт карточек был инициирован "сверху" из Генерального Штаба ВС РФ с целью оказания помощи в работе комиссии по подсчёту потерь личного состава армии и флота. Впоследствии надобность в ее результатах для комиссии отпала, но сама работа не прекратилась. В конце 2010 г. она была завершена. Результат ее стал ошеломительным. Он пока не был опубликован, но от этого не стал менее значимым. Подсчитаны по категориям потерь все карточки по буквам алфавита в картотеке потерь рядового и сержантского состава. Категориями потерь при подсчёте явились следующие:

- погибли по данным войск;

- то же по данным РВК и других;

- умерли от ран, болезней по данным войск;

- то же по данным РВК и других;

- пропали без вести по данным войск;

- то же по данным РВК и других;

- попали в плен по данным войск;

- то же по данным РВК и других;

- выбыли по другим причинам по данным войск;

- то же по данным РВК и других.

Т.е. и в этом случае специалисты ЦАМО РФ, как неизбежную данность, использовали при подсчётах сведения военкоматов по разным категориям и при выявлении уникальных персоналий учли их. И здесь уже никому не сослаться на "малограмотных девчонок" Управления по учёту потерь, якобы "сочинявших" лишнее. Будут ли опубликованы итоги этих подсчётов военным ведомством? Поживём - увидим, но предполагаю, что эти цифры в публикации МО РФ свет увидят не скоро.

"Скрепы" посчитаны, в итоге получилась сумма в 15,3 миллиона человек, учтённых уникально как потери личного состава солдат!!!

Обратимся к данным учёта офицерского состава. Как сказано выше, в ОБД имеется 1401605 записей из приказов Главного Управления Кадров НКО и МО СССР об исключении воинов из списков офицерского состава. Они в подавляющем большинстве повторяют сведения донесений о потерях из войск или донесения, уточняющие потери. Но и сам этот массив интересен с точки зрения определения количества утраченных офицеров. Согласно данных "Книги потерь" (см. указ. соч., с. 299), за 1941-45 гг. всего утрачено 1023088 офицера. Разница с количеством записей о них в ОБД из приказов об исключении из списков офицерского состава составляет 1401605 - 1023088 = 378517 записей, или 27 % записей в приказах могут оказаться повторными или ошибочными (воин остался жив, например). Уж больно велика разница, но, за неимением других объективных показателей, с официальной цифрой из "Книги потерь" с оговорками придётся согласиться.

Возможно, количество офицеров, уникально учтённых в ОБД утраченными, близко к официальным данным, однако, выше уже дан пример, иллюстрирующий то, что с учётом офицерских потерь также было не всё в порядке (о 393-м медсанбате). Из 5 офицеров в том примере в учёте потерь оказались четверо, из них двое сняты с учёта только в 1955 г., как выбывшие, но "без роду и племени", места службы, гибели, номера в/ч и даты смерти (Плаксин Захар Васильевич и Выборов Алексей Ильич). Пятый офицер, старший лейтенант Стеблин Михаил Моисеевич, вообще в учёт погибших не попал. Судьба угораздила его попасть в плен в донских степях 27 января 1943 г., бежать, вернуться в ряды РККА в свою же дивизию, а потом быть раненым в бою и умереть в медсанбате 16 апреля 1944 г. в Тарнопольской области. В централизованном учёте потерь есть сведения только о его попадании в плен. Фактически, не учтено в потерях трое из пятерых умерших офицеров всего в одном медсанбате за месяц войны! Нет никаких оснований полагать о том, что в прошлые годы была проведена проверка административных и финансовых документов всех лечебных учреждений РККА и РКВМФ, которая могла бы выявить дополнительное количество не учтенных в потерях офицеров и солдат. Их судьбы и неполученные деньги аккуратно учли в финансовых документах, но, как следует из примера, не удосужились продублировать сведения о судьбах в централизованном учёте потерь.

Численность безвозвратных потерь личного состава ВМФ по уникальным персоналиям, согласно данных той же книги (см. указ. соч., с. 256), составила 153741 чел.

На каждом километре...Суммируя уникальные "скрепы" картотеки потерь рядового и сержантского состава, численность выбывших офицеров и моряков, мы получим 15300000 + 1023088 + 153471 = 16476559 чел. Данное число даже превышает то, что получено выше при анализе ОБД за вычетом возможных повторов (15485951). Это означает, что выбранная нами ранее оценочная величина в 15 % повторов в массивах поимённых донесений о потерях из войск и донесений, уточняющих потери, недалека от действительности и заведомо перекрывает возможные повторные варианты. Также вполне вероятно, что оценочная величина повторов в 15 % от двух основных массивов данных принята нами завышенной и доля повторов может оказаться меньшей, например, около 10-11 % от каждого массива (донесения войск и донесения военкоматов). Тогда увеличится и количество уникальных персоналий в ОБД.

Можно ли полученную сумму в 16476559 чел. как-то ещё проверить?

Попытаемся. В военкоматах в настоящий момент имеется не менее 12400900 извещений о судьбе военнослужащих всех подчинённостей. Уважаемый авторский коллектив "Книги потерь" отверг эти сведения (см. указ. соч., с. 55) как некорректные якобы ввиду повторности, оформления части их на погибших в других ведомствах и по прочим причинам. Т.е. и в этом случае авторы отвергли второй огромный массив поимённого учёта потерь в угоду цифровому. Подчеркнём, что указанное число учтённых извещений относится только к военкоматам России и никак не учитывает численность извещений в органах военных ведомств стран СНГ и Балтии, т.е. в остальных бывших 14 республиках СССР.

Для чистоты анализа отнимем из этого числа извещения на воинов, служивших и погибших в пограничных и внутренних войсках НКВД - 61400 и 97700 чел. соответственно. Всего имеем 12241800 извещений из частей и соединений, подчинённых НКО и НКВМФ.

Но ведь это количество, зафиксированное по факту прихода документов в военкоматы. А сколько их в военкоматы не поступило? Разве уважаемые авторы "Книги потерь" попытались оценить - сколько извещений воинские части в период ведения боевых действий так и не выслали? И сколько извещений по разным причинам не поступило из Управления по учёту потерь рядового и сержантского состава и выписок из приказов ГУК НКО по офицерам в ответ на запросы военкоматов во время и после войны? По скольким воинам семьи так и не оформили запросы об их судьбе в связи с их ясностью для них, или отсутствием потребности в оформлении пенсии, или за недостаточностью оснований для её оформления - и, соответственно, не предъявили в РВК хранящиеся в семьях извещения? И главный момент: авторами не произведена оценка количества извещений, чьи подлинники проследовали мимо военкоматов прямиком в семьи и значительная часть их следом - в органы социального обеспечения.

Как это могло произойти? Очень просто - исключительно в связи с указаниями руководства, как и всё в армии. Причиной тому стали выходы Приказов НКО № 10 от 14.01.42 "Об изменении порядка высылки извещений семьям о гибели или пропаже без вести лиц среднего, старшего и высшего начсоставов и сверхсрочнослужащих", № 0270 от 12.04.42 "О персональном учете безвозвратных потерь на фронтах", № 214 от 14.07.42 "О порядке высылки войсковыми частями и учреждениями извещений о погибших и пропавших без вести в боях лицах начальствующего состава и сверхсрочнослужащих и о назначении пенсий семьям этих лиц" ("Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. - 1942 г.", том 13 (2-2), М.: ТЕРРА, 1997, сс.138, 202, 268-271 соответственно). Эти приказы предписывали во изменение норм Приказа НКО № 138 от 15.03.41 посылать теперь извещения о судьбах воинов в 2 адреса - в семью и в копии в военкомат. На деле оказалось, что многие тысячи извещений, высланные родственникам, копиями в военкоматы не дублировались, равно как и наоборот. А бывало, что и у родственников, и в РВК находились две равнозначных копии извещений из воинской части. Часто бывало, что извещения вообще никуда не высылались. Связано это было и с ненадлежащим исполнением Приказов, и с нехваткой бланков извещений в штабах воинских частей, и с забывчивостью исполнителей.

Порядок оформления пенсий был следующим. При поступлении извещения о судьбе в военкомат его работники фиксировали поступление извещения в книге учёта, затем выписывали дубликат документа, оставляя подлинник у себя. Дубликат выдавался родственникам и затем представлялся ими в органы соцобеспечения. Извещения, миновавшие РВК, также предъявлялись в собес получившими их семьями. Комиссия собеса рассматривала все обстоятельства и принимала решение - положено ли начислять пенсию в соответствии с действующим законодательством или нет. Все документы подшивались в пенсионное дело. Даже в случае отказа в начислении пенсии дело оставалось в архиве органа соцобеспечения вместе с извещением - подлинником или дубликатом. В конце 90-х гг. все сохранившиеся из них были переданы в распоряжение Пенсионного фонда РФ.

Извещения, как находящиеся в военкоматах, так и на руках у населения, и в Пенсионном фонде РФ, являются тем самым девятым громадным источником дополнительных сведений о персональных потерях, что не учтён централизованно, и не передан для оцифровки и включения в ОБД:

.

Извещение о судьбе Тонкого Ивана Алексеевича

.

Комментарий к фото извещения: Тонкий Иван Алексеевич, умерший в составе 2-го артдивизиона 33-й осбр 54-й армии Волховского фронта в марте-апреле 1942 г., в централизованном учёте потерь отсутствует, в ОБД "Мемориал" не значится.

.

Приведённое фото извещения 2-го артдивизиона 33-й осбр 54-й армии Волховского фронта о смерти Тонкого Ивана Алексеевича, 1906 г.р., уроженца Архангельской области, явным образом иллюстрирует сказанное выше. Воин не учтён в потерях в ЦАМО РФ, данных о нём нет и в ОБД "Мемориал" ни по одному из представленных к оцифровке источников сведений. А ведь после его смерти родственникам исправно выплачивалась пенсия, и о его гибели знали в семье, разве что не знали - где он похоронен, ибо об этом забыл упомянуть исполнитель извещения в штабе 2-го артдивизиона 33-й осбр. Восполняя пробел, можно довольно точно назвать место гибели - Тосненский район Ленинградской области, и даже точнее - у дд. Смердыня, Малиновка, Зенино.

Авторами "Книги потерь" не оценено то возможное количество подлинников извещений, которые находятся вне военкоматов, - в Пенсионном фонде и на руках у населения. Сколько их может быть? По нашим оценкам, базирующимся на анализе свыше 150 тысяч извещений в Архангельской области, около 25 % их прошло мимо военкоматов. Они представлены в подлинниках и заверенных копиях в пенсионных делах в качестве оснований для начисления пенсий, а также находятся на руках у граждан. В книгах учёта поступления извещений в военкоматах упоминания о них нет, соответственно, в численности 12241800 они не учтены.

Даже если мы вычтем из количества в 12241800 извещений те, что принадлежат категориям лиц, перечисленным на с. 55 "Книги потерь" (до 200000 документов - из других ведомств, повторы извещений и оставшиеся в живых), мы получим 12041800 уникальных документов. И 25 % от этого числа составят дополнительно не менее 3 миллионов извещений. В сумме получим около 15042000 извещений, имеющихся в России.

Сколько извещений находится вне России? Вряд ли сейчас кто-то может назвать эти данные без опубликования их военными ведомствами бывших республик СССР. Можно предположить лишь то, что их количество пропорционально долям потерь воинов по национальностям. Отдавая отчёт в сугубой приблизительности этой оценки, тем не менее, на основании официальных данных о долях национальностей в общем объёме потерь военнослужащих (см. указ. соч., с. 52), мы можем предположить о том, что доля извещений по лицам, проживавшим в РСФСР, чьи извещения остались в России, может составить около 72 % - по величине доли русских в общем учёте потерь. Соответственно, вне России могло оказаться около 5853653 извещений (28 %). В сумме мы получаем общее возможное количество извещений около 20905903. С учётом извещений пограничных и внутренних войсках НКВД (61400 и 97700 чел. соответственно) общее возможное количество имеющихся уникальных извещений в России, других странах СНГ и Балтии может составить не менее 20-21 миллиона документов.

Этот факт, в дополнение к уже произведённым оценкам, также означает, что численность безвозвратных людских потерь армии и флота в Великой Отечественной войне не может быть в 8,67 миллиона человек. Она заведомо больше.

Есть пятый способ показать ошибочность методики расчётов авторского коллектива "Книги потерь", и он, на наш взгляд, несмотря на логичность и прозрачность четырёх других способов, показанных выше, является самым главным.

Заключается он в безотрывном сопоставлении между собой:

- сведений БЧС войск;

- данных о пополнении, поступившем в войска;

- соответствующих поимённых данных о людских потерях за определённый период.

Первый компонент выборочно был использован авторами в расчётах "Книги потерь" при анализе операций, где наши войска понесли невосполнимые потери и не отчитались за них, ибо было некому. В качестве основания для расчёта потерь частично были приняты данные численного состава войск на момент начала операции. Но этот же способ не был использован в глобальном смысле для анализа всех операций и войны в целом, скорее всего, ввиду трудоёмкости. И совершенно был выпущен из поля зрения другой важнейший компонент - сведения о поступившем на фронт пополнении. За основу официальных расчётов потерь были приняты только цифровые рапорты войск о потерях по всей вертикали за периоды боёв без их сопоставления с численным составом войск на начало и конец периодов и пополнением в них за то же время, без сопоставления с именными данными по списочному составу о всех погибших и пропавших в каждом временном интервале.

Проиллюстрируем.

По крайнему сохранившемуся донесению от соединения можно оценить его численность перед боями, в которых оно погибло. То же и по армии, и по фронту, просто чуть больше времени нужно потратить. Численность бойцов и командиров жёстко коррелировалась с количеством вооружения, боеприпасов, продовольствия, амуниции и снаряжения. Поэтому данные о численности бойцов на конкретную дату являются приоритетными в любых расчётах, в т.ч. в подсчёте потерь. Приход и распределение пополнения также фиксировались отделами укомплектования штабов армий. Сопоставление списочной численности соединения после окончания боёв, если оно сохранилось и представило донесение о БЧС, с такими же сведениями, поданными до начала боёв, с учётом пополнения (если оно было) даёт достоверную картину движения личного состава (убавилось, или осталось прежним, или прибавилось). Что же тут сложного? Её можно спустя время уточнить, если позволят обстоятельства, но при всяком раскладе - это элементарный метод для любого штабиста. А вот отошлёт ли он по инстанции донесение, если такой способ подсчёта не был узаконен действовавшими Наставлениями и инструкциями?

Понятно, что всех числившихся в войсковой части бойцов после поражения будет справедливо учесть потерянными, по крайней мере - пропавшими без вести в цифровом донесении о потерях. Подкрепить их именными списками при из рук вон плохом учёте личного состава в первый период войны, или гибели учётных данных было весьма сложно. Позаботиться о них было уже некому. Но достоверные цифровые данные о потерях в войну можно же было оформить и представить на основе анализа сведений БЧС за период боёв! Первая мысль о причине отказа от этого - хромала сама система цифрового учёта потерь, основанная на поданных донесениях подчинённых частей. Формально по срокам она была увязана с представлением данных о БЧС, но не предусматривала одновременного заполнения сличительной ведомости за отчётный период:

- было на начальную дату отчётного периода;

- прибыло пополнения за период;

- осталось на конечную отчётную дату;

- убыло личного состава за период.

Второе предположение - исполнители лукавили на свой страх и риск. А если первое ещё и усугублялось вторым? Чего тут больше?

Начальник отдела укомплектования штаба Северо-Западного фронта (далее СЗФ) полковник В. Каширский в августе 1941 г. представил первое донесение фронта за войну о количестве потерь личного состава подчинённых войск сразу за июнь-июль 1941 г. (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 71, лл. 121-123). Всего на 57207 человек всех категорий - и безвозвратных, и санитарных, и других потерь в боевых и остальных частях фронта, причём, в фонде документов СЗФ других цифровых донесений, учитывающих потери всех имевшихся к началу войны соединений и частей фронта, за это время попросту нет. Не сохранились, даже если были. За 40 суток (22 июня - 31 июля) с фронтом чего только не произошло: он 2 раза был фактически разгромлен, и людей потеряно в несколько раз больше, чем учтено в донесении В. Каширского. А оно "тянет" на потерю лишь 4-х сд полного штата военного времени 04/100 (14583 чел.).

Ниже перечислены 13 сд по 12-15,5 тысяч человек начальной численности, имевшихся во фронте до начала войны, а также 4 танковых и 2 моторизованных дивизии (далее тд и мд), каждая в численности от 8 до 11 тысяч человек. Все соединения потеряли не менее 90 % своего первоначального состава, а некоторые по 1,5 состава к 01.08.41. Дополнительно в шести, почти полностью разбежавшихся кто куда после начала боёв, прибалтийских дивизиях (179-184 сд), насчитывалось поначалу ещё 30000 человек. К 21 августа 1941 г. в 181 сд осталось 40, а в 183 сд - 60 латышей (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 7, л. 239). Эти дивизии к середине июля восстановили за счёт пополнения русскими солдатами из Московского военного округа (далее ВО), которые также понесли многочисленные потери к моменту составления донесения СЗФ от 1 августа. Кого-то из националов сумели учесть как сдавшегося немцам или дезертира, а большинство просто забыли, утратив учётные документы. Очень многие из них потом воевали с нашими дедами в составе национальных соединений СС.

В июле в состав фронта дополнительно прибыли новые полнокровные соединения полного штата военного времени 04/100 (5 дивизий - 70, 111, 118, 235, 237 сд). Одна из них тут же после первого нажима пехотного полка немцев в панике разбежалась (костромская 118 сд), бросив подчистую всё вооружение и потеряв за 5 суток почти 9000 чел., вторая (вологодская 111 сд) потерпела поражение восточнее Острова и рассыпалась, потеряв комдива, собрали ее только в районе Луги; третья (ивановская 235 сд) после рассечения ее немцами была разделена командованием Северо-Западного направления пополам для Северного и Северо-Западного фронтов по разным направлениям, что не принесло никакого, кроме потерь, результата. И лишь две дивизии (70, 237 сд) компактной массой вступили в бои, принесшие успех, - знаменитый контрудар под Сольцами, который, впрочем, закреплён так и не был, и Сольцы спустя всего 6 суток пришлось вновь оставить. Обе дивизии в итоге потеряли до 20 % от штатного личного состава за неделю боёв.

Оставляя за рамками исследования многочисленные абсурдные приказы и действия командования направления, фронта и армий, приведшие к двум поражениям такой большой массы войск фронта всего за 40 суток войны, мы не можем не сказать о всех соединениях и отдельных частях, без преувеличения, лёгших костьми к исходу июля 1941 г. (25 сд, 8 тд, 4 мд и другие): 5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 70, 90, 111, 118, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 188, 235, 237 сд, 22 сд НКВД, 2, 3, 5, 21, 23, 28, 42, 46 тд, 84, 163, 185, 202 мд, 5 вдк в составе 9, 10, 201 вдбр, 1 огсбр, 25, 41, 42, 44, 45, 46, 48 УР, 9 и 10 абр ПТО, 10, 12, 14 абр ПВО, 11 отдельных артполков. С 14 июля от фронта в результате наступления немцев оторвались целая армия (8-я) в составе 8 дивизий и стрелковый корпус (41-й) в составе 2-х сд, в состав 22-й армии Западного фронта с 10 июля отошли остатки 126 и 179 сд, дотоле пребывавшие в составе СЗФ и чьи потери также были потерями СЗФ. Впечатляющий список, склоним головы перед погибшими!

Это перечень войск уровня дивизия - бригада - отдельный полк, находившихся в разное время в составе СЗФ в период июня-июля 1941 г. и понёсших огромные безвозвратные потери, установить которые численно можно только расчётным методом. То есть, зная их численность на момент ввода в бой, установив количество пополнения, влитого в каждое соединение на момент окончания расчётного периода, и зная численность по списку на тот же момент.

СЗФ до войны на 9 июня 1941 г. имел в списочном составе боевых частей - стрелковых, танковых и моторизованных дивизий, артбригад ПТО и ПВО, воздушно-десантного корпуса, артиллерии РГК всего 347987 чел. (ЦАМО РФ, ф. 16-А, оп. 2951, д. 235, лл. 86-124). Этот документ достоверен, он не составлен "задним числом", как предполагается в отношении подобных документов военных округов в статистическом сборнике № 1 "Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны" (М.: ИВИ МО РФ, 1994 г., с. 4). На документе стоят автографы заместителя начальника штаба ПрибОВО генерал-майора Д. Гусева и начальника оргмоботдела штаба ПрибОВО интенданта 1 ранга Ф. Камшилина. Находятся они в деле с документами довоенного периода. Кстати сказать, по данным статистического сборника № 1, общая численность войск СЗФ всех видов на 22 июня 1941 г. составляла 369702 чел. (там же, с. 16).

В числе 347987 чел. учтёна численность соединений и частей только боевого состава (ск, сд, мк, тд, мд, УР, вдк, вдбр, абр ПТО, абр ПВО, ап РГК) без соединений и частей ВВС, частей обеспечения и тыла СЗФ, без многочисленных строительных частей и саперных батальонов дивизий, в т.ч. из внутренних военных округов (всего 99 строительных, саперных, автобатальонов - ЦАМО РФ, ф. 140, оп. 13002, д. 2, л. 75), которые находились на строительстве рубежей у госграницы. Вместе с ними численность всех войск, находившихся в полосе СЗФ, в т.ч. тех, что на начало войны ещё содержались по штатам мирного времени, превышала 400000 человек.

После начала войны до 10 июля 1941 г. в СЗФ поступил приписной состав регионов комплектования (Московский ВО) на развёртывание частей и соединений до штатов военного времени (около 160000 чел.), а также пополнение маршевыми батальонами из ЛВО, АрхВО, МВО и ПриВО в количестве 26000 чел., в т.ч. 24 маршевых батальона, 5 дивизионов и 12 артбатарей (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 30, л.56 и ф. 56, оп. 12236, д. 117, л. 2). В сумме с довоенной численностью боевых частей (347987 чел.) имеем почти 534000 чел., подчёркиваю, без учёта численности остальных войск в полосе СЗФ, подчинённых напрямую или в оперативном отношении штабу фронта. Это наш ресурс для анализа ситуации с потерями боевых частей за период 22 июня - 1 августа 1941 г. Формула та же: было, прибыло, стало.

Если представить, что в сд в боях не вливалось пополнение (а оно вливалось многими тысячами в каждую), а общие потери в каждой из них, анализируя данные о БЧС, в среднем оценить в 10000 чел. (убитые, раненые, пропавшие без вести, прочие), то даже при таком поверхностном расчёте мы выходим на число в 13 х 10000 = 130000 чел. отсутствующего личного состава и почти 22000 чел. из прибалтийских соединений, всего 152000 чел. убыли только в стрелковых дивизиях СЗФ. Но убыль в сд была ещё больше, по 12-14 и более тысяч человек с начала боёв (см. таблицу 4 ниже)! Ту же 128 сд до августовского разгрома восстанавливали в июле уже 2 раза, ибо из кольца она каждый раз выходила лишь мелкими группами! Чего стоит документальное признание начальника штаба 128 сд полковника П. Романенко (ЦАМО РФ, ф. 33, вх. 16894 от 24.07.1942, л. 6): "Представить сведения и выявить потери личного состава дивизии и частей, входящих в состав дивизии, с начала военных действий не представляется возможным ввиду отсутствия документов, касающихся персонального учёта и потерь личного состава в период с 22.06.41 по сентябрь 1941 г.".

Две танковых дивизии (2 и 5) полностью погибли в первых же боях (21000 чел.), сведений об их потерях и БЧС нет в донесениях СЗФ, ибо некому было их представлять. Остальные имевшиеся танковые и моторизованные дивизии (23, 28 тд, 84, 202 мд) и вновь включённые в состав СЗФ (3, 21, 42, 46 тд, 163, 185 мд) также потеряли около 70-90 % и выше личного состава каждая, что в сумме даёт за июнь-июль по механизированным соединениям потери не менее, чем в 110-115 тысяч чел.

В итоге по самым скромным подсчётам, основанным на донесениях войск о наличии личного состава, убыль его к 1 августа в одних только сд, тд, мд, вдк, абр, ап оценивается в 326909 чел. (см. ниже табл. 4). И ведь, кроме перечисленных боевых, во фронте было еще много других самых разных частей, также утративших значительную часть своего личного состава:

.

Численность личного состава, некомплект, оценка потерь войск СЗФ к 09.07.41 и 01.08.41.

Примечания:

1. Численность по списку боевых частей СЗФ, представивших отчётные документы к 03-09.07.41 (с учётом восстановленных 90, 180, 181, 182, 183 сд) без погибших соединений 67, 184 сд, 3 мк, 2, 5 тд.

2. Общая оценка потерь боевых частей 8, 11, 27 А к исходу 09.07.41 на основании сведений о боевом и численном составе войск за период 03-09.07.41 (с учётом оценки числа изъятого и бежавшего л/с прибалтов 180, 181, 182, 183, 184 сд - около 21900 чел.).

3. Численность по списку боевых частей СЗФ, представивших отчётные документы к 10-15.07.41, в т.ч. убывших с 14.07.41 в подчинение СФ в составе 8 А.

4. Численность по списку боевых частей СЗФ, представивших отчётные документы к 20.07.41, без убывших с 14.07.41 в подчинение СФ в составе 8 А.

5. Без боевых частей 8 А.

6. Общая оценка потерь первоначального перечня боевых частей 8, 11, 27 А к 01.08.41 на основании сведений о боевом и численном составе войск за период 22.06.-01.08.41 (с учетом потерь убывших с 14.07.41 8 А, 41 ск, 126, 179 сд, всего 12 сд, 1 осбр).

7. Оценка потерь 235 сд без той её части (1/2 сд), что убыла в распоряжение СФ после рассечения в середине июля 1941 г.

8. Потери 21 тд 10.07.-01.08.41 в составе СЗФ.

9. Общая оценка нарастающим итогом потерь боевых частей 8, 11, 27 А к 01.08.41 с учётом вновь прибывших и убывших на основании сведений о боевом и численном составе войск за период 22.06.-01.08.41 (в т.ч. с потерями за период 22.06.-14.07.41 8 А, 41 ск, 126, 179 сд, всего 12 сд, 1 осбр).

10. Таблица составлена по данным ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, дд. 7, 19, 30, 53, 54, ф. 344, оп. 5558, д. 4.

11. Управления корпусов показаны с корпусными частями (обс, сапб, ппс, кап, мцп, пр.).

* - численность дивизии после восстановления из остатков.

.

Общая оценка потерь боевых частей 8, 11, 27 А к исходу 09.07.41 на основании сведений о БЧС войск за период 03-09.07.41 (с учётом оценки числа изъятого и бежавшего личного состава прибалтийских 179, 180, 181, 182, 183, 184 сд - около 21900 чел.) составила 260298 человек.

В официальных отчётных данных о БЧС 8, 11, 27 армий и частей, подчинённых Военному Совету СЗФ (см. таблицу 5), имеются следующие цифры на 10 июля 1941 г. (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 47, лл. 6-13, 15-20):

.

Официальные отчётные данные о БЧС 8, 11, 27 армий и частей, подчинённых Военному Совету СЗФ и расчётный некомплект их

.

Разница между численностью по штату и по списку оказалась в 241744 чел. по всем, а не только по боевым, соединениям и частям. Эти же данные подтвердил и заместитель начальника штаба СЗФ генерал-майор Д. Гусев, обозначив некомплект личного состава всех подчинённых фронту войск по штатам военного времени на 10 июля 1941 г. в 241017 чел. (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 47, л. 14). Замначштаба фронта подтвердил приведённые выше расчётные выкладки, причём в указанном им некомплекте учтены соединения 8 армии, ещё не переданные в состав Северного фронта! И вроде бы всё сходится, но не тут-то было.

Наша оценка убыли согласно отчётов соединений и частей только боевого состава на ту же дату - 260298 чел. Оказалось, что разница с данными Д. Гусева объясняется тем, что штаб СЗФ представил сведения о штатной и списочной численности не всех имевшихся частей и соединений фронта. Отсюда и некомплект, показанный выше, занижен и недостоверен. Например, не включены в расчёт штабистами погибшие 3 мк, 2 и 5 тд, в связи с неподачей нет сведений о 67 сд, 3 осбр, 41 ск (118, 235 сд), 21 мк, 21 тд, 70, 237 сд, а по 111 сд данные требовали проверки в связи с её поражением (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 47, л. 6). В любом случае, невооружённым глазом видна разница цифр наших расчётов и расчётов 70-летней давности. И эта невязка не в пользу отчётности штаба СЗФ. Ведь знаменатели расчётов разные: СЗФ отчитался по всем войскам, наш расчёт - только по боевым!

За каждой входящей цифрой таблицы 4 стоит строка архивного документа из сводных и отдельных донесений о списочной численности личного состава войск СЗФ, включая полевые управления фронта и армий и подчинённые им соединения и части. Также следует отметить, что в период 3-10 июля производилось восстановление 5, 11, 23, 48, 90, 125, 128, 180, 181, 182, 183 сд, 84 мд, 5 вдк за счёт прибывающих из Московского ВО военнообязанных запаса приписного состава, всего около 75000 чел. Т.е. разница между штатной численностью и списочной в отчёте штаба СЗФ (241017 чел.) была уменьшена на 75000 человек. Если не считать это "вливание", то к 10 июля некомплект составил бы около 316000 чел. А это уже близко к истине, поскольку покрывает убыль боевых соединений и частей и включает убыль всех остальных.

Небольшая ремарка. Если сравнить с реальным (не штатным) наличием по списку на 22 июня 1941 г. танков в частях ПрибОВО - 1549 шт. ("Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны" Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)", М.: ИВИ МО РФ, 1994, с. 17), то напрашивается вопрос: недостача за 18 суток войны в 316000 человек и 1156 (1549 - 393) танков - это ли не разгром?

К 1 августа 1941 г., как следует из таблицы 4, те же боевые войска, что были к началу войны в составе СЗФ, утратили уже 326909 чел. по всем категориям потерь. С учётом оценки потерь вошедших в состав СЗФ в июле новых соединений, оценка общей величины убыли личного состава боевых частей фронта к 1 августа 1941 г. составляет 326909 + 50560 = 377469 чел. Сравните с докладом В. Каширского (57207 чел.) за части всех видов на то же число. Разница почти в 6,6 раз!!!

Подчёркиваю особо - наши расчёты проведены по сопоставимым показателям, т.е. знаменатель расчётов при оценке боевых действий конкретных соединений одинаков - донесения о численности личного состава боевых частей войск, в то или иное время входивших в состав СЗФ: столько-то вошло в бой, столько то прибыло и влито пополнения, столько-то осталось после боёв. Дебит - кредит, как говорят финансисты, ничего сложного.

Что же показано авторами "Книги потерь" за потери СЗФ в оборонительной операции в Литве и Латвии 22.06.-09.07.41? Ниже в таблице 6 дана часть таблицы авторов в разрезе только за войска СЗФ (см. указ. соч., с. 76):

.

Боевой состав, численность советских войск и потери СЗФ 22.06.-09.07.41 согласно данных

Как говорится, без всякого ёрничанья, - почувствуйте разницу оценок в представлении данных за один и тот же период. Откуда авторами взята численность войск СЗФ в 440000 человек (почти на 100000 больше официально имеющейся в двух указанных автором статьи выше источниках) - вопрос. Помимо этого, представленная выше нами оценка потерь боевых соединений и частей к исходу 09.07.41 составляет не менее 260298 человек без учёта потерь дополнительно вошедших в состав фронта войск и без учёта потерь частей обеспечения и тыла - и она разительно отличается от сведений книги. Как можно было авторам "Книги потерь" не заметить ошеломляющих цифр БЧС дивизий с разницами в 12-14 тысяч человек до войны и после ее начала? Авторы представили потери по всем видам войск за тот же период в 3 раза меньше, ибо, вероятно, основывались только на донесениях войск и фронта о потерях без сличения этих данных с их же сведениями о боевом и численном составе и пополнении в них.

Но если 128 сд отчиталась за свои потери в войне на 1 августа 1941 г. в 527 человек (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 71, л. 123), утратив свыше 14000, - этому донесению прикажете верить? К слову сказать, обнаружить в архиве донесения войск о потерях таковыми, чтобы их сумма была сопоставимой с данными авторов "Книги потерь", не удалось. Фонды СЗФ и его армий проверены полностью.

Ещё момент. Если следовать логике авторов "Книги потерь" (см. таблицу 6), то общая численность войск СЗФ на утро 10 июля 1941 г. должна была составить 440000 - 87208 = 352792 чел. Что имелось по факту? Согласно донесений о БЧС СЗФ (см. таблицу 5), общая численность всех войск фронта по списку, включая 8 армию, а также тыловые и запасные части, составила 171578 чел. Откуда авторы "Книги потерь" в своей публикации взяли дополнительные 181214 чел. на 10 июля - непонятно.

Для сравнения: на 20 июля во фронте по списку (без 8 армии) - 217872 чел. (ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 47. л. 51). И тут разница в 135 тысяч.

Но и это ещё не всё. Согласно информации той же книги (см. указ. соч., с. 192), за полгода войны (22.06.-31.12.41) СЗФ потерял только 270087 чел. по всем категориям. Как видно из приведённого выше материала, выявленная нами убыль личного состава за период с начала войны по 10 июля 1941 г. (260298 чел.) почти полностью покрывает полугодовую официальную численность потерь фронта, включённую в расчёты "Книги потерь". А если взять оценку потерь за период до 1 августа 1941 г. (377469 чел.), то разница в 107 тысяч человек уже будет вопиющей. И ведь до 31 декабря 1941 г. - еще 5 месяцев войны и два новых провала боевых действий войск фронта в августе и сентябре!!!

В следующей части статьи вопрос потерь СЗФ за весь 1941 год будет рассмотрен более детально.

.

Версия части 1 статьи в pdf.

Версия части 2 статьи в pdf:

Версия части 3 статьи в pdf.

Версия части 4 статьи в pdf.

.

Продолжение следует.

.

И.И. Ивлев.

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
Пультовая охрана в Санкт-петербурге.
Общероссийская организация "ПОИСК"
Учредительные док-ты
Нормативные док-ты
События
Партнеры
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
Карты и схемы
Песни Николая Емелина
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.